• 11-04-2007 (16:03)

Власть марша

Кремль провоцирует гражданскую войну

update: 14-10-2009 (17:35)

"Марши несогласных" стали политической реальностью. Марши вывели людей на улицы, а там граждан ждала встреча с государственной машиной лицом к лицу: шеренги ОМОНа, военные грузовики, водометы, вертолеты, дубинки и пинки. Граждане не часто встречаются с государством, а если встречаются – то быстро распознают ложь: будь то отполированная "прямая линия" с президентом или улыбающиеся тетушки в ближайшей избирательной комиссии, или "городское мероприятие", на которое сгоняют радоваться из-под палки. Вроде бы праздник, да не наш. А вот "Марши" - другое дело! На улице – НАШ праздник, в НАШЕМ городе, в НАШЕЙ стране.

На "Марш несогласных" выходят разные люди. Кому-то кажется это странным и противоречивым. Но как раз в этом и есть смысл: теперь на улице формируется площадка для согласования интересов. На улице происходит то, что должно было бы происходить в парламенте. Но парламент в нашей стране как институт – мертв, поэтому он возрождается на улице.

Марши – это предъявление себя. "Марш несогласных" - предъявление себя гражданами, выключенными из политической системы. Граждане в нынешней России не решают вопрос о власти: он решается очень узкой группой людей, которая проводит внутри себя самой "выборы", "избирательные кампании", "регистрацию партий" и пр. Этой узкой группе людей кажется, что набор этих бутафорских процедур - и есть решение вопроса о власти.

Делегитимировав и обесценив выборы, отстранив от участия в них подавляющее число граждан, представляющих самые разные социальные, политические и идеологические группы, власть сама загнала себя в ловушку: вопрос о власти теперь будет ставиться и решаться на улицах, на площадях, на "Маршах несогласных". Именно там будет создаваться новая легитимность, новая площадка для согласования интересов граждан по поводу страны и власти. У кого-то с осени-2007 будет "избирательная кампания" - повторение спектакля под названием "выборы". Все актеры, задействованные в спектакле, давно выучили свои роли, а финал известен режиссеру заранее, поэтому ни один из значимых для будущего страны вопросов по ходу пьесы не только не будет решен, но даже не будет поставлен. А за пределами этого "театра" будет бурлящая улица, где и решится самый важный вопрос – вопрос о власти. Улица граждан предъявит свое право на власть, пока группа близоруких людей будет считать, что этот вопрос касается только их узкого круга.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Где может найти себе место гражданин в процессе выяснения отношений между Грызловым и Мироновым на парламентских "выборах"? Какой вопрос о будущем России на карте, когда единороссы борются со справедливороссами? Никакой. Поэтому место гражданина – на улице.

Пришло время, когда граждане должны снова сказать свое слово, выразить свое отношение к творящемуся в стране. Было очень удобно долгое время не спрашивать их об этом. Но это время кончается.

Власть сделала все, чтобы граждан России превратить в ничто, в полный ноль, в не принимаемую в расчет величину. Иногда вечерами гражданин, придя домой, усиленно ищет себя в государстве Россия – и не находит! Потому что нет его там! Появись гражданин в "инстанции" - ему тут же дадут понять, что он обуза и для него ничего сделать невозможно, если только он не обратиться к прослойке "государственных посредников", как лишай, плотно опоясывающих любую, даже самую жалкую госконтору.

Властным пропагандистам очень удобно навесить на "Другую Россию" образ разрушителей и дестабилизаторов. Разрушать можно, только если что-нибудь построено. Что на самом деле построено? А построено очень маленькое, крошечное государство Нефтяная Россия, жителями которой являются от силы 5% населения реальной России. Остальные граждане из построенного государства просто исключены, ибо Нефтяная Россия для своего существования и благосостояния в них не нуждается. Нефтяная Россия уже давно де-факто отделилась от России большой, только это пока мало кто может осознать, потому что большинство пытается мыслить государства в устаревшем географическом смысле.

Наша цель – государство Россия воссоздать, восстановить, вернув всем гражданам право и возможность решения вопроса о власти и о стране. Мы собираемся не "валить власть", а устанавливать новую власть, легитимную для большой России.

Сейчас власть свою легитимность пытается высмотреть в телевизоре. Разве может придавать ощущение легитимности толпа наемных полупьяных Дедов Морозов и Снегурочек, почему-то ошивающихся в выходной день на проспекте Сахарова?

Власть не падает в руки, ее берут. Мы должны ее взять там, где ее попросту нет: над значительной частью страны, которая неинтересна для "Нефтяной России".

У нашей, Другой России есть Конституция, которой мы следуем. Наша Конституция Нефяной России мешает, выполнять ее – сложно и неудобно. Поэтому Нефтяная Россия нашу Конституцию давно уже нарушает, ищет в ней лазейки и лелеет мысль о том, чтобы нашу Конституцию поменять.

У Нефтяной России есть свой "основной закон": "вопрос о режиме и его смене не может обсуждаться и ставиться на повестку дня. Этот режим – навсегда". Именно так: Нефтяная Россия - это не страна, не государство, это политический режим, который возомнил себя государством. Именно поэтому мы говорим о смене режима, о его демонтаже, что в результате должно привести к восстановлению России как государства ее граждан.

Власть подталкивает к крови. Первая кровь уже пролилась, когда в Питере иногородний ОМОН дубинками и кулаками разгонял петербуржцев с улиц их города. Сейчас власть желает еще большей крови – теперь ОМОН, по ее мнению, неэффективен, теперь власть хочет получить кровь, сталкивая граждан на улицах, провоцируя появление новых "игроков улицы". Сама-то она хочет остаться в стороне, отдав решение вопроса о своей судьбе на разрешение улицы. Так на улице вопрос о власти решится однозначно: власти нет, она самоустранилась! Это худшее, что она могла придумать! Теперь она может только наблюдать, как будут разворачиваться события, а потом позорно бежать, переодевшись в женское платье.

"Другая Россия" по-прежнему остается в законном, легитимном поле. Мы не нарушили ни одного закона (чего нельзя сказать о самой власти). Наша легитимность на данный момент – сильнее. Именно этого власть и опасается, потому что чувствует, что сама она стоит на соломенных ногах, пошатываясь от нефтяного дурмана. Именно поэтому она хочет подтолкнуть к крови, спровоцировать ее. Кровь обнуляет, возвращает на исходные, делигитимизирует всех, в том числе и невиновных.

Власти очень нужна кровь "Другой России". Путинская власть на крови пришла и на крови все два срока стояла: на крови жителей московских домов, взорвавшихся в 1999 году, крови чеченской войны с обеих сторон, крови "Норд-Оста» и Беслана. Путинскому режиму, чтобы выжить, нужна еще кровь, новая, свежая. Жертвой выбрана "Другая Россия", палачом – ОМОН и проплаченные политические зомби. Понимая это, мы должны крови не допустить.

Мы должны понимать, что власть очень хочет "маленькой гражданской войны", в ситуации которой она может вернуть себе легитимность, эту войну остановив. Поэтому власть будет всеми силами эту войну провоцировать. Но мы не должны этой войны допустить.

Власти нужна кровь. Нам – нет.
Власти нужна война. Нам – нет.
Нам нужна Другая Россия, Россия граждан, а не овец на заклание.

Марина Литвинович

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
Материалы раздела
  • 10-06-2016 (12:01)

Солдат погиб, упав с пятого этажа госпиталя в Чите через неделю после призыва

  • 27-05-2016 (09:44)

Кэмерон: Лидеры G7 договорились о важности продления санкций против РФ в июне

Реклама
orphus
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама