Съезд ОДД "Солидарность". Фото корреспондента Собкор®ru Евгении Масловой
  • 16-12-2008 (17:45)

Марш солидарных

"Солидарность" не станет общенациональной оппозицией, если не избавится от генетических заболеваний

update: 03-02-2009 (20:39)

Первое, что я увидела, подъезжая к подмосковной гостинице, в которой проходил съезд "Солидарности", – это убегающего "в поля" молоденького милиционера. Позже выяснилось, что он мчался в погоню за баранами, в ужасе разметавшимися по не очень ухоженной прилегающей территории.

Поистине живодерская акция с баранами была не первой, которую устроили прокремлевские шариковы в течение двух дней, пока проходил съезд нового движения. И если акция с бедными животными вызвала у делегатов чувство жалости и возмущения, а идиотический креатив с лодкой и похоронным маршем – дикий хохот (жалко в этом эпизоде только Владимира Милова, чье выступление ползала не услышали, бросившись смотреть на устроенное "Румолом" маски-шоу), то были вещи, которые доставили делегатам реальные проблемы.

Все утро телефоны организаторов разрывались от звонков, исходящих с неизвестного номера. В трубке никто ничего не говорил, но и никто кроме этого "спамера" дозвониться не мог. Одновременно иногородним делегатам съезда приходили СМС-сообщения о том, что в офисе ОГФ обыск и на точке сбора милиция и надо ехать совсем в другое место. Человек двадцать вообще отвезли в соседний подмосковный город на подложном автобусе с надписью "Солидарность" и высадили в чистом поле.

Один из делегатов рассказал мне, что от такой участи еще человек двадцать спасла его проницательность: хозяйка вылезающих над мини-юбкой стрингов, колготок в сеточку и крашеных гидроперитом волос, сидевшая рядом с водителем, явно не могла принадлежать к числу организаторов, посчитал демократический Шерлок Холмс и не ошибся.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Прозрачность судьбы

Если в Кремле создание нового движения вызывает однозначную реакцию (и эта реакция – страх), у многих думающих людей однозначной точки зрения не имеется. Я как журналист, повидавший на своем веку создание десятков объединений, движений и комитетов, ехала на съезд "Солидарности" не только с любопытством, но и с определенной долей скепсиса. Теперь по законам жанра мне стоило бы сказать, что после съезда любопытство увеличилось, а скепсис развеялся, но я так не скажу. Любопытство все еще имеет место быть, но и скепсис никуда не делся. И похожие чувства испытывают, кстати, не только наблюдатели, но и участники процесса.

В первый же день у меня вызвал подозрения стиль общения с делегатами ведущих заседания из числа членов координационной группы по созыву съезда. Нежелание ставить некоторые вопросы на голосование, выслушивать мотивации и попытки пользоваться понятием "кворума" по своему усмотрению напоминали славные времена Егора Лигачева. К сожалению, далеко не все делегаты съезда испытывали дискомфорт от такого поведения ведущих и с радостью проголосовали против создания двух секций, не предусмотренных планами организаторов. И только сделали хуже себе. Ведь если бы, например, секция, посвященная обсуждению организационных принципов движения, состоялась, на следующий день делегатам, скорее всего, не пришлось бы просидеть в зале заседаний лишних эдак часов пять, обсуждая те самые оргпринципы, но уже в более широком составе. После заключения секции обсуждение очевидно пошло бы быстрее.

Чем объяснялось явное нежелание организаторов создавать такую секцию, я не знаю, только догадываюсь. Но возможно, после работы секции в документе все-таки бы уточнили срок, на который избирается федеральный политический совет ОДД. При обсуждении в широком формате этот момент в спешке упустили.

Было ли отсутствие столь важного пункта в основополагающем документе "Солидарности" сознательным приемом или случайной недоработкой, могут знать только члены координационной группы. Однако они ничего про это не говорили, да и к слову сказать, в работе над документами за редким исключением работали неактивно. Но в любом случае качество подготовки текстов проектов различных документов и заявлений оставляет желать лучшего. Чего только стоит фраза: "Мы требуем от власти полной прозрачности судьбы в распределении Стабилизационного фонда". Стоило ли собирать 250 человек, чтобы они занимались стилистической правкой?

Несмотря на отсутствие пары важных секций, работа в четырех предусмотренных заранее не могла не радовать. Собравшиеся обсудили вопросы будущего государственного устройства России, ее экономики, внешнеполитических целей и вопросов развития человека. Обсуждение строилось вокруг программы "300 шагов к свободе", в итоге 300 шагов, предложенные Владимиром Миловым, вызвали к жизни более тысячи поправок, то есть в среднем по 3-4 поправки к одному шагу. Съезд принял решение, что созданная им редакционная комиссия займется этими поправками на постоянной основе и вынесет свой вердикт через три месяца.

Вечером после заседания группа делегатов изготовляла в холле гостиницы растяжку. Черная полоса ткани, на которую приклеивали оранжевые буквы: М-А-Р-Ш-Н-Е-С-… Другого времени, чтобы подготовиться к 14 декабря, у них не было: весь день они принимали активнейшее участие в работе съезда. Послезавтра участники "Солидарности" планировали выйти на общую, солидарную акцию в защиту Конституции с нацболами, левыми и офицерами-патриотами.

Правда, перед этим им предстояло выслушать, почему этого делать не стоит. Утреннее пленарное заседание состояло из череды выступлений почти всех членов координационной группы и гостей съезда. Прежде чем подробнее поведать о развернувшейся дискуссии по вопросу о том, с кем надо сотрудничать, а с кем – нет, расскажу один анекдот из работы съезда. За завтраком к группе, клеившей ночью растяжку, подошел один из членов координационной группы и попросил… не разворачивать ее во время пленарного заседания. Ничего кроме недоумения такая просьба вызвать не могла, делегаты-"несогласные" всегда считали себя адекватными людьми, как пояснили они мне потом, и не могли перепутать уличную акцию со съездом. Но организаторы все равно чего-то испугались. Наверное, несогласия (к вопросу о стиле ведения заседаний).

Красными не играть

Но вернемся на пленарное заседание. Первым выступал Гарри Каспаров. Кроме общих слов на тему "как здорово, что все мы здесь сегодня собрались" (после бесславного растворения Комитета-2008 сбор представителей "Яблока", СПС и других демократов в одном месте без всякой иронии можно считать достижением, но про это столько уже написано, что повторяться не хочется), прозвучало в речи лидера ОГФ два важных тезиса. Первый – сотрудничество с властью недопустимо, второй – сотрудничество с левыми и националистами, разделяющими идеи демократии и восстановления в стране политической конкуренции, – необходимое условие для победы.

Если в первом утверждении никто не сомневался, и, более того, поддержка его звучала практически во всех речах (вспоминали про доктора Фауста, называли Никиту Белых Иудой Юрьевичем, критиковали желание играть в кремлевские игры), то второе вызвало полемику. Ярче Валерии Ильиничны все равно не скажешь, да никто не пытался. "Кремль играет черными. Мы белыми. Красными играть нельзя", – заявила пламенный борец за права олигархов от посягательств чекистов и коммунистов, обращаясь прежде всего к тем в зале, кто умеет играть в шахматы. Скромную лепту в поддержку Новодворской внес и Илья Яшин, заявивший, что путь левого и правого радикализма – не тот, по которому должна идти Россия, а вместе с ней и демократы. Надо отдать должное лидеру "Молодежного Яблока" – про нерадикальных левых и националистов он ничего не сказал, как, впрочем, не сказал и про радикальных демократов (если иметь в виду под словом "демократ" не любого приверженца демократических ценностей, а только определенный сложившийся при Ельцине слой российских политиков – такое определение ближе к самоназванию объединенного демократического движения, которое кто-то честный в зале предлагал переименовать в объединенное движение демократов).

Ответил творческой натуре Валерии Ильиничне тоже творческий человек – режиссер Андрей Некрасов. Лично на меня его выступление произвело самое глубокое впечатление из всех: редко на таких "пленарках" услышишь что-то новое, то, что ты не слышал полгода назад на каком-нибудь съезде, десять дней назад по "Эху" или не читал позавчера в "Еже". Надеюсь, что Некрасов для читателей нашего сайта еще напишет отдельный текст с изложением своих идей, но пока ограничусь резюмированием. Термины "левые" и "правые" своими генетическими корнями уходят в XX век. Они кровь от крови, плоть от плоти детища этого кровавого и плотного столетия. На дворе век XXI, и нам необходимо устранить лево-правый бардак в головах, и тогда не будет таких сжигающих силы и время баталий по вопросу о сотрудничестве с теми или другими группами: в России будет либо общенародная оппозиция, либо не будет никакой.

Напряженность тона снизил прибывший на съезд практически из участка Роман Доброхотов. Он рассказал с трибуны про "диалог гражданина с властью". По утверждению Доброхотова, власти в лице Д.А. Медведева диалог понравился, и президент даже попросил гражданина "не убирать". Но цепным псам Путина из ФСО (которые, кстати, на следующий день со сладострастной яростью били ногами по голове пришедших на диалог с властью нацболов) гражданин Доброхотов не понравился, и они его все-таки "убрали".

Спортлото: 39 из 39

Но делегаты съезда рано расслабились (и вы, дорогие читатели, тоже не расслабляйтесь), ведь главные баталии были еще впереди: предстояло выбрать руководящие органы "Солидарности".

Безусловным достижением "Солидарности" можно считать отказ от вождизма и выбора одного лидера. Как выразился Борис Немцов: "В нашем случае лидер – это кандидат номер один на Петровку, 38, и мы туда пойдем все вместе". Однако развитие идей внутренней демократии (пункт о которой в оргпринципы движения внесли по инициативе Сергея Давидиса) на этом и закончилось. Выборы первого из двух (полисовет и президиум) коллегиального органа прошли хоть и на небезальтернативной основе, но по факту рядовым делегатам дали очень небольшой зазор для реального выбора.

В папочках, которые раздавали участникам съезда, с самого начала лежал ничем не приметный листок со списком фамилий. Список состоял из 39 позиций. Именно столько человек должно входить в федеральный политсовет ОДД, и именно столько ФИО оказалось в списке, рекомендованном делегатам координационной группой. Первыми в этом списке значились 13 фамилий членов координационной группы. Такая забота о себе любимых не может не вызывать удивления. Неужели координаторы боялись, что делегаты не выберут Гарри Каспарова, Бориса Немцова или Владимир Буковского? Почему они не дали возможности самим делегатам оценить политический вес каждого из списка 13-ти и качество подготовки съезда самостоятельно? Мне такая постановка вопроса чем-то ужасно напоминает высказывания Дмитрия Медведева о том, что в условиях кризиса необходимо обеспечить стабильность начатого курса.

С подробностями "сложных согласовательных процедур", о которых говорили члены координационной группы, я, как и большинство делегатов, гостей и представителей прессы, ознакомлена не была. Придется верить на слово. И даже подозреваю, что, если бы никаких согласований не было, список ФПС имел бы численный перекос в пользу одной из составляющих движения (активисты бывшего СПС, ОГФ, РНДС, "Яблока", "Смены", "Обороны", правозащитных организаций и т.д.). И обусловлено это тем, что, несмотря на все самозаклинания, многие как из рядовых, так и из облаченных властью координировать съезд делегатов продолжают играть в "реал-политик" – пусть и на уровне "Солидарности". А значит, они выбирают по принципу "свой-чужой", а не по принципу работоспособности, таланта, инициативности, багажа реальных дел и т.д. Уверена, переделать людей, привыкших именно к такой постановке вопроса, с размаху невозможно, но инициаторы создания могли хотя бы постараться запустить этот процесс, начав с себя.

Делегаты, которые были неудовлетворены постановкой вопроса "39 из 39", предложили свой список. После голосования из альтернативных кандидатов в ФПС прошли четверо. Думаю, что именно они должны составить костяк тех сил, которые будут бороться не только за внешнюю, но и за внутреннюю демократию движения. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

Мы ждем перемен

Съезд за два дня своей работы принял еще много разных решений, заявлений, документов. В частности, теперь демократы должны всякий раз вставать, когда по радио передают песню Виктора Цоя "Мы ждем перемен". Кстати, в прошлом году, когда я ехала в Питер на "Марш несогласных", эту пеню передавали в поездной радиоточке в исполнении Надежды Кадышевой…

Забыли участники "Солидарности" только об одной важной вещи: выразить солидарность с тремя делегатами, задержанными по пути на съезд. Что характерно, произошло это в Кировской области – будущей вотчине бывшего соратника "солидаристов". Одного из них, как было известно еще на съезде, задержали по подозрению в убийстве.

Когда обсуждалось выбранное координационной группой название "Солидарность", один из делегатов выступил против него. По его мнению, собравшиеся не обладают достаточным моральным уровнем, чтобы соответствовать той высокой планке, которая заложена в названии.

Я бы не стала судить столь категорично. Если это и правда, то относится она далеко не ко всем участникам "Солидарности". Многим из них уже на следующий день удалось доказать, что для них солидарность – не пустой звук.

"Марш несогласных"

"Солидарность" не принимала решения участвовать в "Марше несогласных", – резко оборвал призыв одного из членов ФПС движения солидарно выйти на улицы Москвы 14 декабря другой член этого руководящего органа. Тем не менее, это не помешало и призывающему вместе с половиной делегатов съезда хотя бы попытаться это сделать. Для многих попытка не удалась, но скорее не потому что "Солидарность" не принимала решения об участии в "Марше", а по банальной причине противодействия ОМОНа.

Но многим участникам "Солидарности" все-таки удалось пройтись по Садовому кольцу с той самой поклеенной ночью растяжкой, выйти рядом с требующими права на собрание ветеранами, постоять в одиночном пикете. Многие из тех, кто активно работал над поправками в документы, клеил ночью растяжку, призывал делегатов на "Марш", потом сам маршировал, вечером 14 декабря развозил по отделениям милиции передачи, купленные по собственной инициативе и на собственные деньги, без официальных разрешений ФПС. Хлеб, воду и сыр развозили всем – вне зависимости от того, каких именно идеологических взглядов придерживался задержанный.

"Ну почему, почему "Марш несогласных" решили проводить именно 14 декабря?" – спросил меня один из членов координационной группы. И сам же на него ответил: "Марш несогласных" – это провокация против "Солидарности"!" Мои аргументы о том, что "Солидарность" – это и есть актив "Марша", услышаны не были. Интересно, что точно такой же вопрос мне задал еще один человек. Это был милиционер, который стоял на входе в отделение милиции, куда мы вместе с участниками "Солидарности" пытались передать еду для задержанных. Его, видимо, беспокоило, почему это мешающее их мирной ментовской жизни событие произошло именно в его дежурство. "Потому что 14 декабря 1825 года на Сенатскую площадь вышли те, кто хотел жить по Конституции", – ответила я то, что не успела ответить тому, кто первый задал мне этот вопрос.

Юлия Галямина

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

14.12.2008,
Евгения Маслова

Реклама
Материалы раздела
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама