29 февраля сего года несколько человек из художественного объединения "Война" перед самым закрытием Биологического музея имени К.А. Тимирязева, в одном из отдаленных его залов устроили перформанс. Четыре пары совокуплялись под развернутым транспарантом "Е...сь за наследника медвежонка!". "Да здравствует медведь, наследник праславянского медведя!", "Медведи скоро все вымрут! " "Мы должны поддержать медведей! ", "Мы передадим им энергию наших тел! " "Мы – идущие с медведями! " - выкрикивали при этом участники акции. Через несколько минут в зале появилась растерянная смотрительница и начала звать охрану. Участники перформанса быстро оделись и вышли. А отчет об этом мероприятии выложил в своем "Живом Журнале" журналист Алексей Плуцер-Сарно. Эта запись за выходные собрала массу комментариев, но потихоньку интерес к ней стал остывать. Но снова вспомнить об этой акции общественность заставило известие об отчислении из МГУ студентов философского факультета, трое из которых приняли участие в перформансе. Руководство факультета объясняет это отчисление "заботой об имидже факультета". Впрочем, стоить отметить, что информация об участии в акции студентов философского факультета стала достоянием широкой публики именно после известия об их отчислении. Так что едва ли отчисление способствовало "имиджу факультета".

Не говоря уже об этом, известие об отчислении заставляет задуматься о свободе мыслей и их выражения, которая, по идее, должна господствовать на философском факультете. Ведь очевидно, что данная акция – это не порнография и банальное хулиганство, совершенное "по пьяни" или в силу "распущенности нравов". Перформанс этот имеет художественный и политический подтекст.

Стоит вспомнить о том, что важнейший образ акции – не обнаженные тела, а – медведь. Медведь – это не только чучело в зале Биологического музея. Медведь – символ партии власти. Да и фамилия будущего президента имеет непосредственное отношение к этому животному. Путин в качестве преемника оставляет стране маленького "медвежонка", такого плюшевого (либерального), игрушечного (управляемого). Поэтому совокупление во имя "наследника Медведя" накануне президентских выборов наводит на определенные мысли. Более того, транспарант "Е…сь за наследника медвежонка!" за пару дней до акции в музее был развернут на пикете у эстонского посольства в Москве, проводимом движением "Молодая гвардия Единой России". А 3 марта, после того как стало известно о намерениях руководства философского факультета МГУ отчислить студентов, транспарант "Я ебу медвежонка" несли на "Марше несогласных" в Петербурге (на разогнанном марше в Москве при попытке развернуть аналогичный плакат люди были задержаны милицией).

Политический процесс в России давно принял формы, порой откровенно переходящие в абсурд. Не говоря уже о прошедших "выборах", на которых выбирать предлагалось между коммунистом, ставленником Кремля и двумя откровенными клоунами – сами способы, которыми режим пытается имитировать поддержку со стороны населения, не менее абсурдны. Вспомним про полуголых девочек из движения "Наши", проводивших акции в поддержку курса Путина по "улучшению демографической ситуации". Причем, на трусах у них, помимо эмблемы движения, было написано: "Вова, мы с тобой! ". Когда власть откровенно погружается в абсурд, действовать против нее "всерьез" остается в некотором смысле невозможно. Остается отвечать абсурдом на абсурд. Симулировать симуляцию режима. Участники перформанса лишь довели до предела то, чем занимаются десятки тысяч молодых людей из движения "Наши", "Молодая гвардия", а также прокремлевские журналисты, политологи и сотрудники администрации президента, эти движения курирующие.

Поэтому акция "совокупления во имя Медведя-Преемника" имеет вполне четкий смысл в рамках постполитического поля, в котором Россия оказалась после того, как Кремль превратил в фарс любую публичную политику (на примере "выборов" это очевиднее всего). Огромное количество граждан на полном серьезе готово "е…ся за медвежонка", как в моральном, так и в физическом смысле: скажем, приходить на избирательные участки, опасаясь проблем на работе или, например, надеясь закупиться на участке дешевым пивом и пирожками (а именно этим привлекали российских избирателей во многих регионах). Так что действия участников перформанса было только наглядной демонстрацией этого всероссийского действа. Демонстрацией грубой, но правдивой.

Поэтому отчисление участников акции никак нельзя подводить под заботу о "имидже факультета" и "нравственных устоях". Тем более, что нравственными устоями по этому поводу вдруг озаботились такие "деятели", откровенно не знающие никаких границ (в том числе и моральных) в своем желании "е…ся за медвежонка", как Павел Данилин. Отчисление студентов философского факультета имеет политический смысл, даже если декан Миронов в полной мере не отдает себе в этом отчета.

Что же касается художественного смысла акции, то она, безусловно, не может быть расценена как порнография. Фотографии сделаны предельно корректно и никакие гениталии и прочее на них не попали. Да и сама акция, информация о которой была размещена в Интернете, не может восприниматься вне контекста интернет-культуры. А важную часть этого культурного контекста составляет образ "Медведа". Напомню, что само выражение "Превед, Медвед! " (с которого пошел так называемый "падонкоффский язык") родилось как комментарий к картинке американского художника Джона Лури под названием "Вearsurprise". На картинке изображен медведь, который подходит к паре, занимающейся любовью на лесной опушке.

Собственно, те, кто совокуплялся в Биологическом музее накануне выборов, просто воспроизвели эту картинку (которую вряд ли кто назовет порнографией) в трехмерном пространстве. И наделили ее политическим смыслом. Они просто сказали своими действиями "Превед, Медвед!" Медведеву, которого избирали в воскресенье. Макаревич, группа Любэ и нашисты говорили ему "Превед" на Васильевском спуске. А участники акции сказали ему "Превед" в музее. Что плохого?

Безусловно, акция войдет в историю современного искусства как неожиданное (и, не побоюсь этого слова, гениальное) сочетание художественного и политического контекстов в рамках единой акции-перформанса.

Ну а пока только остается сказать вместе с ее участниками: "Превед, Медвед!"

Александр Храмов

Вы можете оставить свои комментарии здесь