• 20-05-2010 (14:27)

Величие и кошмар патернализма

Контрчтение: "Мультики" Михаила Елизарова — советский ответ "Заводному апельсину"

update: 20-05-2010 (14:35)

Михаил Елизаров "Мультики", АСТ, 2010

Перестроечная подростково-криминальная чернуха и сюрреалистический, почти гофманианский хоррор — вот два ингредиента нового романа Михаила Елизарова.

Примерно до конца первой трети книги повествование отсылает к фильмам типа "Меня зовут Арлекино" и прочей подобной позднесоветской "правде-матке" о подростковой жестокости. Главный герой, переехав из провинциального городка в крупный украинский город, вливается в банду гопников. Поначалу они промышляют банальным гоп-стопом, потом осваивают более изощренную и, так сказать, модернизированную версию этого промысла — "мультики". Для этого они привлекают девицу, которая выходит "на дело" в дубленке на голое тело. Выбрав жертвой какого-нибудь прохожего, компания подваливает к нему, а девушка на мгновение распахивает одежду перед обалдевшим мирным советским обывателем. Дальше хулиганы требуют с него денег за просмотр этих "мультиков". События датированы 1988 годом.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Получается своеобразный роман-воспитание или антивоспитание — герой постепенно приобретает навыки, которые могут пригодиться в грядущих 1990-х.

Но с момента, когда героя, единственного из всей кампании, ловит милиция и доставляет его в загадочную детскую комнату милиции номер 7, посещать которую побаиваются даже сами милиционеры, и начинается упомянутый сюрреализм. Заботливые советские педагоги проведут с несовершеннолетним правонарушителем такую воспитательную работу, что он света белого не увидит. В этой части присутствует параллель с "Заводным апельсином" — подрастающего бандита делают "хорошим" помимо его воли и для этого насильно заставляют смотреть фильмы (точнее, диафильмы), от которых пареньку в конце концов становится очень, очень плохо. Все это сопровождается бесконечным чтением морали и хрестоматийно-советским "это же все для твоего блага, мы же о тебе заботимся, сам потом спасибо скажешь".

В "Мультиках" трудно не заметить ностальгию по советскому, благо период заката империи совпал с детством автора. С другой стороны, книгу можно прочитать и как жесточайшую сатиру на советский патернализм, ужас перед которым в этом произведении органично сочетается с восторгом.

Страсть всех институтов советской системы бесконечно воспитывать и опекать своих блудных и не очень сыновей в произведении Елизарова доводится до мощи и абсурда такого уровня, на котором только и возможны такие сатирические обобщения, когда

детская комната милиции становится аллегорией всей советской государственной машины,

что никогда не оставляла маленьких и взрослых советских детей в покое и действительно проявляла о них полную и всестороннюю заботу со всеми ее достоинствами и недостатками.

Мои ровесники, те, что родились в первой половине 1980-х, еще успели застать жанр детских "страшилок", рассказываемых под одеялами в лагерях отдыха, куда их отправляло заботливое советское государство. И содержание "Мультиков" можно коротко передать, используя канон этого умершего жанра устного детского творчества. В черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме есть детская комната милиции номер 7. И каждый несовершеннолетний сорванец, который ведет себя плохо, имеет шанс попасть туда, в руки черных-черных воспитателей. И они покажут ему такие мультики, после которых он уже никогда не будет прежним.

Редакция благодарна магазину "Фаланстер", предоставившему книгу "Мультики"

Антон Семикин

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 10-09-2019 (16:12)

Noize MС запилил кавер на Летова: получилась годная композиция о прошедшем лете

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...