Проект "Набукко"
  • 03-09-2008 (19:49)

Запах газа

В военном конфликте России с Грузией проявилась борьба этих стран за энергоресурсы и рынки сбыта

update: 03-03-2009 (21:52)

Если честно, очень хочется верить в официальную версию наших властей, согласно которой российская армия действовала в Южной Осетии и Грузии исключительно в целях защиты людей и других мотивов у нее не было. Но, к сожалению, в нашей стране победившего "Газпрома" никогда нельзя сбрасывать со счетов бизнес-логику Кремля. И в этой логике война в Южной Осетии может оказаться не "операцией по принуждению к миру", а проявлением борьбы России и Грузии за энергоресурсы и рынки сбыта. Рассмотрим эту версию.

Антипутинская лихорадка

Известно, что Владимир Путин не любит Михаила Саакашвили, как и всех тех, кто отказывается от "его газа". Вместо газопровода российского происхождения по грузинской территории уже прошел Южнокавказский нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, а также газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум. Прислонившись к этим двум "трубам", Грузия почувствовала себя "счастливой" и даже "независимой", прежде всего от поставок энергоресурсов из России. И в этом плане Михаил Саакашвили не одинок. Того же самого сейчас добивается и Евросоюз, после того, как Путин, в середине своего второго срока объявил о планах превращения России в энергетическую супердержаву. На данный момент ЕС импортирует 40 процентов потребляемого природного газа, при этом более 32 процентов от всего импорта составляет газ из России. Зависимость некоторых европейских стран от российского газа довольно высока: в Германию 42 процента всего газа приходит из России, в Австрию - 75 процентов.

Газовый вентиль в руках президента Путина стал восприниматься как средство шантажа и подкупа. Все планы "Газпрома", лоббируемые Путиным лично, вызвали у Евросоюза категорическое отторжение. Путинский проект газопровода "Северный поток", который должен пройти по дну Балтийского моря и в обход Украины и Польши, был расценен как намерение вбить клин между европейскими странами. Желание "Газпрома" приобрести в Европе распределительные газовые сети — как угроза национальному суверенитету, а оптовая скупка месторождений газа на севере Африки — как действие, направленное на подрыв европейской безопасности. Политическая ситуация обострилась по предела: Путин произнес свою знаменитую речь в Мюнхене , а Европа нашла альтернативу российскому газу в Средней Азии и на Каспии. Так возник проект южноевропейского газопровода "Набукко", который должен пойти в обход России.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Последовавшие за тем угрозы Москвы, что предназначенный для Европы газ Россия продаст Китаю, не подействовали. В консорциум "Набукко" вошли страны, по территории которых предполагается проложить газопровод: Турция, Румыния, Болгария, Венгрия и Австрия. Куратором этого проекта помимо ЕС выступили и США. Объемы зарегистрированных запасов газа в Туркмении составляют около 3 триллионов кубометров. Перспективной оценкой туркменских газовых запасов занимались несколько иностранных компаний: американская DeGoler&MakNoton, английские Gaffney и Cline&Associates Ltd. Однако по неизвестной причине данные этих компаний остаются закрытыми, и на этой почве рождается много мифов. Согласно одному из них за месяц до своей кончины Сапармурат Ниязов объявил об открытии нового месторождения "Южный Иолотань", запасы которого составляют 7 триллионов кубометров! (Это всего лишь в пять раз меньше, чем все запасы газа России). Михаил Саакашвили втянул Грузию в этот проект в качестве транзитной страны. Так маленькая кавказская республика оказалась участницей глобальной игры.

Жизнь или газ

В настоящее время известна схема только части газопровода "Набукко" (см. карту). Судьба трубы за турецкими границами пока неясна. Возможно, что ее пристыкуют к газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум, а возможно, она пройдет по дну Каспийского моря, а потом через Грузию и Азербайджан. Такой вариант Грузию устраивает больше, но для этого надо решить одну "маленькую" проблему — определить статус Каспийского моря. "Это по-плечу Европе", - утверждает грузинский эксперт по вопросам энергетики Темур Гочитайшвили, развивая эту тему и строя дальше всевозможные "маниловские" предположения по превращению Грузии в центр торговли газом. Вот, что он по этому поводу говорит: "Центр, где сходятся идущие по разным направлениям газопроводы, представляет собой импровизированную биржу, где на торги "выносится" природный газ". Все эти рассуждения к реальности не имеют никакого отношения, тем не менее Михаил Саакашвили уже сейчас ведет себя так, как будто доходы от транзита по Грузии среднеазиатского газа, а также проценты от операций с топливом у него в кармане.

Михаил Саакашвили является, безусловно, "душой" всех нефтегазовых проектов. На всех встречах руководства Грузии с высокопоставленными лицами США говорилось о миссии Грузии по обеспечению нового энергокоридора. США также обещали поддержку при решении вопроса с Абхазией и Южной Осетией. Безусловно, потенциальные инвесторы давали понять грузинскому президенту, что готовы вкладывать деньги в газопровод при условии полной уверенности в способности Тбилиси гарантировать безопасность этих стратегических поставок для Евросоюза. Европа не хотела бы повторения иракской ситуации, когда практически еженедельно происходят взрывы на нефтепроводе Киркук-Джейхан, а Багдад никак не может наладить бесперебойные поставки нефти. Все эти газовые проекты вселяли в душу Михаила Саакашвили уверенность в том, что необходимо расправиться с мятежными регионами.

В то же время Грузии не нужна была конфронтация с Россией. Путин вел себя довольно лояльно, он пытался демонстрировать "добрую волю" во взаимоотношениях с Грузией, и даже раньше срока вывел российские войска с ее территории. Все это происходило до тех пор, пока Владимир Владимирович всерьез не воспринимал проект "Набукко". По его мнению, можно построить хоть пять газопроводов, а заполнять-то их будет нечем. Эти слова основаны на утверждениях российских экспертов о том, что запасы газа и нефти месторождений Средней Азии и Каспия невелики. В настоящее время объемы газа, поступающего из разведанных месторождений Туркмении, едва покрывает обязательства по поставкам. Слова словами, а на деле "Газпром" при участии Путина стал активно вести переговоры по строительству газопровода "Южный поток", который в европейской части дублирует маршрут "Набукко". Таким образом появилось два конкурентных проекта.

Из искры — пламя

Руководитель Центра энергетической политики Института Европы РАН Алексей Хайтун уверен, что конфликт с Грузией спровоцировало руководство России, чтобы добиться контроля над транспортировкой энергоресурсов из Средней Азии. В данном случае речь не идет о раздаче российских паспортов и финансовой поддержке Абхазии и Южной Осетии. Это все происходило еще до появления амбициозных энергетических проектов. Здесь имеются в виду провокации другого рода. В частности, российская сторона усилила свои пропагандистские ресурсы в Кавказском регионе, одним из которых, по нашим предположениям, является и газета "Осетия сегодня", выходящая под лозунгом "Навеки вместе с Россией". За месяц до войны на сайте этой газеты в разделе "Аналитика" появился материал, посвященный несбыточности проекта "Набукко" "Газодобыча в России и стратегические вопросы национальной безопасности".

В статье, в частности, говорится, что в Москве "достигнута договоренность" между "Газпромом" и главами нефтегазовых ведомств центральноазиатских республик: Казахстана, Узбекистана и Туркмении — о переходе с 2009 года на европейские цены "за поставляемый газ" и данное соглашение открывает путь к началу строительства и завершению к 2011 году Прикаспийского газопровода, который направит через Россию на мировые рынки дополнительно 20-30 миллиардов кубометров туркменского и казахстанского газа в год. Далее в статье упоминается еще одно крупное "газовое" событие, а именно договоренность Казахстана, Узбекистана и Туркменистана о создании с китайской корпорацией Trans-Asia Gas совместного предприятия "Азиатский газопровод" для поставок в провинцию Синдзян центральноазиатского газа. В итоге делается вывод, что "совершенно бессмысленным становится лоббируемый США и Европой проект Транскаспийского газопровода "Набукко" через Каспий, Азербайджан, Грузию в Турцию".

Ответ на эту публикацию пришел от радио "Свобода", которое, как известно, финансируется конгрессом США. Журналист корпункта в Праге взял интервью у исполнительного директора проекта "Набукко" Райнхарда Митчека, который сообщил всем заинтересованным лицам, что проект состоится. При этом он подробно остановился на участии в этом проекте Ирана - страны, которая, как известно, может быть подвергнута экономическим санкциям. Дескать, в данном случае, по словам управленца, может работать посреднический механизм. Разные европейские компании могут покупать газ у Ирана и прокачивать его по трубе, как товар находящийся под иностранной юрисдикцией. То есть Иран может стать реальной альтернативой Средней Азии. Таким образом рисовалась перспектива, когда Михаил Саакашвили, оказывался на обочине "большой игры". Все это могло его подвигнуть к эскалации конфликта.

Ответный удар

Этими же обстоятельствами объясняется и жесткая ответная реакция Москвы в соответствие с бизнес-логикой Владимир Путина. Усиление "набукковской" коалиции за счет газа Ирана — это удар, что называется, ниже пояса. Тем более, что в конкурентной борьбе за среднеазиатский газ России, по всей видимости, еще придется всерьез столкнуться не только с Китаем, но и с Японией, которая намерена профинансировать газопровод из Средней Азии в Индию и Пакистан. Так что все усилия Путина и "Газпрома" по достижению договоренностей со странами Средней Азии, предпринятые как контрмеры к проекту "Набукко", утратили свое стратегическое значение. О намерении Ирана присоединиться к проекту "Набукко", который выразил готовность проложить новый трубопровод от месторождения "Южный Парс" к турецкой границе, стало известно еще в начале года, но только к лету он обрел более зримые черты.

Иранское месторождение природного газа "Южный Парс" — самое крупное в мире, оно было открыто в 1990 году. Его запасы оцениваются в 15 триллионов кубометров газа. Таким образом, "злейший враг" США оказался весьма прагматичным бизнесменом, к тому же остро нуждающимся в гарантиях безопасности. Европа откликнулась на ход "конем", прозвучало несколько заявлений Европейской комиссии о том, что в долгосрочной перспективе есть вероятность присоединения Ирана к проекту. Поставки иранского газа выгодны с экономической точки зрения, но с политической — сомнительны, поэтому начинать их с первого дня функционирования "Набукко" никто не планирует. Показательно, что прокремлевские эксперты, в частности, депутат Государственной думы РФ Сергей Марков, комментируя этот поворот во внешней политике Ирана, охарактеризовал его как "явно недружественный жест по отношению к России".

Круг замкнулся. Такое впечатление, что Владимир Путин после войны в Южной Осетии растерялся, в конце концов его бизнес-логика в государственных вопросах завела все отношения России с другими странами в тупик. Иинтервью американской телекомпании CNN и Первому каналу телевидения Германии АRD российский премьер давал "со слезами на глазах": "Мы никогда не политизируем экономических отношений, и нас очень удивляет позиция некоторых официальных лиц администрации Соединенных Штатов, которые разъезжают по европейским странам и уговаривают европейцев не брать наш продукт, скажем, газ, — это просто потрясающая политизация экономической сферы, очень вредная на самом деле". Но в том-то все и дело, что по-прежнему Путин рассуждает именно как продавец газа!

Загнанный в угол

В книге "От первого лица" Путин рассказал историю о том, что в детстве, после того как на него напала преследуемая им крыса, он получил урок: не надо никого загонять в угол. Так вот, в данном случае Путин отступил от своего правила и сам себя загнал в угол. В свое время гонка вооружений "обескровила" СССР, а сейчас борьба "Газпрома" на европейском, азиатском и прочих газовых рынках только истощает силы страны. Это совершенно не нужно российской экономике, ведь чем больше у нее ресурсов, тем она мощнее. Газ является стратегическим сырьем, которое необходимо, в первую очередь, самой России. В конце концов свою-то нефть американцы приберегают на черный день. Поэтому действия США отнюдь не "вредные", как думает Путин. Они могут быть провокационными с точки зрения игры на нервах, амбициях, недальновидности и тщеславии "свежеиспеченных" президентов, но в конечном итоге сокращение экспорта необработанного газа из России должно идти на пользу самой России.

Путин продвигает ущербные бизнес-проекты "Газпрома" вопреки воле граждан России. Ведь потому-то и не ладно в нашем государстве, что нефть и газ не играют положительной роли в модернизации страны, средства от их продажи используются неэффективно. До сих пор доля российской экономики не превышает 2,5 процента мирового ВВП. Россия вынуждена импортировать продукты переработки газа и товары из них, тогда как весь мировой газовый бизнес львиную долю прибыли получает от глубокой переработки газа. В связи с этим закономерным для России является вопрос: а нужно ли в этих условиях ей вообще увеличивать объем экспорта необработанного газа, тогда как можно переориентировать экономику нашей страны на экспорт продуктов его переработки?

Путин, к сожалению, всеми своими действиями показал, что не способен перестроиться. В результате Европа ответила ему адекватно, в духе все той же порочной бизнес-логики. Зачем вообще России, Грузии и странам Европы продолжать делать ставку на трубопроводные системы для доставки газа, а также удаленные рынки сбыта? Ведь более прибыльной и перспективной является торговля сжиженным природным газом, к тому же она менее подвержена геополитическим рискам. Однако ставки сделаны, и трубопроводная гонка, развернувшаяся в Евразии, уже привела к первому кровавому конфликту, который, по всей видимости, будет не последним. В мире не счесть безумцев, одурманненых запахом газа, весь воздух мировой политики пропитан им.

Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...