Фемида. Фото: yaplakal.com
  • 31-05-2009 (00:33)

Один за всех, и все за одного

Каспаров: Любое беззаконие делает нас всех более уязвимыми

update: 18-04-2011 (12:04)

Нателла Болтянская написала после посещения Хамовнического суда прекрасную эмоциональную статью. И статья эта не столько о беспределе в зале суда, сколько о нашем отношении к беспределу за его стенами, в повседневной жизни.

Здесь, пожалуй, требуется маленькое уточнение — на произвол в отношении нас самих мы обычно худо-бедно реагируем. Причем иногда, ознакомившись на личном опыте с работой жерновов системы, некоторые продвинутые индивидуумы даже начинают критиковать основы государственного устройства, которое совсем недавно их вполне удовлетворяло или, по крайней мере, не вызывало явного отторжения.

Вот один типичный случай: cудебный процесс по делу главы компании "Арбат Престиж" Владимира Некрасова и его компаньона Сергея Шнайдера, также известного как Семен Могилевич, будет проходить в закрытом режиме. Как сообщает "Коммерсант", соответствующее решение в ходе предварительных слушаний в среду принял Тушинский суд Москвы.

Ну и дела, с самим Могилевичем — некоронованным королем газового транзита — обращаются в суде как с фигурантом дела "ЮКОСа". А сколько таких стенаний доносится из разных, не столь отдаленных мест нашей необъятной страны: "Мы же свои в доску, всегда колеблемся с линией партии, как бы она не называлась, лишь бы была правящей. От крамолы политической держимся за версту, живем, как и все, по-людски, по понятиям. За что?"

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Умели бы читать — из исторических скрижалей узнали бы, что такой категории граждан всегда предназначается особый мактуб. Чистки при "эффективном менеджере" носили куда более кардинальный характер, но в отсутствие функционирующих демократических институтов силовой принцип ротации правящей элиты всегда соблюдается неукоснительно.

"На всех рассчитано не было", — мог бы философски заметить Михаил Жванецкий. А какой-нибудь колоритный персонаж из лихих 90-х мог бы облечь это соображение в более доступную для соответствующей аудитории формулу: "Он думал, что у него два железный голова!"

А вот крик души человека творческого: "Стало быть, конструкция Союза, реформируемого господином Михалковым, строга и логична. Для тех, кто его терпит и поддерживает, — узда в лице исполнительной дирекции и декоративного правления. Для несогласных — святая инквизиция по этике".

Гражданский пафос г-на Богомолова, разоблачающего самодурство и беззаконие главного "киношного" начальника, не может не впечатлять. В своих статьях на эту тему Юрий Богомолов даже признает, что самоуправство пользующегося высочайшим покровительством Никиты Михалкова является частью царящего в России правового беспредела. А вся высокопарная трескотня о патриотизме и судьбах отечественного кинематографа неумело скрывает личные корыстные интересы.

Надо сказать, что до судьбоносного съезда Союза кинематографистов в прошлом году обозреватель РИА "Новости" Юрий Богомолов с гораздо большим пиететом относился к деяниям вертикали власти. Вот так он откликнулся на бесланскую трагедию: "...Господину Каспарову не нравится господин Путин. (Между прочим, в это время я еще продолжал свою шахматную карьеру.) А Черчиллю в свое время не по душе был дядюшка Джо. Тогда перед лицом гитлеровской угрозы ему пришлось с ним объединиться... Собственно, граждане-оппозиционеры стоят перед альтернативой: либо они объединяются с властью, чтобы взять верх над террористической организацией Масхадова-Басаева, либо присоединяются к тандему Масхадов-Басаев, чтобы свалить власть с риском развалить государство".

В этих пассажах прямо-таки слышатся отзвуки рева "агрессивно-послушного большинства" Съезда народных депутатов СССР, заглушающего выступление Андрея Дмитриевича Сахарова, когда он говорил о преступлениях Советской армии в Афганистане.

"А что хуже самого плохого государства? Его отсутствие". (Так и хочется спросить: "А что хуже самого плохого творческого Союза? Неужели его отсутствие?")

Нателла Болтянская завершает свою статью риторическим вопросом и пессимистическим выводом: "И почему, если вас, налогоплательщика, это устраивает, то вас не устраивает гаишник-взяточник, чиновник-хапуга и любой начальник-стяжатель и плут? Кушаем, друзья мои, все — наше". Хотя выход из этого исторического тупика связан с осознанием довольно простой истины: любое беззаконие, осуществленное властью любого уровня в отношении любого гражданина, автоматически делает всех нас более уязвимыми.

"...А потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит по тебе".

Текст опубликован в ЖЖ

Гарри Каспаров

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама