Дмитрий Медведев с супругой и Владимир Путин без супруги на пасхальном богослужении. Кадр Первого канала.
  • 20-04-2009 (19:13)

Сезон охоты на ведьм

В России учредили православную инквизицию

update: 03-05-2009 (20:06)

Каждую весну общественность с напряжением следит за тем, как первые лица государства неумелой рукой крестятся перед телекамерами на пасхальной службе в храме Христа Спасителя. Между тем в сфере церковно-государственных отношений в апреле произошли куда более важные события, при этом не привлекшие к себе должного внимания. А именно, 3 апреля состоялось первое заседание Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации. Председателем этого совета на нем был единогласно избран "православный сектовед" Александр Дворкин, а одним из его заместителей – "православный правозащитник" Роман Силантьев.

Функции Экспертного совета оговорены приказе Минюста №53 от 18 февраля 2009 года.  Согласно этому документу, экспертиза, проводимая советом, будет иметь "комплексный характер", то есть при вынесении вердикта эксперты должны учитывать весь материал, относящийся к деятельности той или иной организации, в том числе ее внутренние документы, культовую практику, религиозную литературу. А запрос о такой экспертизе в совет будет направляться "при поступлении в Минюст России (его территориальный орган) заявления о государственной регистрации религиозной организации" и в "иных случаях".

Так что вся религиозная жизнь страны поставлена в зависимость от решений Экспертного совета. Его члены станут проверять на экстремизм верующих из уже существующих религиозных организаций. Новые религиозные объединения, желающие зарегистрироваться в качестве таковых, тоже обязаны будут пройти через руки экспертов.

Казалось бы, доверить эту ответственную задачу надо было представителям научного сообщества, и, в любом случае, людям неангажированным и с чистой репутацией. Но религиоведческую экспертизу отдали на откуп человеку, замешанному во множестве скандалов. Его избрание председателем красноречиво свидетельствует о составе совета и его характере в целом: из 23 его членов ученым-религиоведом является только один, Игорь Яблоков, заведующий кафедрой философии религии и религиоведения МГУ.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

В результате правоприменительная практика будет напрямую зависеть от вкусов и религиозных предпочтений "ревнителей православия". Если они найдут, скажем, признаки экстремизма в той или иной религиозной организации, это будет грозить ее членам в лучшем случае лишением регистрации, в худшем – тюремными сроками. Другими словами, в России создано что-то вроде "православной инквизиции". Главный "эксперт"-инквизитор Александр Дворкин уже много лет практикуется в травле и шельмовании движений, которые, как представляется ему и его покровителям из Московской патриархии, могут составить конкуренцию местным православным приходам (особенно сильно он ненавидит Свидетелей Иеговы, мормонов, протестантские церкви, кришнаитов). Причем активность Дворкина никогда не ограничивалась "экспертными заключениями" и изданием "сектоборческой литературы". Он разъезжает по стране и организовывает агрессивное пикетирование молельных домов и прочих зданий, принадлежащих неугодным ему "религиозным движениям". Во время одного из подобных мероприятий, в марте 2005 года, Дворкин был даже задержан милицией в Екатеринбурге.  Правда, патриарх Алексий II поспешил публично вступиться за "православного борца с сектами", и милиции пришлось приносить извинения за своих сотрудников.

Главный "вклад" Дворкина в науку – это введение антиконституционного понятия "тоталитарной секты". Понятие это заведомо несет оценочную нагрузку и продиктовано не потребностью объективного, научного описания религиозного опыта, а необходимостью навешивать соответствующий ярлык на неугодные организации. Критерии понятия "тоталитарная секта" весьма размыты, а, следовательно, и само его применение крайне субъективно. Так, главный персонаж Евангелий, утверждавший "Я есмь Истина" и "возненавидь отца и мать своих", согласно критериям Дворкина вполне может охарактеризован как "опасный сектант", а Его последователи, при вступлении в общину отказывавшиеся в его пользу от всего имущества и активно вербовавшие сторонников нового учения (см. "Деяния апостолов") – "тоталитарная секта".

Перед пасхальным богослужением в Великую субботу "Деяния апостолов" читались во всех православных храмах. Все православные благоговейно внимали, как во времена апостолов верующие ходили с проповедью по улицам и передавали свое имущество религиозным лидерам. А Дворкин требует людей, которые занимаются ровно тем же самым в наши дни, привлекать к уголовной ответственности. Он даже предложил ввести в Уголовный кодекс статью, предусматривающую ответственность за "манипулирование сознанием". Но мы живем в свободном государстве – и если есть люди, которые готовы стоять с религиозной литературой на улицах или ходить, как Свидетели Иеговы, по квартирам, или даже отказываться от квартир в пользу своих общин – никто не вправе препятствовать им. То, что Дворкин называет "манипуляцией сознанием", является нормальной религиозной практикой. Если бы он был ученым, а не "православным ревнителем" из секты "центр св. Иринея Лионского", которому руководство РПЦ МП делегировало право борьбы с конкурентами на религиозном рынке, он бы понял это.

Разумеется, Дворкин может придерживаться каких угодно религиозных взглядов и вводить какие угодно понятия. Но делать его председателем государственного органа, призванного оценивать другие религиозные организации, просто верх цинизма. Теперь измышления о "тоталитарных сектах" и прочие фантазии лжепрофессора из разряда страшилок для "православного пользования" превратятся в основания для судебных решений.

С тем же успехом религиозную экспертизу можно было бы поручить кому-нибудь из журнала "Сторожевая башня" (издание иеговистов): уровень беспристрастности примерно сравним, также как и категории, в которых воспринимается действительность. "Первым сектантом был сам сатана, использовавший при разговоре с Евой типичные приемы сектантской вербовки". Эта цитата из главного "научного" труда Дворкина, книги под названием "Сектоведение", дает вполне отчетливое представление о том, как человек, которого избрали председателем Экспертного совета при Минюсте РФ, смотрит на мир… О какой независимости и объективности эксперта, которые оговорены в приказе министерства, тут может идти речь?

Кому понадобился этот одиозный "сектоборец" в качестве главного религиозного эксперта страны? Некоторые предполагают, что его назначение связано с деятельностью нового патриарха Кирилла, который сразу после своего избрания встретился с президентом Медведевым и, по всем признакам, решил вывести церковно-государственные отношение на "новый уровень". Однако о возможном включении Дворкина в состав Экспертного совета заговорили еще в декабре прошлого года, когда Кирилл патриархом еще не стал.  С другой стороны, возможно, что именно Кирилл лоббировал избрание Дворкина председателем, а также расширение полномочий совета, зафиксированное в мартовском приказе Минюста.

В итоге совет, где Дворкин и Силантьев могли быть хотя бы просто рядовыми членами, превратился в настоящую "православную инквизицию".

Не стоит забывать и о том, что Дворкин косвенно связан и с политтехнологами из администрации президента. Вспомним о многочисленных акциях "Молодой гвардии" против "сектантов" (сайентологов, кришнаитов, мормонов), которые часто проводились при участии местных епархиальных властей и представителей центра св. Иринея, возглавляемого Дворкиным.

Участие кремлевских молодежных организаций в "антисектантской деятельности" не должно удивлять: ведь в религиозных деятелях, неугодных РПЦ МП, Дворкин видит "оранжевую угрозу". "Сейчас они размахивают российскими флагами, молятся "за этот народ, эту страну", клянутся в любви Путину. Но когда придет срок – сектанты могут встать под западные знамена" - предостерегает "сектовед".

Так что введение Дворкина в состав Экспертного совета, помимо очередного шага по сближению власти с РПЦ МП, может быть расценена в качестве превентивной меры по борьбе с "оранжевой угрозой", которые власти видят во всех религиозных организациях, не вписывающихся в разряд традиционных.

Другие члены совета тоже вызывают немало вопросов. Так, Роман Силантьев, "православный эксперт" по исламу, своей деятельностью неоднократно вызывал нарекания у мусульманской общественности и провоцировал скандалы, которые доходили до того, что даже руководство РПЦ МП вынуждено было открещиваться от излишне активного "ревнителя". А еще один член Экспертного совета, Александр Кузьмин, по некоторым данным, является автором листовок против кришнаитов, раздававшихся в Хабаровске на антисектантской акции все той же "Молодой гвардии" и недавно признанных судом экстремистскими. Вот таким персонажам и поручено проводить экспертизу деятельности религиозных организаций.

Решение о составе Экспертного совета вызвало возмущение как у научного сообщества, так и у представителей неправославных религиозных организаций (мусульман, протестантов).

Единственным исключением стал руководитель синодального Отдела Московского Патриархата по связям Церкви и общества прот. Всеволод Чаплин, который назвал Дворкина "компетентным человеком", а критику в его адрес связал с финансированием из-за рубежа, в полном соответствии с утверждениями самого Дворкина о связях между сектантами и "оранжевой революцией". Так что РПЦ МП официально одобрило создание "православной инквизиции".

Сезон охоты на ведьм можно считать открытым.

Александр Храмов

Вы можете оставить свои комментарии здесь

  • 20-07-2017 (14:56)

Судили за брошенный кирпич, подразумевали так и не использованный "травмат"

Реклама