"Митинг несогласных" 31 августа 2009 года. Фото: Каспаров.Ru
  • 02-09-2009 (15:01)

Триумфальный абсурд

ОМОН прятал в автобусах всех заметных участников "Митинга несогласных"

update: 03-09-2009 (11:19)

"Митинг несогласных" 31 августа 2009 года начался с погони за одним из его организаторов — писателем Эдуардом Лимоновым. Он встретился с журналистами у здания ИТАР-ТАСС, на Никитском бульваре, в последний момент успев выпрыгнуть из автомобиля, который преследовала машина с оперативниками.

В кратком интервью Лимонов рассказал о совершенно детективной истории с погоней за ним сотрудников в штатском, а затем предложил выдвинуться в сторону Триумфальной площади — к месту сбора защитников 31-й статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний.

"Конечно, до Триумфальной они мне дойти не дадут", — усмехнулся Лимонов.

Писатель в окружении журналистов и охраны шел по тротуару, а в это время количество "людей в штатском" на самом Тверском бульваре все увеличивалось. Вскоре Лимонову преградили дорогу сотрудники милиции и подчеркнуто вежливо попросили его показать документы. У этого "театра абсурда" было и музыкальное сопровождение — из громкоговорителей доносилось: "Песня плывет, сердце поет, эти слова о тебе, Москва!"

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Дальше по Тверскому бульвару Лимонов пошел уже в сопровождении "почетного эскорта". На пересечении бульвара и Тверской к писателю подошел еще один милиционер и тоже спросил документы. По рации в этот момент ему сообщили: "В автобус его". Этот сотрудник был вежлив до цинизма.

Он заявил Лимонову, что приставлен охранять его от провокаторов. Видимо, с этой целью писателя решили "спрятать" в автобусе ОМОНа,

припаркованном рядом с Пушкинской площадью, так что на Триумфальную площадь в этот раз Эдуарду Лимонову попасть было не суждено.

А подходы к самой площади были, как всегда, почти полностью "оккупированы" внутренними войсками. На огороженной площадке перед памятником Маяковскому уже привычно крутили педали велосипедисты, однако на этот раз было еще несколько спортсменов-инвалидов. На площадке перед выходом из метро "Маяковская" смешались журналисты, оппозиционеры, оперативники, прохожие, омоновцы и милиция. По громкоговорителям не прекращая долбили: "Не загораживайте проход! В сторону метро проходим, не задерживаемся!" Иногда кто-нибудь срывался: "Митинг не санкционирован! Расходитесь немедленно!", однако расходиться никто не думал.

Около 18:00 к плотному кольцу ОМОНа в числе первых вышел один из заявителей "Митинга несогласных", активист Левого фронта Константин Косякин. Он отказался покидать площадь, напомнив кричащему на него омоновцу, что в России порядок проведения массовых мероприятий уведомительный.

Тут же к Косякину, который начал скандировать "Свободу!", ринулись бойцы ОМОНа, смяли его и нескольких человек, стоящих рядом, повалили на землю и потащили в сторону автобусов.

Одну девушку волокли по земле за волосы...

Почти сразу после этого на выходе из метро появился один из лидеров "Другой России" Сергей Аксенов, которого сразу плотным кольцом окружили журналисты. Аксенов заявил, что, несмотря на неправомочные запреты, оппозиция все равно будет выходить на Триумфальную площадь каждое 31-е число. В этот момент, фактически расшвыряв журналистов, к нему подлетели омоновцы, схватили и "вынесли" в сторону автобуса.

Следующий "очаг неповиновения" возник рядом с ограждением, в непосредственной близости от проезжей части. Естественно, реакция силовиков последовала незамедлительно.

Примерно в этот момент со стороны Тверской ко входу в метро подошел исполнительный директор движения "За права человека" Лев Пономарев. Почти сразу он был задержан вместе с известным советским диссидентом Михаилом Кукобакой. При задержании Пономареву разбили очки.

Внезапно начался невообразимый ажиотаж: на Триумфальной площади появилась председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Восьмидесятиоднолетнюю правозащитницу, которая вышла на площадь с тростью, моментально окружили два кольца: ОМОН и журналисты.

Подойти к Алексеевой было практически невозможно — вместе с ней шли омоновцы, взявшиеся за руки, а над ее головой постоянно маячило несколько десятков рук с фотоаппаратами и микрофонами.

Не было слышно, что именно говорила председатель МХГ: она то вступала в спор с окружавшими ее омоновцами, то разговаривала с кем-то по телефону. Затем Алексеева в кольце силовиков, отсекавших журналистов, спустилась со ступенек Театра сатиры на Триумфальную площадь. Там к ней подошел начальник управления информации ГУВД Москвы полковник Виктор Бирюков, у которого Алексеева стала выяснять, когда отпустят Льва Пономарева.

Наконец Пономарев пролез между ограждениями и ОМОНом и присоединился к Алексеевой. Правозащитник рассказал о своем задержании, отметив, что он присутствует на "Митинге несогласных" в качестве наблюдателя, а не участника акции.

Пономарев подчеркнул, что движение "За права человека" будет подавать жалобу на отказ в согласовании митинга.

В это же время импровизированную пресс-конференцию на оцепленной площади давал и полковник Бирюков. За его спиной группа молодых людей начала скандировать "Свободу!". Немедленно к оппозиционерам подбежал ОМОН, а Бирюков прервал общение с прессой и удалился.

Ближе к 19:30 на Триумфальной площади среди ожидающих непонятно чего журналистов появился член политсовета "Солидарности", кандидат в Мосгордуму Роман Доброхотов с гитарой. Он начал петь песню The Beatles "Yellow submarine". Доброхотову удалось допеть до конца, после чего, в который раз, омоновцы поволокли его и еще нескольких человек к автобусам. Во время задержания Доброхотова журналисты скандировали "Позор!".

После этого раздалась команда: "Все, зачищаем площадь!", и оставшихся людей начали оттеснять к метро.

Всех задержанных на "Митинге несогласных" — 30 человек — отвезли в ОВД "Тверское". Около полутора часов туда без всяких оснований не пускали членов Общественной наблюдательной комиссии по надзору за соблюдением прав человека Анну Каретникову и Михаила Кригера.

Ближе к 22:00 из отделения были отпущены два оппозиционных активиста, на которых составили протоколы о переходе улицы в неположенном месте. На остальных протоколы составлялись по статьям 20.2 ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования") и 19.3 ("Неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции") КоАП. До утра в отделении остались только три человека: сторонники Эдуарда Лимонова Максим Громов и Кирилл Кленов, а также активист Левого фронта Константин Косякин. Утром 1 сентября их привезли в суд, однако судья отказался рассматривать дела об административных правонарушениях, поскольку протоколы были оформлены неправильно. В итоге все трое были отпущены 1 сентября около 16:00.

Анастасия Аксенова

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter

01.09.2009,
Анастасия Аксенова

Реклама
Материалы сюжета
  • 14-12-2018 (18:44)

В выходные в Казани выйдут на митинги коммунисты и обманутые вкладчики

  • 04-12-2018 (17:18)

Жители Архангельской области попросили Путина не допустить "превращения Севера в свалку"

  • 01-12-2018 (18:52)

В Москве прошел митинг против сноса киноцентра "Соловей" на Красной Пресне

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама