Представленная вашему вниманию переписка посвящена региональным выборам 12 октября. Она велась между директором проекта "Межрегиональная электоральная сеть поддержки" (МЭСП) Григорием Голосовым и руководителем Дирекции программ мониторинга избирательных кампаний Независимого института выборов Аркадием Любаревым в "Живом журнале" и по электронной почте.

Голосов (10 октября, 14:32): В Газете.Ru опубликовали отчет о пресс-конференции "Голоса" с присовокуплением "мнений экспертов" типа Глазычева, которым вменено в обязанность пугать единороссиков, дабы не совсем ленились и не все из выборных фондов разворовывали (не пугай их, так они даже и видимость кампании создавать не будут). Пафос публикации состоит в том, что "ЕдРо" просядет 12 октября на 10-15 процентов. В том, что немного просядет (хотя, конечно, в среднем не на 10-15 процентов, а меньше), не сомневаюсь. Но произойдет это не потому, что так проголосуют, а потому, что на этот раз посчитают с учетом необходимости обеспечить "реальную многопартийность". И к тому же Миронов обидится (а человек все-таки нужный), Жириновский заскандалит, коммунисты забухтят. Легче бросить им по несколько мест, чем потом отбрехиваться. Конечно, все это учитывалось и раньше, на выборах, одновременных с федеральными, но тогда надо было дать на федеральных по максимуму (иначе нельзя — Путин во главе "ЕдРа", а потом Медведев в президенты), а больших расхождений между федеральными и региональными результатами не допускалось. Сейчас таких ограничений нет. Вот и пойдет чуть-чуть вниз верхняя кривая на графиках вроде того, что я опубликовал в РЭО (Рис. 2 и 3). Важно ли это? Нет.

При всем моем уважении к усилиям "Голоса" я, стало быть, считаю, что подобные подходы скорее затушевывают реальную картину происходящего, чем проясняют. Когда недобросовестный производитель называет маргарин маслом, то это можно понять. Но когда эксперт по потребительскому рынку начинает говорить, что плохое это масло, и вот таких-то качеств ему недостает, и вот то-то отличает его от хорошего масла, то намерения-то благие, но по факту такой эксперт подыгрывает недобросовестному производителю, ибо факт прост, очевиден и состоит в том, что маргарин — не масло. Точно так же и события 12 октября — не выборы, и бессмысленно их как выборы обсуждать. Правда, отклоняется Иркутская область, где есть намерение (не знаю, материализуется ли) свести счеты между местными группами с использованием итогов голосования. Но надо признать, что это — исключение, уходящая натура, такое было типично для начала предыдущего электорального цикла, встречалось и в его конце (на мартовских выборах 2007 года), но уходит в прошлое. А к новым реалиям нужен новый подход, исходным пунктом которого, мне кажется, должен быть отказ называть выборами то, что ими не является.

Любарев (10 октября, 18:31): Мне понятно, что вызывает нежелание называть нынешние выборы выборами. Но все же Ваши рассуждения не вполне корректны. И пример с маслом и маргарином это хорошо иллюстрирует.

Масло (сливочное) может быть некачественным, прогорклым, содержать вредные примеси, оно может оказаться непригодным в пищу. Но все равно его назовут маслом и будут говорить, например: "Это масло нельзя есть". А маргарин может быть вполне качественным и даже полезным. Просто это – другой продукт.

В нашей ситуации, если выборы – это сливочное масло, то в качестве маргарина можно рассматривать, скажем, избрание президентов или губернаторов парламентом. Тоже, в принципе, демократическая процедура. И ее часто называют выборами. Но это принципиально иная процедура, чем всенародные выборы.

А наши нынешние выборы – это все же сливочное масло. Либо не очень качественное, как в Иркутской области, либо совсем несъедобное, как в Чечне. И обсуждать их поэтому надо именно как выборы, то есть говорить о том, чего в этом масле не хватает, что лишнее, а что трансформировалось во что-то иное.

Кстати, не надо судить о пресс-конференции "Голоса" по одной публикации. На ней Александр Кынев четко разделил регионы по уровню конкуренции и управляемости. Но, вероятно, между Вами и Кыневым есть и принципиальные расхождения. Вы как бы намекаете, что результаты выборов (или СЭТ, как Вы это предлагаете называть) определяются произвольно в неких кабинетах. В отношении Чечни это, видимо, так и есть. Но в сибирских регионах (и Кузбасс, скорее всего, не исключение), как полагает Кынев (и я здесь с ним согласен) от воли избирателей результат тоже зависит (другое дело, что с теми или иными искажениями).

Голосов (10 октября, 18:53): Правовая форма не определяет содержание. А то придется нам признавать маслом не только маргарин, а даже и гораздо худший продукт, упакованный в брикет с надписью "Масло сливочное". Такой продукт надо называть своим именем. Иначе кто-нибудь набросится и съест с голодухи, а потом нас же обвинит, что не предупредили.

По содержанию же СЭТы являются процедурой назначения депутатского корпуса, несомненно, более сложной и замаскированной, чем в случае с главами исполнительной власти, но все-таки именно [процедурой] назначения, как назначались, например, депутаты советов при прежней власти.

Иными словами, я действительно считаю, что результаты выборов определяются в кабинетах. В большинстве регионов результаты голосования все еще учитываются, но только в рамках заданных ориентиров и главным образом при распределении мест между малыми партиями. Выборным такой механизм признать не могу.

И это не зависит от того, насколько активно идет избирательная кампания и есть ли она вообще. На думских выборах 2007 года, кстати, было-таки подобие борьбы, и я даже сам призывал интересующихся на них пойти (в отличие от президентских). А толку-то? На выборах, — если это выборы, — борьба только пролог к результату, сама по себе ценности не имеет, если результат определяется иными обстоятельствами. Что касается среднего проседания "ЕдРа", то я, в общем, согласен с прогнозом Михаила Тульского. Причем не удивлюсь, если это будет достигнуто в основном за счет Чечни. Но тут уж как Аллах Кадырову на душу положит.

Любарев (11 октября, 21:38): По поводу масла. Если мы скажем, что это – масло, но испорченное, то нас никто не обвинит, что не предупредили. А если мы испорченное масло назовем маргарином, но кто-то может действительно съесть, поскольку маргарин – вполне съедобный продукт.

По поводу выборов. Хотел бы уточнить: Вы действительно считаете, что на региональных выборах, которые состоятся завтра, все решено в кабинетах и от избирателей ничего не зависит? Или Вы позволили полемическое преувеличение?

По Иркутской области я понял, что Вы так не считаете. По Чечне, наверное, это так и есть. Поэтому вопрос относительно Кузбасса, Забайкалья и Сахалина.

Голосов (11 октября, 22:00): Я думаю, что результаты выборов в Чечне и Кемеровской области полностью зависят от распоряжений, которые отдадут Кадыров и Тулеев. В первом случае все предрешено (хотя мы не знаем, как именно), а во втором случае Тулеев может принять во внимание разные входящие соображения, вот и вся разница. В Забайкалье и Сахалинской области есть ориентиры по результату ЕР (60 или 65 процентов, не знаю), которые будут реализованы независимо от итогов голосования. Итоги голосования повлияют, однако, на распределение мандатов между другими участниками. В Иркутской области ориентир по ЕР тоже есть, и он составляет тоже процентов 60, но может быть не достигнут из-за сбоев административной машины. В понедельник утром все уже увидим.

Любарев (12 октября, 10:16): Да, скоро мы увидим результаты, и даже не завтра, а сегодня поздно вечером с учетом разницы во времени (кроме Чечни). Но поскольку мы точно не знаем, какие были установки, то и не сможем точно сказать, насколько эти установки выполнены. Тут все равно есть поле для анализа. Скажем, Кынев обычно видит, насколько результаты связаны с качеством и количеством агиткампании и с популярностью кандидатов. А у меня есть некоторые статистические оценки.

Принципиальный вопрос в том, играют ли роль голоса избирателей. Если не играют никакой роли, я тоже такие мероприятия не могу называть выборами. Если играют — другое дело.

Тут ведь еще и вопрос в том, как делаются установки. Они ведь очень часто исходят из того, какой реально результат можно достичь без кардинальных манипуляций. Здесь ведь вопрос и практический. Исходя из того, что уровень искажений ограничен, я и мои коллеги говорим избирателям: чем больше вас придет на участки, тем меньше будет эффект от искажений. В тех же случаях, когда абсолютно все решено в кабинетах, призывать к участию в голосовании не стоит.

Голосов (12 октября, 22:34): Да очевидно уже, какая была установка. Она была, как теперь ясно, в какой-то момент снижена до 55 процентов. Именно таковы были первоначальные результаты, опубликованные в трех регионах: Сахалин — 56,4 процента, Забкрай — 54, 3, Иркутская область — 55,1. На данный момент, как и следовало ожидать, на Сахалине и в Забкрае остается примерно как было (на Сахалине 54,8), а в Иркутской, из-за недостаточного контроля, съехали на 49,5, но, я думаю, до 50 процентов все-таки досчитают потом. В Кемеровской, где все отдали на откуп Тулееву, результат, как я и предполагал, неприличный – ЕР получила 84,57 процента, "Справедливая Россия" — 5,98 процента, ЛДПР — 5,4 процента, КПРФ — 3,13 процента. В Чечне — увидим завтра, но все ведь ясно.

Любарев (12 октября, 22:58): Во-первых, когда мы вычисляем установку постфактум, мы рискуем скатиться до подгонки фактов под свою теорию.

Во-вторых, если установки меняют, то, очевидно, исходя из реальных возможностей, и тогда этим установкам грош цена.

Вспомним Ваши слова о том, что Миронов обидится и пр. Не убедительно. Миронов и так должен обидеться на 8,6 процента на Сахалине, 8,3 процента в Иркутской области и 6 процентов в Кузбассе. Коммунисты будут бухтеть в любом случае. А Жириновского в Иркутской области удовлетворил бы и один мандат, как они сами в начале кампании говорили.

Если бы все делалось по установке, то результаты этих партий были бы другими. Впрочем, Вы сами говорите, что результаты остальных партий зависят от избирателей. Но так не может быть, чтобы у одной не зависели, а у других зависели. То, что ЕР натягивают лишние 5 процентов, не означает, что все решается в кабинетах.

Голосов (13 октября, 00:10): Любой управленец не только знает, что установки надо корректировать, чтобы сохранить управляемость ситуации в целом, но и рассматривает такие корректировки как часть стратегии успеха. Надо сначала задать ориентир, а потом, взвешивая ситуацию, можно его снизить, с тем чтобы потом не наказывать управляемых за невыполнение того, что они не могут выполнить. Поэтому установки всегда корректируются. Тогда они выполняются с высокой степенью точности.

Что касается реакций федеральных политических акторов, то, конечно, Миронов может обидеться и на 15 процентов, это его дело, но коллеги по правящей группе такой обиды не поймут. А вот если он обидится на то, что СР не проходит в ЗС, то некоторые, может быть, поймут. И именно это учитывается региональными управленцами, а не только личные эмоции Миронова. Именно так смотрит на дело ЛДПР в Иркутской области, где они прямым текстом сказали: дайте один мандат, и не заскандалим. Если бы они дали понять, что заскандалят при результате, который серьезные люди сочли бы приемлемым, то это свидетельствовало бы об отсутствии серьезных намерений. Еще раз подчеркну, что основной ориентир дается по ЕР, а результаты остальных партий отдаются на волю региональных властей. Поскольку эти результаты должны быть отражены в протоколах, а тотальная фальсификация, помимо прочего, чревата значительными логистическими издержками, то эти результаты в большей степени отнесены к итогам голосования, чем результаты ЕР.

Поэтому правильно говорить, на мой взгляд, не то, что ЕР натягивают 5 процентов, а то, что ей натягивают 55 процентов, а остаток распределяют между другими партиями, причем в большинстве случаев (в 3 из 5) на пропорции влияют реальные итоги голосования.

Любарев (13 октября, 9:04): Меня в данном случае не интересует качество управленческих решений. А интересует тот вопрос, с которого мы и начали дискуссию: зависят ли официальные результаты от воли избирателей?

Если официальные результаты являются отражением воли избирателей, пусть и с определенными искажениями, то я это считаю выборами. Если же они определяются в кабинетах безотносительно того, как голосуют избиратели, то такие "мероприятия" я тоже выборами назвать не могу.

Вот с этой точки зрения я и смотрю на события 12 октября. То, что были установки, это еще ничего не значит. Если эти установки учитывали реальную волю избирателей (до голосования — в форме соцопросов, после — данные с участков), да и еще и корректировались по ходу (корректироваться они могли исключительно ради учета реальных результатов), это означает, что воля избирателей все же первична, а установки — вторичны.

Возвращаясь к Вашему блогу, к вопросу о том, почему "ЕдРо" должно было получить и получило реально (в Забайкалье, Иркутской и Сахалинской областях) на 8-10 процентов меньше, чем 2 декабря прошлого года. Кынев сделал такие выводы на основании социологических и политологических соображений, то есть на основе представления о том, как должны себя вести избиратели. Вы утверждали, что все дело в установках, и эти установки сделаны такими, чтобы не вызвать недовольства СР, ЛДПР и КПРФ. Но с результатами, аналогичными результатам 2 декабря, эти три партии проходили везде, кроме Чечни. Так что с этой точки зрения большого смысла снижать показатели ЕР не было.

А теперь смотрим Сахалин. Те 8 процентов, которыми "пожертвовала" ЕР, достались в основном КПРФ. СР прибавила лишь 2,5 процента и скорее за счет аутсайдеров. В Забайкалье СР тоже прибавила чуть больше 2 процентов, а КПРФ — 4,5 процента, зато ЛДПР потеряла.

Конечно, видно, что в этих двух регионах ЕР тянули до 55 процентов, но почему не на 60 процентов? Вы правильно пишете — потому что не смогли бы вытянуть до 60 процентов. Но кто, кроме избирателей, этому помешал?!

А в Иркутской области не смогли дотянуть даже до 50 процентов, тут, правда, кроме избирателей, сильно мешал Игнатенко.

Кемеровская область — совсем другое дело. Здесь ЕР получила больше, чем 2 декабря, и Тулеева не волновали протесты Миронова, Зюганова и Жириновского. Как сказал, так и сделали. И пусть СР удовлетворится мандатом (или двумя, пока не считал), которые ей кидают благодаря плавающему барьеру.

Ну а про Чечню говорить нечего. Тут ЕР должна была получить меньше, чем 2 декабря, по определению — все равно по закону хоть один мандат надо дать другой партии, так неудобно, если эта партия (естественно, СР) получит всего 0,3 процента. Здесь уже по предыдущим выборам впечатление было такое, что протоколы пишут вне всякой связи с бюллетенями, которые лежат в урнах.

Голосов (13 октября, 12:48): Установки, как я (кажется) писал довольно ясно, даются только по ЕР, все остальное решается на региональном уровне, исходя как из перспектив взаимоотношений с федеральными акторами, так и сложившихся взаимоотношений между администрациями и партиями в самих регионах. Разумеется, "снижать" показатели ЕР при этом никто не станет. Но давайте не будем рассматривать результаты партий на думских выборах 2007 года как объективную меру популярности партий в региональных электоратах.

Важный вопрос, конечно, что заставляет корректировать установки. Это, на мой взгляд, следующие факторы, в порядке убывания важности:

  1. конкуренция региональных групп;
  2. недостаточная эффективность административной вертикали на региональном уровне;
  3. наличие препятствующих механизмов в самом избирательном процессе (потенциал к эффективному наблюдению на выборах у партий или неправительственных организаций);
  4. реальные предпочтения избирателей, замеряемые социологическими опросами.

Эпилог

Результаты списков партии "Единая Россия" на региональных выборах 12 октября 2008 года, согласно данным, опубликованным на сайтах избирательных комиссий к 13 октября 2008, 15:00. (В скобках даны результаты на думских выборах 2007 года в тех же регионах.) Чечня 88,4 (99,4), Забайкальский край 55,2 (62,8), Иркутская область 49,4 (58,5), Кемеровская область 84,8 (75,8). Средний результат ЕР в этих регионах снизился на 5,5 процента — с 72,1 до 66,6 процента.

Григорий Голосов, Аркадий Любарев

Вы можете оставить свои комментарии здесь