Очередной "Марш несогласных", прошедший 18 мая в Самаре параллельно с саммитом "Россия-Евросоюз", привнес свои ноу-хау в стратегию и тактику предвыборной борьбы. С одной стороны - стал первым официально разрешенным шествием объединенной оппозиции. С другой – силовые структуры по печальной традиции вновь вставляли палки в колеса организаторам, участникам, правозащитникам и даже освещавшим мероприятие журналистам. Дубинками, к счастью, в этот раз никого не били: работали "тонко", взяв на вооружение старую, как мир, тактику - "придраться можно даже к фонарному столбу", откровенно запугивая людей. Но несмотря ни на что "Марш" все-таки состоялся!

Неужели в Кремле наконец-то, поняли: старые "техники" борьбы с "несогласными" приводят лишь к обратному эффекту! Ведь в России любят как раз тех, кого обижает власть, кого несправедливо и жестко преследуют за убеждения – на этом в свое время въехал в Кремль сам Борис Ельцин. И потому, сколько не показывай по телевизору пропагандистской шелухи про "специально обученных бабушек", бросавшихся в ОМОНовцев текстами Конституций, люди даже в новостях НТВ видят выстроившийся против тех же бабушек ОМОН. И если даже допускают, что среди них могут быть провокаторши - искренне не понимают, что же они за ниндзя такие, раз только ОМОН с ними совладает? По данным опросов общественного мнения, все больше россиян симпатизируют "несогласным"!

И вот 18 мая в Самаре было решено ОМОН против демонстрантов не использовать, ограничиться силами обычной милиции и даже в кои-то веки разрешить само шествие! Впрочем, злые языки говорят: это не звезда с неба упала, чудес на свете не бывает. Акцию протеста были вынуждены разрешить после звонка Владимиру Путину от его высокопоставленной гостьи - Ангелы Меркель, а та накануне саммита выражала обеспокоенность происходящим.

Однако, формально разрешив "Марш несогласных", фактически его так и не дали провести так, как планировалось. Сделали все возможное, чтобы акция протеста не превратилась в многотысячное шествие. В Самару не смогли приехать "харизматические" лидеры оппозиции, Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов. Не по своей воле – их фактически задержали в аэропорту до вылета последнего "борта" на Самару. Не смогли "прорваться" в город на Волге и Сергей Удальцов, Марина Литвинович, известные правозащитники, журналисты, просто участники из других городов. А исполнительный директор ОГФ Денис Билунов, добравшийся до Самары, был задержан уже там и фактически остался без денег: у него изъяли 95000 якобы "фальшивых" рублей, хотя на самом деле сумма предназначалась для оплаты гостиницы, транспорта и питания лидеров и активистов "Другой России", для аренды грузовика – трибуны и звукоусилительной аппаратуры.

Мои знакомые, живущие в Самаре – далекие от политики люди, рассказали, что по городу гуляли удивительные слухи, кем-то умело "вброшенные" в массы: как всегда, про "геев-скинхедов", которые "приедут со всей России бить витрины", про то, что якобы всех участвующих в "Марше" молодых людей будут задерживать и забирать в армию, для чего продлили часы работы военкоматов. А также, что это будет "марш дуралеев и бездельников, не знающих, чем им заняться". В соответствии с кондовыми рецептами, "бездельникам" тут же начали это занятие придумывать.

Так, например, 4 мая на железнодорожном вокзале сотрудники УБОПа задержали участника форума "Другая Россия", журналиста Дмитрия Трещанина, в принудительном порядке действительно доставили его в военный комиссариат, где "забрили в солдаты". А далее самарские "силовики" сконцентрировали свое внимание на "правовой истории" других активистов – одним припомнили условные сроки за акцию в президентской администрации трехлетней давности, другим - неуплаченные штрафы за переход дороги в неположенном месте. Третьих попросту задерживали на улице по причине внешнего "сходства с ориентировкой" на преступников, у четвертых вдруг обнаруживались нелицензионные программы, установленные на компьютерах... Короче – как гласит русская пословица – придраться можно даже к фонарному столбу. Было бы желание...

Грандиозный размах всей этой "спецоперации" заставил Владимира Путина вновь выслушивать неприятные вопросы на самарском саммите – например, существует ли в России "демократия в чистом виде". Канцлер Германии Ангела Меркель, председательствующая в Евросоюзе, вновь заявила, что обеспокоена ситуацией, складывающейся в России вокруг так называемых "Маршей несогласных". И что ее "тревожит то, что некоторые граждане имели проблемы с въездом в город", где, как она надеется, "люди все же смогут выразить свое мнение".

-Мне они ("несогласные") ничем не мешают, - удивил собравшихся лидеров стран ЕС и журналистов Владимир Путин. - Нам нечего бояться маргинальных групп, тем более столь малочисленных. Но правоохранительные органы во всех странах практически применяют средства превентивного воздействия. Хорошо это или плохо? Я думаю, что это далеко не всегда оправдано.

Остается только руками развести. Как тонко подметила журналист Юлия Латынина, в авторитарной системе ее начальник всегда смотрится лучше и благороднее своих подчиненных. Что, впрочем, нисколько не меняет сути самой системы и ее демагогии. Тем временем, несмотря на все препоны, "ужасные" слухи и откровенное запугивание, на провокации со стороны представителей прокремлевских молодежных движений, в отсутствии подавляющего большинства своих лидеров и даже простых мегафонов, самарские "несогласные" - местные отделения Объединенного гражданского фронта, нацболы, "Авангарда красной молодежи" и Российского народно-демократического союза", простые жители Самары все-таки провели "Марш"! На него вышло не "несколько десятков людей", как сообщили официальные информационные агентства, а около 500 человек, что хорошо видно по фотографиям. В сложившихся условиях это... невероятно много!

Деньги "фальшивые", билеты тоже...

Заявка на проведение "Марша несогласных" в Самаре была подана 3 мая. В тот же день сотрудники УБОПа и ФСБ перекрыли выход из гостиницы, где проходила пресс-конференция организаторов. У всех переписали паспортные данные, в том числе - у журналистов.

8 мая был задержан сотрудниками ГУИН без предъявления документов младший научный сотрудник краеведческого музея Тольятти Илья Гурьев: его вывели на улицу, посадили в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Как потом выяснилось, Гурьеву вручили повестку в суд на 10 мая по ходатайству об изменении условной меры пресечения наказания за участие в акции нацболов трехлетней давности. На суде Илья Гурьев был приговорен "досиживать" оставшиеся шесть месяцев в тюрьме за то, что, якобы не являлся на ежемесячную регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

9 мая на улице был задержан Михаил Ганган – еще один активист "Другой России", один из организаторов "Марша". Он был доставлен в РОВД, где вручили повестку в суд на 10 мая по делу об участии во все той же акции. Суд обязал Гангана находиться дома с десяти вечера до шести утра, а также не выезжать из Самары.

11 мая сотрудники ГУВД начали обыск и изъятие компьютеров в редакции самарской "Новой газеты". Со слов милиционеров, им поступила информация, что "на компьютерах установлено нелицензионное программное обеспечение", а очередным "совпадением" - что Анастасия Курт-Аджиева приходится дочерью главному редактору газеты. Изъятия компьютеров не миновала и редакция ИА "Регнум – Волгаинформ" - агентства, которое трудно заподозрить в сочувствии к каким либо политическим силам. Оставшись без компьютеров, как без рук, журналисты агентства действительно превратились в невольных бездельников!

В первые же дни подготовки к "Маршу несогласных" были задержаны распространители агитационного материала Игорь Щука, Евгения Косураева и Роман Мишуров. Щука и Косураева угодили в СИЗО, им вменяют статью 282 УК РФ. Сотрудники УБОПа приходили домой и к вполне рядовым людям - Дмитрию Дорошенко, Илье Шунину, Елене Кузнецовой, хотя те уже давно не участвуют в акциях протеста!

В общем, силовые структуры делали все, что только могли, чтобы пресечь подготовку к акции в зародыше. По логике развития событий, ответ от городской мэрии на разрешение проведения "Марша несогласных" мог быть, как всегда - только отрицательным, а придумать предлог в виде какого-нибудь городского праздника мастеров или митинга, например, "Молодой гвардии", труда бы не составило, но... свершилось чудо!

11 мая Мэр Самары, Виктор Тархов, неожиданно дал добро и согласовал по телефону маршрут проведения шествия с Анастасией Курт-Аджиевой. Теперь "несогласных" ждали в мэрии, где надо было все окончательно согласовать и зафиксровать на бумаге, и организаторы решили ехать как можно быстрей, пока "там, наверху", не передумали, но... смех и слезы – Курт-Аджиева и другие просто не могли выйти из квартир: у их подъездов, как часовые перед Могилой Неизвестного солдата, дежурили сотрудники УБОПа!

Пришлось вновь просить о содействии самарского мэра: он позвонил главе ГУВД области, Александру Реймеру и федеральному инспектору по Самарской области Сергею Сычеву с просьбой не препятствовать организаторам "Марша"... добраться до мэрии! Однако сюрреализм лишь набирал обороты! Даже после этого звонка приехать в мэрию смогли не все: Михаил Меркушин и его подруга, например, были задержаны по... подозрению в избиении ребенка. В городском УВД с "подозреваемых" отпечатки пальцев, изъяли мобильные телефоны, якобы, также "похожие на ворованные". В итоге пришлось уже в третий раз звонить в мэрию и снова просить помочь до нее добраться!

Несмотря на полученную санкцию шествия, вал "странностей" в городе только нарастал. Например, все также каждый божий день задерживали распространителей листовок: Кирилл Унчук и Людмила Харламова были обвинены по статье 20.2 КОАП, а 13 мая сотрудниками РУБОПа были задержаны Анастасия Курт-Аджиева и Юрий Червинчук. Милиционеры утверждали, что в сумке у Курт-Аджиевой, по их данным, находится... что бы Вы думали? Граната! Разумеется, если какие гранаты и нашли – то только в виде фруктов, но на три часа был задержан даже отец Анастасии, Сергей Курт-Аджиев. Говорят, на милицейском арго подобная тактика называется "прессованием"...

14 мая ее применили к активистке АКМ, Веронике Виноградовой – девушку фактически похитили на улице и увезли на белой "Волге" неизвестные люди в штатском. Лишь позднее она "нашлась" в Промышленном РОВД Самары, где ей объяснили "страшную и ужасную" причину задержания: неуплата штрафа в размере 50 рублей за переход улицы в неположенном месте! Также в этот день были задержаны два активиста Московской Хельсинкской группы, Сергей Шимоволос и Наталья Чеботарева, прибывшие в Самару в качестве наблюдателей - по словам сотрудников милиции, те "напоминали" им подозреваемых в совершении грабежа! Слава Богу, хоть не "геев-скинхедов"...

Другого правозащитника, Александра Лашманкина, неизвестные люди избили бейсбольными битами – у него отобрали мобильный телефон и деньги. Когда Лашманкин подал в милицию заявление о нападении – следственные действия по делу были назначены аккурат на 18 мая и на те самые часы, в которые проходил "Марш". Откровенное хулиганство продолжалось и в последующие дни: неизвестные разбили стекла в квартире, которую сняли участники "Марша" из других городов, при этом дежурившие у подъездов "часовые" хулиганов ловить почему-то не стали.

"Странности" продолжились и 15 мая, когда в центре города в очередной раз были задержаны член Федерального оргкомитета "Марша несогласных" Юрий Червинчук и Михаил Меркушин. Последнего тоже "похитили" - около станции метро двое неизвестных затолкали его в автомобиль, надели наручники и также увезли в неизвестном направлении. Организаторов освободили лишь через 3 часа, когда выяснилось что Меркушин всего-навсего "похож на человека, который украл у кого-то восемьсот рублей с банковской карточки", но, к счастью, на самом деле им пока еще не является.

16 мая около станции метро "Московская" был выставлен щит с надписью "их разыскивает милиция" с 30 фотографиями активистов запрещенной НБП, многие из которых также не имели никакого отношения к грядущему "Маршу несогласных". В доме Михаила Гангана и в квартирах его родственников, включая пенсионерку-бабушку, прошли обыски, а по их окончании Михаилу вручили повестку в суд: тоже на день акции.

Однако самые "интересные" события развернулись непосредственно перед "Маршем": масштаб Самары уже оказался мал для такого накала страстей - ни в чем не повинных людей, направлявшихся на официально разрешенное мероприятие, начали задерживать по дороге, фактически попирая конституционное право граждан на свободу передвижения. Первым на автовокзале Оренбурга сотрудники УБОПа задержали активиста "Другой России" Равиля Баширова вместе с малолетним сыном - его доставили в одно из отделений милиции, где пояснили: Равиль "останется у них до 18 мая".

17 мая на самарском вокзале был на четыре с половиной часа задержан исполнительный директор ОГФ Денис Билунов: у него изъяли 95000 якобы "фальшивых" рублей, хотя на самом деле эти деньги предназначались для оплаты гостиницы, транспорта и питания лидеров и активистов "Другой России".

В московском аэропорту "Шереметьево-1" "тормознули" правозащитника, замглаву Московского бюро Human Rights Watch Александра Петрова – тут уже возникли сомнения в подлинности авиабилета. "Экспертиза" была недолгой, Петрова отпустили, но его самолет к тому времени уже улетел. А на Казанском вокзале попался в сети лидер АКМ Сергей Удальцов. Ему, однако, удалось выехать в Самару, но... его "сняли" с поезда уже во второй раз, по дороге, и держали в милиции до тех пор, пока не пройдут все поезда в направлении Самары.

В день самого "Марша несогласных" не дали вылететь из Москвы уже Гарри Каспарову и Эдуарду Лимонову, а также сопровождавшим их журналистам и представителям прессы. Известных во всем мире лидеров "Другой России" также заподозрили в использовании фальшивых билетов, также не отдавали паспорта, пока последний "борт" не улетел в сторону города на Волге!

Впрочем, помощнице Каспарова Марине Литвинович, а также членам Бюро Федерального совета ОГФ Александру Рыклину и Александру Осовцову каким-то чудом удалось добраться... до летного поля, где их догнал сотрудник ФСБ и уже без всяких изысков попросту не разрешил войти на борт самолета.

Наконец, снова в Самаре буквально за полтора часа до начала "Марша несогласных" на выходе из подъезда был задержан исполнительный директор ОГФ Денис Билунов, пресс-секретарь движения "Смена" Станислав Яковлев и журналист журнала "Фокус" Борис Райтшустер. Люди, осуществлявшие задержания, не предъявили никаких обвинений и отпустили задержанных лишь по окончании "Марша несогласных" - явно, чтобы "обезглавить" шествие.

Первый марш на Урале

А на следующий день, 19 мая, состоялся первый "Марш несогласных" в Челябинске, несмотря на все те же провокационные слухи и запрет собственно шествия – официально был разрешен только митинг. Как сообщало агентство Reuters, челябинские радиостанции призвали жителей города не появляться на планируемом 19 мая "Марше несогласных", а всем местным телекомпаниям было запрещено снимать его.

Однако около 150 участников челябинского "Марша несогласных" прошли от Алого поля (пересечение проспектов Ленина и Свердловского) до места проведения митинга у подножия памятника Курчатову, - сообщил председатель оргкомитета "Марша несогласных" Кирилл Штифонов.

Среди участников "Марша несогласных" были активисты ОГФ, движений "Мы", "Оборона", нацболы, а также активисты "Яблока". Также в "Марше несогласных" приняли участие известные общественные деятели Челябинска. Лозунги участников были направлены против подорожания бензина и высоких тарифов на услуги телефонной связи. Также участники скандировали лозунги: "Нет полицейскому государству", "Нам нужна другая Россия", "Россия без Путина".

По ходу движения участников "Марша несогласных" сопровождали активисты "Молодой гвардии", которые неподалеку от места встречи "несогласных" устроили театрализованное представление. Они требовали снега и снеговиков, а также кричали: "Лето в отстой!" Кроме того, вместе с "Молодой гвардией" пришли активисты движения "Наши". Сотрудники правоохранительных органов не препятствовали проведению шествия, но и не реагировали на просьбы организаторов "убрать провокаторов".

Сергей Петрунин

Вы можете оставить свои комментарии здесь