22 ноября в 21-15 жительница Серпухова позвонила в городское УВД и сообщила, что на улице Водонапорной около шоколадной фабрики лежит избитый мужчина. Выехавшая на место преступления оперативная группа установила, что это Юрий Михайлович Червочкин, при нем находились документы, деньги и сотовый телефон. Свидетельница видела, что Юрия избивали четыре человека в черном.

В тяжелом состоянии он был отправлен в больницу имени Семашко, где ему был поставлен диагноз: ушиб мозга, гематома теменной кости, закрытый перелом левой кисти. По этому факту, зарегистрированному в журнале происшествий города Серпухова, на следующий день, 23 ноября 2007, следственным управлением Серпуховского УВД было возбуждено уголовное дело по статье 213 части 2.

Это все, что позволено было сообщить об этой трагедии пресс-секретарю Серпуховского УВД Натальи Лотковой. Вообще, органы внутренних дел всячески избегали огласки этого инцидента, классифицировав его как хулиганство, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Сообщение об избиении Юрия даже не попало в сводку происшествий по Московской области. Об этом стало известно из слов сотрудника пресс-службы ГУВД по Московской области Дмитрия Куванина. "Нет события в сводке, поэтому и комментировать нечего", — так выразился он (очень напоминает выражение: "нет человека, нет проблемы").

Дежурный Серпуховского УВД подтвердил, что информацию об этом происшествии действительно не передавали в областные органы, дескать: а что такого? Ну, избили парня. На вопрос корреспондента Каспарова.Ru, а кто принял решение не включать это происшествие в сводку, дежурный отказался отвечать. На самом деле все оказалось гораздо серьезнее, и происшедшее событие является из ряда вон выходящим для небольшого городка. На Юрия было совершенно злодейское нападение, его жестоко, методично били по голове битой. Не с ушибом, а с открытой черепно-мозговой травмой, переломом в основания черепа Юра поступил в больницу. На этом основании должно быть возбуждено, как минимум уголовное дело по статье 111 части 1 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Врачи сразу же предупредили родных, что шансов выжить у их сына очень мало, травма не совместима с жизнью, но по их настоянию, Юрий был перевезен в НИИ нейрохирургии имени Бурденко. В институте его повторно прооперировали, но вывести из комы не смогли. У него начался сепсис, и 11 декабря Юрий скончался, не приходя в сознание. Такой поворот событий заставил власть засуетиться. Поскольку появились новые отягчающие обстоятельства, дело было передано в Серпуховское отделение прокуратуры Московской области. Вести его лично взялся сам исполняющий обязанности начальника следственного управления Олег Викторович Целепоткин.

Может быть, следователю прокуратуры и удастся довести дело Юрия Червочкина до суда, что, впрочем, очень маловероятно. Во всяком случае, до сих пор ни одно из преступлений, совершенных по отношению к нацболам, не было раскрыто. Юрий Червочкин был политически активным гражданином, а как написал один их авторов "Русского журнала", всем надо иметь в виду, что "за политику могут и убить". Вот так! Деятельность нацболов находится под пристальным вниманием спецслужб, мало того, пресечением ее занимается целое Управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП), хотя политические организации — не дело криминальной милиции.

В тот роковой вечер Юрий сообщил в редакцию нашего сайта, что за ним следят четверо сотрудников РУБОПа, которых он хорошо знает. Обычно накануне политических акций прессинг на нацболов усиливается. На какие только меры не идут сотрудники силовых органов, чтобы не допустить их участия: беседы с родителями, задержания, блокирование на дому и другие, вплоть до угроз. При том все эти действия, направленные на ограничение свобод граждан, незаконны. И тем не менее эта практика процветает. За день до нападения на Юрия сотрудники УБОПа задержали нацболку Веру В. Как она рассказывает, изъяв у нее телефон, с ней 5 часов гневно и исступленно беседовал майор Александр Владимирович Окопный. Он не просто угрожал ей увольнением и прочими проблемами по работе, но и намекал на более серьезные неприятности. По ее словам, он говорил, каким может быть жестоким, вспоминал, что служил в горячих точках и там убивал людей.

По всей видимости, таким методам психологического воздействия майор Окопный учился у своего начальника отдела по борьбе с экстремизмом УБОП по Московской области Дмитрия Геннадьевича Астафьева. Такого же плана "беседу" он проводил с нацболом Сергеем Барановым, по словам которого, ему дали понять, что так или иначе найдут способ нейтрализовать его активность. Дескать, стоит задача до нового года троих "убрать". Сергея рассказал, что Дмитрий Астафьев назвал фамилии нацболов Владимира Кавердяева и Юрия Червочкина. То, что в один ряд были поставлены эти два случая: избиение Юрия Червочкина и неудачная попытка подбросить наркотики Владимиру Кавердяеву с целью возбуждения уголовного дела, — само по себе показательно.

После обнародования всех этих подозрений о возможной причастности сотрудников силовых ведомств к убийству Юрия Червочкина УБОП взяло "глухую" оборону. С представителями СМИ не стал общаться ни сам майор Окопный, ни даже руководитель пресс-службы Александр Васильевич Петрунин. Команда молчать дошла до всех сотрудников УБОПа. От комментария отказался и Леонид Николаевич Морев, начальник 17 отдела УБОП по Московской области, в зоне которого находится Серпухов. Следователь РУБОПа Олег Николаевич Царев, работающий в Серпухове, заявил, что не занимался Юрием Червочкиным и его не знает. Оперативник УБОПа сказал, что не контактировал с Юрием Червочкиным и что им занимался другой человек, который сейчас находится в отпуске, и вообще посоветовал обращаться в Москву.

"Круг лиц не установлен", — это все, что нам сказал Роман Валерьевич Овчаров, заместитель руководителя следственного управления Серпуховского УВД в ответ на вопрос, как продвинулось за двадцать дней следствие. Он также заявил, что не знает фамилию следователя, который вел это дело, поскольку тот находится в подчинении другого заместителя руководителя следственного управления Серпуховского УВД Светланы Вадимовны Павловой. Однако это была откровенная ложь. Поскольку, как удалось выяснить, Овчаров является первым заместителем и в его подчинении находятся все следователи.

Следователю же мы хотели задать всего одни вопрос: почему за все время не была допрошена даже мать пострадавшего Надежда Геннадьевна? Не потому ли ее не вызывали на разговор к следователю, что боялись услышать правду. Мама могла бы открыто сказать, что ей известно со слов Юры, что сотрудники УБОПа угрожали проломить ему голову. И пришлось бы проверять эту версию. А также проводить проверку, кто были эти четыре сотрудника УБОПа, преследовавшие Юрия? Не те ли четверо мужчин в черном, что избивали Юру и которых видела свидетель?

Редакция Каспаров.Ru обратилась через секретаря Андрея Нефедова к главе города Серпухова Павлу Владимировичу Жданову с предложением взять под общественный контроль расследование этого дела, но не получила положительной реакции на него. Остается надеяться, что ему не придется об этом пожалеть, хотя всевластие силовых структур — это страшно.

Ирина Миролюбова

Вы можете оставить свои комментарии здесь