Милиционер. Фото: http://compromat.ua
  • 16-11-2009 (09:35)

Инстинкт самоустранения

Почему милиционеры так легко идут на суицид

update: 16-11-2009 (10:43)

Не успели забыться в публичном пространстве резонансные суициды милиционеров из Омской области и Тувы Александра Меца и Аяпа Павлова после совершенных ими убийств, как в рядах российской милиции одно за другим зафиксированы новые факты добровольного ухода из жизни. В Татарстане застрелился старшина милиции Сергей Измайлов, в Рыбинке с собой покончил участковый Сергей Остапенко, в Новокузнецке – сотрудник уголовного розыска Артем Ильичев, в Санкт-Петербурге – начальник криминальной милиции Северо-Западного УВД на транспорте Николай Сергеев. Почему сотрудники милиции так часто идут на самоубийство, попытался разобраться бывший начальник психологической службы уголовно-исполнительной системы Татарстана, психолог-аналитик межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" Владимир Рубашный.

Статистика

Совершенно несложно найти статистику самоубийств в России, например, за прошлый год или проследить ее динамику за последние несколько лет. Даже с учетом того, что статистика эта не отражает полной картины происходящего (или сознательно приукрашивается), ее доступность является позитивным изменением, чего не наблюдается в отношении силовых ведомств. Несмотря на то, что Интернет пестрит заголовками об очередных самоубийствах сотрудников милиции, сколько бы вы ни искали статистических данных о совершенных милиционерами суицидах, эта информация почти недоступна. Касается это не только МВД России: крайне сложно найти подобную статистику по ФСБ, Минюсту, МЧС и т. д. Почему же так происходит? Получается, что

люди, от которых зависит наше спокойствие, скрывают информацию о своем психологическом благополучии.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

В России сейчас много говорится о некомпетентности сотрудников силовых ведомств, об их неадекватном отношении к своим профессиональным функциям, о пытках, взяточничестве, "евсюковщине". Но что мы знаем о психическом благополучии российских "стражей порядка"? Сколько сотрудников ежегодно увольняется из органов в связи с психическими расстройствами, сколько признаются невменяемыми во время расследования совершаемых ими преступлений, сколько страдают от алкоголизма и наркомании? Очевидно, психическое здоровье людей, которых государство наделяет властными полномочиями и которым дает в руки оружие, должно быть такой же "статьей учета", контроля и анализа, как и декларация доходов властей предержащих.

По данным Российского научно-методического суицидологического центра (НМСЦ) МНИИ психиатрии Минздрава РФ, около 30 процентов лиц с суицидальным поведением имеют выраженные психические расстройства. Из всей доступной информации о самоубийствах сотрудников МВД России автор располагает только одной относительно "свежей" цифрой. Ее назвал сотрудник психологической службы МВД России, доктор медицинских и психологических наук, профессор Виктор Рыбников. По его словам, в 2004 году 212 сотрудников покончили жизнь самоубийством. Также Рыбников сообщил, что примерно такие же показатели были и в предшествующие годы. Для сравнения приведем данные по указанной статистике из альтернативного источника: 1991 год – 185 человек, 1992 – 241, 1993 – 384, 1994 – 318, 1995 – 408, 1996 – 387, 1997 – 422, 1998 – 282, 1999 – 304, 2000 – 299 (Андрюшин Г.Д., Вышегородцев Е.С. Психолого-криминологическая характеристика суицида: Лекция. – Орел: ОрЮИ МВД РФ, 2002), 2003 – 244.

Таким образом,

около 63 сотрудников МВД покончили с жизнью в связи с имеющимися у них выраженными психическими расстройствами.

Много это или мало? Сложно дать однозначный ответ, но даже один Евсюков в рядах милиции – это уже перебор.

Ведомственные психологи могут возразить, что в России средний показатель – 29 самоубийц на 100 тысяч населения, а среди сотрудников МВД в два раза ниже. Утешение слабое, ведь там, где осуществляется комплексный отбор, динамическое наблюдение психологов за деятельностью сотрудников, ежегодные медицинские осмотры, сопровождение кадровых служб и т. д., подобные случаи должны быть редчайшим явлением. В связи с этим можно предположить, что все мероприятия, которые проводятся (если проводятся) в рамках отбора сотрудников в ОВД и психолого-психиатрического сопровождения в период прохождения службы, малоэффективны.

Заложники системы

Одним из важнейших условий работы, направленной на профилактику самоубийств сотрудников ОВД, является доверие к профессионалам, осуществляющим эту деятельность. Речь в данном случае идет о психологах МВД. Неверно, что профилактика самоубийств сотрудников – целиком проблема психологической службы. Это задача комплексная.

Однако данная служба могла бы решать проблемы по профилактике в том случае, если бы сотрудники МВД больше доверяли ее представителям. Почему этого не происходит? Причина проста: психологи ведомственные и полностью зависят от системы. Деятельность их противоречива. С одной стороны, психологи обязаны выявлять сотрудников "с низкими адаптационными возможностями, психическими аномалиями, склонных к алкоголизму и суициду", составлять на них психологические характеристики и портреты и доводить полученную об этих "выявленных" сотрудниках информацию до непосредственных руководителей и работников кадровых аппаратов. А с другой – проводить психокоррекционную работу с проблемными сотрудниками. Поставьте себя на место такого сотрудника. Захочется ли вам раскрываться перед человеком, который создал вам такие проблемы, включив, например, в группу повышенного риска? Пойдете ли к такому психологу рассказывать о своих проблемах и возникающих мыслях о самоубийстве?

Между тем психологи сами являются заложниками ситуации. Если они не рассказывают руководству о "проблемных" сотрудниках, ссылаясь на этические принципы, то первый вопрос, который они слышат: зачем вы вообще тогда нужны? Если же психологи обо всем докладывают, то, как правило, теряют своих клиентов.

Здесь важно понимать, что

по результатам заключения психолога того самого "проблемного" сотрудника, как правило, не увольняют.

То есть тот самый "проблемный" сотрудник с "психологическим клеймом" продолжает службу, что, естественно, не идет на пользу его психическому состоянию. Решением проблемы может быть переподчинение психологов, как, впрочем, и ведомственных медиков, другому ведомству, независимому от МВД, например Министерству здравоохранения и социального развития.

Милицейский суицид

По мнению ведомственных психологов, возникновению состояния стресса и суицидальных тенденций в поведении сотрудников МВД способствуют постоянные перегрузки в работе, накопление физической и психической усталости, невнимательное и обезличенное отношение к ним, восприятие их как работников, призванных выполнять служебные обязанности, и игнорирование их как личностей с индивидуальными особенностями, жизненными интересами и проблемами.

Психологи МВД подтверждают тот факт, что сами условия, в которых сотрудники исполняют служебные обязанности, являются для определенной и достаточно устойчивой их части суицидогенными. Это часто возникающие стрессовые ситуации, острые конфликты, непрерывные, постоянно изменяющиеся условия службы, нерегламентированность распорядка дня и прочее. В большинстве случаев мотивы суицидальных действий встречаются в виде устойчивых сочетаний двух или более сфер конфликтов или "суицидальных комплексов". Среди них

наиболее распространены семейные неурядицы на фоне злоупотребления алкоголем, сочетание конфликтной семейной ситуации с профессиональным конфликтом, семейные конфликты на фоне соматического или психического заболевания.

Как свидетельствует статистика, около 60 процентов самоубийств совершается милиционерами после употребления алкоголя, что существенно превышает аналогичный показатель среди гражданского населения России. Естественно, развитие суицидальных намерений зависит не только от алкоголя, но и от ситуационных моментов, и от личностных особенностей сотрудника.

Больше всего самоубийц среди сотрудников милиции общественной безопасности, в которую входят, в частности, патрульно-постовая служба и служба участковых инспекторов. Суицид чаще всего совершают сотрудники младшего и среднего состава в возрасте 30-40 лет.

К личностным особенностям, предопределяющим попытки самоубийства, относятся: своеобразие мышления (максимализм, категоричность, незрелость суждений); неполноценность круга общения; неадекватная самооценка; низкая толерантность к нагрузкам; неразвитость механизмов психологической защиты.

Установить истинные мотивы самоубийств часто затруднительно, поскольку милицейские руководители, а иногда и родственники погибших не заинтересованы в разглашении такой информации, пытаются скрыть не только мотивы, но даже факты самоубийства и покушений на суициды. Сами же покушавшиеся на самоубийство не всегда адекватно оценивают смысл своих поступков и зачастую объясняют действия, например, только ближайшими событиями.

Суицидальные подходы

Обычно изучение причин суицидов происходит с использованием личностного и социологического подходов. Не вдаваясь в подробный анализ их преимуществ и недостатков, попытаемся рассмотреть проблему милицейских суицидов с использованием каждого из этих подходов.

Личностный подход

В рамках психоаналитических воззрений самоубийство трактуется как результат действия подсознательных механизмов психики. В понимании Зигмунда Фрейда все живое стремится к смерти, и самоубийство – это психологический акт, движущей силой которого является инстинкт смерти. Альфред Адлер считал, что желание смерти – это защитная реакция в форме более или менее осознаваемой мести самому себе или другому лицу. Посредством самоубийства личность преодолевает детские комплексы неполноценности и самоутверждается.

Анализ работ известных специалистов по суицидам и их интерпретация позволяет выделить основные психологические характеристики, присущие людям, склонным к самоубийству:

  1. эмоциональная вязкость (доминирование одной эмоции),
  2. обидчивость,
  3. раздражительность,
  4. высокая степень конфликтности,
  5. слабая личностная психологическая защита,
  6. самооценка, неадекватная личностным возможностям,
  7. толерантность к эмоциональным нагрузкам,
  8. неуверенность (ощущение собственной слабости),
  9. высокая потребность в самореализации,
  10. потребность в положительных эмоциональных связях, искренних взаимоотношениях,
  11. развитая эмпатия, основанная на ожидании понимания и поддержки со стороны окружающих,
  12. слабый волевой контроль,
  13. низкая активность,
  14. пессимизм,
  15. тенденции к самообвинению,
  16. несамостоятельность,
  17. инфантильность,
  18. агрессия как постоянная форма проявления личностных характеристик на фоне высокого уровня тревожности.

Социологический подход

Чем привлекает людей с перечисленными выше личностными качествами и психическими свойствами служба в правоохранительных органах?

Обратимся к социологической концепции самоубийства, выдвинутой французским социологом Эмилем Дюркгеймом. После проведения статистического анализа он пришел к выводу, что количество самоубийств в каждом обществе зависит от степени сплоченности и устойчивости таких социальных институтов, как брак, семья, профессиональные и конфессиональные организации, а также от прочности культурных и моральных норм, регламентирующих поведение людей.

В странах, где сильна традиционная культура и обычаи, выработанные веками, и каждый человек считает своей обязанностью подчиняться им, число самоубийств наименьшее.

В индустриально развитых странах, утверждал Дюркгейм, человек все более чувствует себя изолированным от других людей, его интересы все чаще находятся в противоречии с интересами остальных. Потребности его не ограничиваются теми возможностями, которые предоставляются ему обществом, они постоянно растут. Отсутствие внешних или внутренних регуляторов, приучающих человека к "самообузданию" и ограничивающих его требования к брачному партнеру, семье, материальному обеспечению, своему месту в группе или обществу, приводят к быстрому разочарованию и пресыщению жизнью. Поскольку главную и единственную причину самоубийства Дюркгейм усматривал не в самом индивиде, а в характере тех социальных групп, в которые индивид включен, социолог считал совершенно бесполезным изучение конкретных случаев и мотивов самоубийства.

Что же представляет собой такая социальная группа, как сотрудники МВД России, и в чем ее специфические особенности?

Более всего структура МВД с ее иерархизированностью, субординацией, ментальными установками вроде "значит с ними нам вести незримый бой" и прочей милитаризованностью похожа на армию.

В армию люди идут служить либо по призванию, либо по призыву. Конечно, исключением не являются и случайные люди, каковых в системе МВД немало. Истинные, глубинные мотивы поступления на службу в органы вообще изучены мало и, увы, фактически не устанавливаются во время профессионального отбора.

Что же говорит Дюркгейм о такой социальной группе, как армия, черты которой присутствуют и насаждаются сегодня в системе МВД? "Первым качеством солдата является особого рода безличие, какого в гражданской жизни в такой степени нигде не встречается. Нужно, чтобы солдат низко ценил свою личность, если он обязан быть готовым принести ее в жертву по первому требованию начальства… Для этого необходимо духовное самоотрицание… Из всех элементов, составляющих наше современное общество, армия больше всего напоминает собой структуру общества низшего порядка". Подобно им, армия состоит из компактной массивной группы, поглощающей индивида и лишающей его личной свободы.

"Человек, надевающий форму, не делается совершенно новым человеком; следы его предыдущей жизни, влияние полученного им воспитания – все это не может исчезнуть как бы по мановению волшебной палочки. Кроме того, он не настолько отделен от остального общества, чтобы совершенно не участвовать в общественной жизни. Самоубийство его по своим мотивам и по своей природе может иногда не иметь ничего военного. Но если устранить эти отдельные случаи, не имеющие между собою никакой связи, то остается сплоченная однородная группа, охватывающая собой большинство самоубийств в армии. В лице этой группы мы имеем как бы пережиток самоубийств, свойственных обществам низшего порядка; ведь и сама военная мораль некоторыми своими сторонами составляет как бы пережиток морали первобытного человечества. Под влиянием этого предрасположения,

солдат лишает себя жизни при первом столкновении с жизнью, по самому ничтожному поводу:

вследствие отказа в разрешении отпуска, вследствие выговора, незаслуженного наказания или неудачи по службе; убивает себя по причине ничтожного оскорбления, мимолетной вспышки ревности или даже просто потому, что на его глазах кто-нибудь покончил с собой".

Согласно исследованиям Томаса Джойнера из Университета Флориды особенно высок уровень самоубийств среди профессий, представители которых сталкиваются со смертью, а именно среди врачей, военных, полицейских и пр.

Что касается сотрудников МВД России, то, по словам Виктора Рыбникова,

24 процента милиционеров, совершивших суицид, участвовали в контртеррористической операции в Чечне, при этом каждый пятый использовал для самоубийства табельное оружие.

Однажды совершенное насилие или молчаливая, пассивная сопричастность ему способны оставить тяжкий след смутного чувства вины, освободиться от которого можно попытаться, отыграв насилие вовне, введя его в норму поведения. И если агрессия не канализируется подобным образом, а подавляется, в этом случае и возникает возможность суицида. Факт из практической деятельности психологов уголовно-исполнительной системы: подавляющее число осужденных, совершивших самоубийства во время отбывания наказания, привлечены к уголовной ответственности за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Необходимо признать, что проблема профилактики, диагностики, коррекции отклоняющегося поведения сотрудников правоохранительных органов действительно сложная и актуальная. Ее решение требует комплексного, системного подхода. Кроме того, необходимо перестать замалчивать эту проблему с целью улучшить "ведомственные показатели" и произвести благоприятное впечатление на налогоплательщиков. Только осознав всю полноту явления, и установив истинные причины, его порождающие, можно изменить существующее положение дел. Это необходимо понять в первую очередь самим сотрудникам силовых ведомств, особенно их руководителям. До тех пор пока руководству МВД России безразлично, что за люди идут к ним служить, в каких условиях действующие сотрудники осуществляют свою профессиональную деятельность и каким образом это отражается на их здоровье, коренных изменений в работе нашей милиции ждать бессмысленно.

Владимир Рубашный

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
Материалы раздела
  • 29-12-2017 (11:14)

Выбор Каспаров.Ru: Самые громкие процессы и приговоры 2017 года

  • 31-12-2017 (10:54)

В Москве полицейские задержали украинскую поэтессу Евгению Бильченко

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама