Галина Хованская. Фото с сайта galinasr.ru
  • 25-09-2009 (17:35)

Залог борьбы

Галина Хованская: В "СР" жалеют, что представителей "Солидарности" не будет в Мосгордуме

update: 25-09-2009 (17:39)

Отношение оппозиции к "Справедливой России", прямо скажем, неоднозначное. Очень часто эту партию считают одним из обличий партии власти. Тем не менее среди кандидатов от "эсеров" на выборах в Мосгордуму есть люди, которые пользуются большим уважением и имеют репутацию борцов за гражданские права. Речь в первую очередь идет о депутате Государственной думы от "СР" Галине Хованской, которая в ходе своей предвыборной кампании нашла время для разговора с нами.

— Галина Петровна, с чем связано ваше решение возглавить список "Справедливой России" на выборах в Мосгордуму?

— В течение последних четырех лет я наблюдаю, как Московская городская дума шаг за шагом отменяла нормы жилищного законодательства, работавшие в интересах москвичей. У меня есть целый список таких "добрых дел". Только одну ситуацию мне удалось разрешить с помощью прокуратуры. Раньше московское законодательство было более гуманным, чем федеральное. Теперь, наоборот, Москва нарушает права жителей, предусмотренные Жилищным кодексом. Хотя к этому документу у меня самой есть масса претензий, я внесла множество поправок к нему, которые, пройдя первое чтение, зависли в 2006 году из-за позиции "Единой России". При этом меня поддерживал лидер "Справедливой России" Сергей Миронов, как и сейчас, при выдвижении моей кандидатуры по списку и в одномандатном округе на Северо-Западе Москвы.

— Какие законодательные инициативы удалось реализовать "Справедливой России"?

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

— Не сыпьте мне соль на раны. У нас самая маленькая фракция в Государственной думе, и наши успехи невелики. Пока мы можем только информировать людей о том, что мы вносим. Например, предлагаем в связи с кризисом на два года отсрочить окончание приватизации и деприватизации жилья. Дело в том, что, с одной стороны, гражданам, стоящим в очереди или ждущим переселения из сносимых домов, надо дать возможность стать собственниками. Реализовать это право они сейчас не могут не по своей вине, а потому что сроки ввода домов постоянно задерживаются. С другой стороны, до введения единого налога на имущество надо всем желающим дать возможность провести деприватизацию. В настоящее время закон о едином налоге на имущество принят только в первом чтении, и только после его окончательного принятия граждане смогут оценить свои финансовые возможности по его оплате.

— А вы собираетесь голосовать за единый налог на имущество?

— Предполагается, что налог на имущество станет источником пополнения доходов местных органов власти. Это правильно, надо усиливать финансовую базу местного самоуправления. Однако, на наш взгляд, этого недостаточно. Федеральная и региональная власть должны помогать местным органам. Если у муниципалитетов денег не будет хватать на покрытие расходов, то власти будут вынуждены вводить ставку налога по верхней планке и отказывать пенсионерам в льготах. Сейчас во всех местных бюджетах не хватает денег, особенно в дотационных регионах, которых большинство.

Для того чтобы нормально заработала эта норма, нужно не держать на скудном пайке местное самоуправление. В противном случае для многих граждан этот налог станет непосильным, например, для пожилых людей, проживающих в связи со смертью своих родственников в хороших квартирах. А переезд в другое жилье они могут не пережить. В пожилом возрасте это большой стресс.

— Вы собираетесь что-то предпринять, чтобы не произошло социального взрыва в связи с введением налога на имущество?

— Информировать людей. Они должны сейчас принять решение, если у них нет наследника который может им помочь, то, может быть, лучше деприватизировать жилье и снова стать социальным нанимателем, чтобы избавиться от налога и не платить за будущий капитальный ремонт. Поэтому мы предлагаем продлить срок деприватизации. Эту меру мы предлагали и ранее, но только как защиту пенсионеров и инвалидов от криминала.

— Как вы считаете, процесс деприватизации будет массовым?

— По сравнению с приватизацией он нужен для меньшего числа граждан. Эта норма предназначена для людей, попавших в сложную ситуацию, которые не справились с финансовой нагрузкой и желают вернуться к статусу социального нанимателя. Процесс только начал раскручиваться, и пока подобные случаи не носят массовый характер. Но экономическое положение людей ухудшается, так что трудно сказать, во что это выльется. Мое мнение: вообще не надо было ограничивать деприватизацию каким-то сроком.

— По крайней мере государство благодаря вам согласилось нести бремя по проведению капитального ремонта. На этот счет гражданам уже можно не волноваться?

— Такая норма есть в законе о приватизации жилищного фонда. В статье 16 записано, что бывший наймодатель, а им является государство, при передаче собственности гражданам должен провести капитальный ремонт. Я одна об этом говорила, пока мне не помог Верховный суд, который подтвердил, что эта норма не имеет срока давности. Радость власти по поводу того, что она сбросила бремя капитальных ремонтов на собственников, прошла. Если раньше никто не обращал внимания на мои слова, то теперь российским правительством создан Фонд реформирования ЖКХ, и в него направлено 250 миллиардов рублей. Это очень мало и составляет одну десятую от необходимой суммы. Вообще можно было решить эту проблему проще: предусмотреть строку в бюджете, а не тратиться на накладные расходы, на скандально гигантские бонусы руководству фонда. Но процесс все-таки пошел.

— А как решается проблема капитального ремонта в Москве?

— Мэр отказался от федеральных денег. Он ведет капитальный ремонт за счет средств московского бюджета. Мне приходит огромное количество жалоб на качество ремонта. Подрядчики делают не то, что надо: вместо того чтобы менять гнилые трубы, занимаются утеплением домов, в которых и так тепло, потому что у них 3-метровая толщина стен. А рядом стоит дом с дырками, а его не трогают. Вообще жители не понимают московских властей, по какому принципу они отбирают для ремонта дома. Например, приоритет отдается тем, где создано ТСЖ. На мой взгляд, во главу угла надо ставить состояние дома и безопасность жителей, а не наличие товарищества. Власти думают по-другому.

Но с такой думой ничего нельзя сделать. Депутаты оправдывают самые мерзкие предложения исполнительной власти, такие как переселение очередников в область — якобы "абсолютно добровольно". Мы же знаем, как реализуется эта "добровольность". Вам просто никто не предложит другой вариант, так и придется остаться в своей коммуналке. Ведь в частном порядке свою коммуналку можно и сейчас легко поменять на отдельную квартиру в области без помощи московских властей.

— Какие предложения вы собираетесь реализовать, если пройдете в Думу?

— Главное, не должно быть монополии "Единой России" на принятие решений. Единороссы разрешили снимать жителей коммунальных квартир с очереди на том основании, что им обеспечена социальная норма в размере 18 квадратных метров с учетом общей кухни. Когда я была депутатом, такое было невозможно. На этот счет в законодательстве был прямой запрет. Восстановить эту норму необходимо. Таких предложений, изложенных в моей программе, много.

— "Солидарность" предлагает отправить в отставку Лужкова, вы с этим согласны?

— На 74-м году жизни тяжело работать в исполнительной власти на такой должности. Можно перейти в законодательный орган и делиться своим богатым жизненным опытом.

— Какие у вас есть кандидатуры на место Лужкова?

— Для того чтобы рассматривать какие-то кандидатуры от оппозиции, надо иметь хотя бы большинство в Законодательном собрании Москвы. Это зависит от результатов выборов, и я сожалею, что Владимир Милов, Борис Надеждин, Иван Стариков выбыли из кампании. Я знаю этих людей, они могли бы быть хорошими депутатами, конструктивными законодателями, которые могли бы сами закон написать. По подписям любого можно снять, у меня тоже в свое время находили брак, хотя я была в своих сборщиках абсолютно уверена. Мое мнение: надо оставить залог и дать шанс всем тем, кто хочет себя попробовать в депутатском деле и участвовать в выборах.

— Вы верите, что оппозиция сможет прийти к власти?

— Я, как лягушка в крынке с молоком, дрыгаюсь до конца, не люблю упаднические настроения. Не получается в Госдуме, я обращаюсь в Верховный суд, в прокуратуру России. Мне помогали своими решениями и Конституционный суд, и Высший арбитражный. Надо искать способы решения проблемы и использовать для этого любую трибуну. Я часто выступаю с комментариями на радио по разным вопросам, например как оформить землю в собственность, как вернуть подвал, ведь Москва категорически не хочет оформлять землю в собственность граждан и приватизирует наши подвалы.

— Вас лично хорошо знают москвичи, но им мало известны другие люди из "Справедливой России". Что вы можете сказать про свою команду?

— Я могу поручиться за тех людей, которых предложила в список. На севере Москвы идут Вячеслав Гуменюк, мой помощник, с которым я знакома с 1990 года, с выборов в Верховный совет, и еще один, член правления движения "Жилищная солидарность" Виктор Федорук — тоже мой помощник. На востоке идут Владимир Кузнецов, который давно занимается проблемами малого бизнеса, экологии, уборки территории, и Мирас Тулепов, который прекрасно знает жилищное законодательство. В Бутове и Чертанове выдвинут председатель инициативной группы Владимир Жирнов. На юго-западе — Владимир Плотников, лауреат Государственной премии, доктор наук, занимающийся проблемами перспективного развития Москвы. Он был трижды депутатом. Вот за этих людей я ручаюсь. Если еще кто-то от коммунистов и "Яблока" пройдет, то в Думе наберется больше десятка оппозиционеров.

— А что вы можете сказать про партию "Яблоко", в которой вы состояли?

— Если не пройдет в депутаты Евгений Бунимович, то я очень расстроюсь.

— А если Митрохин?

— Это не Явлинский. Мне не нравятся методы его работы, которые не были раньше характерны для интеллигентного "Яблока". Я не умею сносить заборы, драться с милиционерами. У меня другие способы помощи гражданам. Считаю, что депутат должен быть прежде всего законодателем.

— В оппозиции развернулась дискуссия, что делать 11 октября: стоит ли участвовать в нечестных выборах?

— В Московской городской думе 29 из 35 депутатов — это представители партии "Единая Россия". Там голоса оппозиции почти не слышно, и если мы хотим изменить ситуацию, которая сложилась в связи с монополией на истину одной партии, то в выборах надо участвовать обязательно.

Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь

  • 15-08-2016 (19:34)

Венедиктов возглавил общественный штаб по наблюдению за выборами в ГД в Москве

Реклама
Обзор
Воюют... а за что?
Жители в разрушенном Алеппо. Фото: SANA
orphus
Реклама
Реклама
Статья
Страсти по Карауловой
Варвара Караулова. Фото: Рамиль Ситдиков / РИА "Новости"
Реклама
Реклама