Мы предложили известным политикам ответить на вопрос: какое событие или тенденцию вы бы могли отметить в 2007 году? Каким был прошедший год для вас?

Илья Яшин, лидер молодежного "Яблока":

— Я бы хотел отметил одну очень важную тенденцию уходящего года: жестокое подавление оппозиции. В этом ряду разгон "Маршей несогласных", многочисленные аресты оппозиционных активистов, убийство Юрия Червочкина, правозащитника Фарида Бабаева в Дагестане. На фоне разглагольствований об экономическом росте власть, тем не менее, стала закручивать гайки. Я все-таки надеюсь, что резьба сорвется.

Ирина Хакамада, политик:

— Самым важным политическим событием года я считаю разрешение интриги с преемником. В авторитарном режиме тон задает личность, а не гражданское общество, как в демократическом государстве. Медведев для режима — это входная карточка в западный мир. Запад хорошо на него отреагировал, потому что его не интересует наша демократия. Но Медведеву все равно придется играть по другим правилам, и оппозиция будет вынуждена уйти во внутреннее подполье. Единственным пространством, где можно делать все, что хочешь, является творчество. В 2007 году вышла моя вторая книга "Любовь вне игры. История одного политического самоубийства". Собираюсь написать и третью книгу о карьере, имидже, коммуникациях, лидерстве. Западные рецепты успеха убивают душу человека. Инстинктивно я нашла свою формулу достижения цели. Надо любить свою мечту искренне, по-русски, но в то же время не отождествлять себя с ней, а созерцать ее несколько отстранено, как японцы.

Сергей Шаргунов, лидер движения "Ура!":

— Более всего меня интересует персона преемника. Я убежден, что Медведев пришел "накрепко", более того — надолго. У него есть простейший выбор: либо пойти по мерзлой дороге политического зажима и ведущей к обрыву, либо выбрать более сложный путь политической оттепели, содержательной дискуссии. Еще хотел бы отметить один тренд — дискредитацию политических партий. В современных условиях становиться важным сам человек, а не партия. Политическая борьба переходит с уровня организаций на уровень личности. Нынешняя политический система борется с конкретными строптивыми личностями. Пример: Наталья Моррарь, Олег Козловский. Это мета времени. Сильные личности делают сильным государство. А отсутствие свободы в России ужасно.

Сергей Доренко, телеведущий:

— Мне кажется, самым существенным в 2007 году было объявление преемника, который будет определять направление движения страны. При этом проявился очень интересный феномен: попытка командной работы. С 2004 года мы перестали учитывать, что Путин — это член команды, а не центр силы. Я думаю что тот, кто вырабатывает стратегию, связан с "семьей", а не силовиками. Если вы спросите у меня — кто конкретно, я отвечу: самый умный Волошин, а не как думают многие наблюдатели — Абрамович. Путин не может стать Дэн Сяо Пином, он уже есть. Это интересно. Тем не менее, это не команда служения. По своему характеру власть остается клептократической. Ее цель — удержаться на гребне волны, поэтому разрешено воровать всем, чтобы не было недовольных. Мне больно наблюдать за Россией, я не вижу горизонта ее развития, смысла в ее не выстраданной, гламурной буржуазности, потребительстве, безыдейности, ведущей к смерти и разложению. Следующий год земляной крысы открывает новый двенадцатилетний цикл. На месте подмытых водой некогда незыблемых твердынь возникнут новые строгие и определенные парадигмы. "На шару не прокатишься!"

Виктор Шендерович, писатель:

— Думаю, что символом уходящего года можно считать двухминутные овации стоя на съезде "Единой России" в адрес главы государства. Опыт истории показывает, что режимы, где происходит подобное, где встают при упоминании имени президента, не обходятся без крови и лжи. Это невозможно. Когда у Владимира Набокова однажды спросили о его политических убеждениях, он ответил, что главное, чтобы портрет главы государства не превышал размера почтовой марки. Мы далеко ушли от этого идеала. А в целом год был очень насыщенным.

Борис Немцов, политик:

— В долгосрочной перспективе самым позитивным и значимым для России событием считаю победу за право проведения Олимпиады, несмотря на то, что Путин и выстроил вокруг него различные маразматические коррупционные схемы. В то же время, лукашезация страны в виде жестоких разгонов "Маршей несогласных" и подавления оппозиции достигла кульминационного момента. Парламентские выборы проводились в форме операции по изнасилованию нации в особо гнусной извращенной форме. По поводу Путина я бы сказал, что "фонке фюрер" (национальный лидер) из него не получился. Его курс на создание капитализма латиноамериканского образца типа Уго Чавеса, направленный на конфронтацию с Западом и сотрудничество с Китаем, очень опасен. На мой взгляд, пожалуй, главным провалом Путина надо считать развал СНГ. У России нет ни с кем нормальных отношений, если только с Арменией. Но я рад, что вернулся к активной политической деятельности и что моя вторая книга "Исповедь бунтаря" стала бестселлером.

Владимир Буковский, писатель:

— Уходящий год, по моему мнению, запомнится выборами в Государственную думу. Они были действительно ужасными, патологически наглыми, безобразными и всех обозлили. Люди почувствовали себя оскорбленными. По моему ощущению и что очень хорошо, есть люди, готовые сопротивляться. Сколько их и смогут ли они добиться каких то улучшений — это вопрос. Грустно, что все пошло назад, как будто история нас ничему не научила. Нельзя так расточительно относится к стране, она хоть и большая, но ее надо беречь.

Эдуард Лимонов, политик:

— Очень ярко проявился в уходящем году новый феномен российской политики — коалиция левых и правых сил "Другая Россия", а также новое средство борьбы "Марши несогласных". Власть устроила очередной трам-тарарам с позорной фальсификацией выборов и бесстыдной похвальбой Путину. В итоге восстановлена однопартийная система "Единой России", а ЛДПР и "Справедливая Россия" — ее дочерние парторганизации. КПРФ не будет играть никакой роли в законотворчестве. Все-таки подло со стороны Путина, говоря что уходит, самому остаться.

Михаил Делягин, экономист:

— Из всех событий года я бы выделил интервью Шварцмана. Все, конечно, знали про грабительский механизм силовой олигархии, но стеснялись или боялись сказать, что основа нынешнего политического строя — это прямой рэкет. Осознание характера нынешнего государства — очень неожиданное и внушающее оптимизм общественное явление.

Гарри Каспаров, политик:

— Главное, что произошло в минувшем году — это авторитарная трансформация режима. Символическим рубежом стала смерть Бориса Ельцина. После его ухода завершилась эпоха дуализма: диктатура больше не нуждается даже в имитационных демократических процедурах. Власть отбросила все внешние "демократические приличия" и показала свой звериный оскал. Это и разгромы "Маршей несогласных", и беспрецедентная фальсификация выборов, преследования и убийства политических активистов, применение карательной психиатрии.

Дмитрий Рогозин, кандидат на пост постоянного представителя России в НАТО:

— Главным событием уходящего года стала выборная кампания в Государственную думу, которую я отметил своим неучастием в ней. В будущем году следует ожидать заметного скачка цен. К сожалению, нашему правительству уже в этом году не удалось удержать инфляцию, несмотря на неоднократные обещания министра финансов. В следующем году цены будут расти еще быстрее, что заметно омрачит жизнь наших соотечественников, так как никакие прибавки к зарплатам и пенсиям не смогут компенсировать материальный урон, нанесенный людьми резким подорожанием продуктов питания. Это очень тревожная тенденция, и особенно настораживает, что этот срыв происходит в условиях смены высшей государственной власти.

Глеб Павловский, политолог:

— В России произошло разрешение главного вопроса последних восьми лет. Создана оригинальная модель политической власти нового века, не восходящая к советскому времени, и не привязанная ни к кому лично. Это личное лидерство с опорой на постоянное общение с элитой и населением. При этом передача власти происходит внутри команды. Медведев, как кандидат, не вызывает ни у кого принципиальных разногласий. "Марши несогласных" не попали в разряд значительных событий, они адресованы узкому кругу правящей элиты: силовым структурам. Этот хеппенинг приятно возбуждает, взбадривают себя адреналином оба "меньшинства" , которые грызутся между собой. Понятно, что у одного больше ресурсов и коварства. Но общество ничего не получает от этого. Оппозиции пока нечего презентовать, у нее нет ни одной новой политической идеи. В мае же следующего года возникнет новая повестка дня в государстве. Как с ней справиться новое руководство- не знаю. Это будет зависеть и от общества тоже.

Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь