Известный диссидент Владимир Буковский, высланный из СССР в 1976 году и проживающий в настоящее время в Великобритании, прибыл в Москву, чтобы заявить о себе как о кандидате в президенты России. Идея по его выдвижению принадлежит группе московских интеллектуалов, включая Владимира Кара-Мурзу, политолога Андрея Пиантковского, Юрия Самодурова, Филиппа Дзядко, Романа Доброхотова и других. По их мнению, Владимир Буковский, проявивший себя как несгибаемый борец со спецслужбами, сегодня, как никто другой, достоин войти в число претендентов, из которых российская оппозиция сможет выбрать единого кандидата на выборах 2008 года. Так Владимир Буковский прокомментировал предстоящую кампанию:

- Владимир Константинович, как Вы относитесь к результатам праймериз, определившего единого кандидата от оппозиции?

- К праймериз отношусь безразлично, это не слишком удачная процедура. А то, что праймериз выиграл Гарри Каспаров, я рад. Считаю его сильной стороной то, что он никогда не был во власти. Это хорошо. Те, кто был во власти, не популярны. За ними тянется негативный шлейф. К его плюсам отношу и отсутствие у него управленческого опыта. Задача президента не самому управлять, а привлечь команду управленцев, компетентных людей. Но, на мой взгляд, результаты праймериз не поставили точку в выборе единого кандидата от оппозиции, так как многие в процедуре не участвовали.

- По-вашему, вопрос о едином оппозиционным кандидате далек до своего разрешения?

- Его надо проверять по тому, как начнется раскручиваться кампания и пройдет регистрация. Я, например, Гарри очень люблю, он мой старинный приятель. И, если надо будет его поддержать, я, конечно, поддержу вне зависимости от того, выиграл он праймериз или нет. Наиболее вероятно, что мне не дадут зарегистрироваться. Так что этот вариант тоже надо учитывать.

- Насколько важным Вы считаете выдвижение оппозицией единого кандидата?

- Очень важным. Проблема оппозиции в том, что в ней слишком много генералов и мало солдат. На Украине, например, амбиции политиков дискредитировали идею "оранжевой революции". Поэтому я считаю, что российской оппозиции необходимо, прежде всего, определить идеологическую платформу, а потом думать, у кого больше шансов ее реализовать. У всех у нас практически одинаковые пункты программы. Все говорят о необходимости демократических свобод: честных выборах, независимости СМИ и так далее. В экономике такое единодушие меня даже поразило, все выделили главное: надо всячески помогать среднему и малому бизнесу. Так что все мы говорим об одних вещах, небольшая разница – в том, кто что ставит на какое место.

- Что отличает Вашу программу от других, какой бы Вы выделили в ней момент?

- В моей программе стоит пункт о люстрации, и он стоит довольно высоко. То, что нынешний российский президент является представителем спецслужб, на мой взгляд, создает нездоровую ситуацию. По моему мнению, таким образом, спецслужбы провели "тихий" переворот. Это же корпорация истинных заговорщиков – их цель узурпация власти. И постепенно, насколько это будет возможно, будут восстановлены прежние порядки насилия над личностью.

- При каких условиях Вы сможете поддержать другого кандидата?

- У меня есть сторонники, которые на меня рассчитывают. И я ничего не могу сделать не посоветовавшись с этими людьми. Если они будут настаивать, то я буду продолжать участвовать в кампании. Но мы все разумные люди и можем прийти к какому-то соглашению, оказать свою поддержку другому кандидату. Оппозиционные кандидаты должны постоянно находиться в контакте. Вот мы с Гарри Каспаровым регулярно перезваниваемся по разным поводам, спрашиваем друг друга: "Что ты думаешь? Как считаешь лучше?". Это способствует сближению позиций.

- Как бы Вы хотели изменить структуру власти?

- Надо исподволь готовить конституционную реформу, делать более сбалансированной систему власти. Я был против Конституции 1993 года. Отдельные ее положения взяты из Конституций разных стран, как нос от Ивана Ивановича, рот от Петра Петровича, и в результате получился авторитарный режим. Наш президент отвечает за все: внешнюю политику, силовые структуры, законодательные инициативы, ему дали бесконечную власть. Конституция была написана под одного человека, чего нельзя было делать – это значит, напрашиваться на неприятности. Я предупреждал, что кто-то этим обязательно воспользуется и начнет властью злоупотреблять. Так и получилось.

- Проживая за границей, Вы представляете сегодня жизнь русских людей?

- Изменения произошли, но не фундаментальные. Страна все та же, люди все те же, и мне кажется, я их понимаю, а детали всегда можно узнать.

Беседовала Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь