Владимир Абель. Фото: nazbol.ru
  • 02-07-2008 (17:55)

Роковое показание

История преследования Абеля латвийскими и российскими спецслужбами

update: 18-03-2009 (17:27)

Саратов

Во время судебного процесса над лидером нацболов Эдуардом Лимоновым в Саратове 19 ноября 2002 года Владимир Линдерман (Абель) дал показания, что является автором текста "Вторая Россия", напечатанным в "НБП-Инфо" №3, на основании которого строилось обвинение против лидера НБП. После этого утром 21 ноября на московский бункер НБП обрушился град звонков из столицы Латвии. Звонили журналисты: поздно вечером 20 ноября по местам работы и обитания латвийских национал-большевиков прокатился полицейский погром. Были обысканы штаб нацболов в Риге, штаб нацболов в Двинске, квартира-общежитие в Риге, где живут рижские и приезжие нацболы, а также квартиры Ольги Морозовой и самого Линдермана. При этом были "найдены" стрелковое оружие, патроны, взрывчатка. А в домашнем кресле Абеля, на котором имеет обыкновение прыгать его маленькая дочка, якобы обнаружили даже тротиловую шашку с детонатором! Операцию проводила Полиция безопасности. Кроме домашнего арсенала, полиция "повесила" на нацболов тайник с листовками и пятью килограммами взрывчатки, найденный на окраине Риги за несколько месяцев до этого.

"У меня не было никаких иллюзий, - писал Абель, - когда я отправлялся на суд в Саратов. Мои показания наносили сильный удар по шаткой конструкции обвинения. Вся эта конторская "липа" держалась на мнимой, недоказанной связи между тремя явлениями: текстом "Второй России", поездками на Алтай Эдуарда Лимонова, связанными с его литературной и общественной деятельностью, и невесть откуда взявшимися автоматами. Мои показания эту связь разрушили. Я понимал, что за это мне будут мстить. Но, признаюсь честно, не ожидал, что удар будет нанесен в Латвии. До сих пор латвийские спецслужбы такого беспредела себе не позволяли. Да, были угрозы, шантаж, незаконные задержания, избиения. Но это все, так сказать, превышение полномочий, а другое дело - подбросить оружие. Это уже прямая война на уничтожение. Сразу после обысков и арестов Полиция безопасности обратилась в Минюст с ходатайством о закрытии правозащитного общества "Победа". В интервью каналу ТВС пресс-секретарша Полиции безопасности прямым текстом заявила, что "операция" проводилась при тесном взаимодействии латвийских и российских спецслужб. Какое, блин, нужно тесное взаимодействие спецслужб, чтобы засунуть в кресло тротил, а потом найти его?! От Лубянки требовалась только отмашка…"

 

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Покушение на президента

Первоначально в Риге были задержаны семеро национал-большевиков. Четверых из них через трое суток выпустили под подписку о невыезде. Троих - Ольгу Морозову, Раймонда Крумголда и Артура Петрова - перевели в СИЗО. Их обвинили в покушении на президента Латвийской республики, призывах к насильственному свержению строя и хранении взрывчатки. На Абеля в Латвии выписали ордер на арест, и латвийские спецслужбы обратились в российское отделение Интерпола с заявкой о его выдаче.

8 апреля 2003 года в 13.00 Ольга Морозова - политзаключенная НБП в Латвии - решением суда освобождена под подписку о невыезде. За ней 18 июля были выпущены из тюрьмы национал-большевики Раймонд Крумголд и Артур Петров. Суд изменил им меру пресечения с содержания под стражей на полицейский надзор.

 

Похищение Абеля

24 сентября 2003 года в Москве Линдерман вышел из штаба Национал-большевистской партии в Москве за газетами и пропал. Руководитель ЦОС ФСБ России Николай Игнатченко в интервью журналистам отрицал причастность ФСБ к исчезновению Линдермана.

Депутат Госдумы Виктор Алкснис, ссылаясь на неназванные источники в Риге, 2 октября сообщил, что Линдерман находится в следственном изоляторе ФСБ в Лефортово. Пресс-служба ФСБ России вновь заявила журналистам, что информацией о местонахождении Линдермана не располагает. Однако Линдерману удалось отправить обычной почтой письмо, которое дошло до соратников 8 октября. Оказалось, что 24 сентября 2003 года пришел очередной запрос из Латвии, и решением Генпрокуратуры России Абеля арестовали. В прокуратуре вопрос Абеля курировал начальник международного управления Р.А. Адельханян.

Наконец, 8 октября 2003 Генеральная прокуратура России подтвердила, что Линдерман арестован по запросу латвийских властей и рассматривается вопрос о его выдаче. В СМИ и Госдуме по поводу дела Абеля разгорелся скандал, ряд депутатов выступили против его выдачи Латвии.

В итоге 13 октября 2003 Генпрокуратура России отказала Латвии в выдаче Линдермана и отменила в его отношении меру пресечения в виде содержания под стражей. Российскими властями было признано, что дело против лидера латвийских нацболов не содержит доказательной базы и что преследуют Абеля исключительно по политическим мотивам. В Латвии у политэмигранта осталась семья, с которой он не смог увидеться шесть лет. Оба раза, когда в Россию приезжали его старая мать, а потом старшая дочь, ФСБ задерживала Владимира по дороге на встречу с ними.

В 2004 году суд "за недоказанностью обвинения" закрыл дело о хранении взрывчатки и призывах к свержению строя против Петрова, Морозовой и Крумголда, но не против Линдермана, причем как это обосновывается с юридической точки зрения, осталось неясным.

 

Политэмигрант

Абель официально попросил политического убежища в России. В политическом убежище, а также в статусе беженца, в российском гражданстве и в любом другом виде натурализации российские власти нацболу Владимиру Абелю отказали. Слишком уж он активно вмешивался в политическую жизнь страны. И вот, через четыре года эмиграции, чудом избежав экстрадиции, Абель попадает в суд как нелегал.

21 июня 2006 года Владимир Абель был задержан у входа в метро "Рязанский проспект" сотрудниками ОВД "Выхино" (которые впоследствии оказались оперативниками Центра "Т" МВД) для проверки документов. Поскольку их у Абеля не оказалось, милиционеры его задержали и через несколько часов доставили в Кузьминский суд. Судья на основе Кодекса об административных правонарушениях постановила: признать Владимира Линдермана нелегальным мигрантом, взыскать с него тысячу рублей и выслать из России в Латвию.

 

Революционер-подпольщик

Однако Линдерман сбежал из здания суда. С тех пор он скрывался от властей Российской Федерации. Между тем Мосгорсуд 4 июля 2006 года поддержал июньское постановление Кузьминского суда Москвы о высылке Линдермана из России в Латвию.

Полтора года продолжалась жизнь на конспиративных квартирах, радикальные статьи, подпольная политическая деятельность. Нелегко было балансировать между латвийским и российским "правосудием". Впрочем, кажется, ради усмирения Абеля Россия и Латвия готовы забыть о вековой вражде и сотрудничать самым тесным образом. О чем, не стесняясь, публично заявляли обе стороны.

В конце концов Владимир Абель был выслежен и задержан сотрудниками спецслужб утром 28 февраля 2008 года в Москве, после чего был доставлен в ОВД "Измайлово". Отобрав ключи от квартиры, где жил задержанный, фээсбэшники наведались туда и украли его латвийский паспорт и крупную сумму денег. 29 февраля состоялось повторное судебное заседание по выдворению Абеля из России. Суд постановил взыскать с Линдермана штраф в размере 2 тысяч рублей и выдворить его в Латвию.

Некоторое время Владимир находился в Центре содержания иностранных граждан и 19 марта был депортирован в Латвию, причем был депортирован тайно. Адвокат Сергей Беляк узнал об этом случайно, поскольку как раз в это время приехал на встречу со своим подзащитным. Но встретиться ему не дали.

 

Дым отечества

20 марта 2008 года сразу же на границе при депортации прокуратура Латвии предъявила обвинения Владимиру Линдерману. Его обвиняли в хранении взрывчатки, а также в призывах к свержению государственного строя. А 23 апреля обвинения в призывах к свержению государственного строя Латвии были сняты. Слюна, которой был заклеен конверт с единственной уликой, оказалась не абелевской.

В ответ на это Абель пишет заявление в Бюро по защите Конституции с требованием найти организаторов политической провокации. Он заявляет: "Дело было сфабриковано сотрудниками Полиции безопасности Латвии во главе с тогдашним замначальником Полиции безопасности Шмитиньшем, который руководил этой спецоперацией. Я настаиваю на расследовании этого преступления, совершенного должностными лицами. Только в тоталитарных и неправовых государствах сотрудники спецслужб прибегают к таким подлым методам борьбы с политической оппозицией. Для страны-члена Евросоюза подобные методы абсолютно неприемлемы, а те, кто к ним прибегают, должны быть наказаны. На марке конверта, в который была вложена листовка "Братья-славяне", была обнаружена нужная слюна, которая, как выяснилось, не принадлежит ни мне, ни Р.Крумголду, ни А.Петрову. Полагаю, что если взять на экспертизу слюну сотрудников безопасности, работавших в 2002 году, то отправитель письма отыщется".

На момент суда, прошедшего 1 и 2 июля 2008 года, "выжило" лишь обвинение по одному эпизоду – подброшенному в квартире тротилу с детонатором. По статье 233 Уголовного Закона ЛР Линдерману грозит тюремное заключение сроком до 10 лет. Приговор будет вынесен 3 июля.

Нина Силина

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...