Алексей Лапшин
  • 25-05-2009 (10:54)

История на поводке

В России создан еще один орган по борьбе с инакомыслием

update: 25-05-2009 (10:47)

"Оттепель" продолжается. Президент Дмитрий Медведев подписал указ о создании комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Название указа крайне политизировано и потому легко уязвимо.

Получается, что историю нельзя фальсифицировать, только если это не соответствует интересам России.

А фальсифицировать историю в интересах России можно?

Разумеется, любое государство стремится к мифологизации своего прошлого. Официальная версия истории нигде не включает в себя "всю правду". Скажем, все помнят Авраама Линкольна как гуманиста, отменившего в США рабство, но не многие знают, что он открыто говорил о принципиальном неравенстве белых и черных. Американцы ради сохранения образа одного из важнейших для них исторических персонажей предпочитают не афишировать подобные факты. Однако одно дело – официальная версия, пропагандируемая в массах, другое – основательное историческое исследование.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Берусь утверждать, что историк, стремящийся к максимальной объективности, так или иначе заденет интересы своего государства.

Хотя бы уже потому, что реальная жизнь всегда намного сложнее идеологической схемы. Здесь необходимо провести четкую границу между интересами государства как субъекта истории и интересами власти, правящей "здесь и сейчас".

Предположим, отечественный историк пишет книгу, из которой следует, что политика нынешней российской власти на самом деле враждебна интересам России. В частности, в этой работе содержится критический анализ внешней политики Кремля. Книгу переводят на другие языки и читают за границей. Наносит ли данная публикация ущерб существующему режиму? Да, наносит. Вредна ли она для России в целом? Конечно, нет. Несомненно, историк всегда имеет политическую позицию. Это нормально, если позиция собственная, а не заказанная.

Настоящий ученый никогда не будет подгонять факты под заранее заданную мировоззренческую концепцию.

Но дать общую оценку событиям, исходя из своего философского понимания вещей, он имеет полное право. Преследование историка за взгляды ничем не отличается от преследования художника.

Проблема фальсификации истории действительно существует. Правда, мне неизвестны случаи, когда бы история фальсифицировалась ради самой фальсификации. "Переписывание" истории начинается, когда есть конъюнктура и госзаказ. Многие публикации, вызывающие недовольство сегодняшних проводников "патриотического" курса в России, являются отголосками конъюнктуры 90-х. Тогда ведь передовым историком считался тот, кто разоблачает и критикует российское государство, главным образом его советский период. Теперь задачи изменились. Вместо "обличителей" требуются лакировщики.

Нет ничего экстраординарного в том, что государство продвигает приглаженную версию истории. Понятно, что никакая власть не хочет, чтобы история была взрывоопасной.

Слишком много тогда бы появилось вопросов к государству у граждан. Поэтому в официальном учебнике по истории, вне зависимости от того, удачный он или нет, всегда будут излагаться события в усеченном виде. Требовать от материала учебника фундаментальности и не стоит. Оценивать качество самого пособия следует по одному простому критерию: прививает он вкус к истории или только сушит мозги.

Увы, российское государство желает контролировать не только школьную программу. Чем будет заниматься комиссия по борьбе с попытками фальсификации истории? Вряд ли на ее заседаниях будут разоблачать норманскую теорию как непатриотичную и наносящую вред интересам России. Хотя и такое возможно.

Логично все же будет предположить, что комиссия займется делами куда более близкими к нам по времени. Значит, без политики не обойтись.

Первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин уже заявил, что комиссия должна обратить пристальное внимание на освещение новейшей истории. Непосредственное беспокойство Торшина вызывает интерпретация августовской войны между Россией и Грузией. Вице-спикер назвал произошедший конфликт грузино-осетинским и настоятельно рекомендовал комиссии бороться с попытками дать этим событиям другую оценку. Публикации, в которых говорится о том, что Россия оккупировала часть территории Грузии, Торшин объявил явной фальсификацией… Так что российская власть не собирается доверять изучение новейшей истории кому попало. Нужны проверенные, полностью лояльные к режиму авторы. Ведь публикация объективного исторического исследования последних десятилетий была бы равносильна обнародованию приговора существующему режиму.

Поскольку желающих фальсифицировать историю без указания сверху в России не слишком много, комиссия большую часть времени, видимо, будет бездействовать. Предполагаю, что подавляющая часть ее заявлений окажется посвященной зарубежным публикациям. Достанется и нашим соседям: украинцам, грузинам… Государство, конечно, имеет право отстаивать свою интерпретацию истории, но это право не подразумевает создание комиссий с инквизиторскими названиями. В границах России они могут только помогать власти в борьбе с инакомыслием.

Алексей Лапшин

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама