Учредительный съезд партии "Другая Россия". Фото с сайта nazbol.ru
  • 12-07-2010 (18:47)

Второй фронт

Партию "Другая Россия" создали хитро и умно

update: 12-07-2010 (19:04)

"А Гарри Каспаров будет?" — сходу задал мне вопрос корреспондент "Радио Свободы", когда нас, нескольких представителей прессы, попросили подождать у входа в зал, где нацболы собрались на учредительный съезд партии "Другая Россия". "Жаль", — сказал коллега, услышав мой отрицательный ответ, и расстроенным голосом добавил: "Я не нашел ни одного политика, который прокомментировал бы это событие". Впрочем, известные политические деятели и не присутствовали на съезде, посетить который стоило хотя бы потому, что он мог разрушить укоренившиеся в сознании многих из них стереотипы в отношении нацболов.

На мероприятии царил идеальный порядок. ОМОН, видимо, вообще взял выходной, а нацболы чинно сидели в зале: ни тебе характерных жестов приветствия, ни какой-либо символики. Это были обычные, даже где-то интеллигентные люди, в среднем лет тридцати. Зал украшал только черно-желто-белый имперский триколор. Он, как потом выяснилось, был использован исключительно в качестве цветового пятна, потому что с символикой "Другая Россия" еще не определилась.

Впрочем, без провокаций не обошлось. К дверям зала неизвестные юноши подбросили пачку брошюр о "Стратегии-31", отпечатанных на хорошей глянцевой бумаге. По версии авторов разоблачительных материалов, "Стратегия" направлена на то, чтобы подтолкнуть романтически настроенную молодежь к нарушению закона. Дескать, когда молодых людей сажают в тюрьму, убивают, их подельники — Эдуард Лимонов, Лев Пономарев и Людмила Алексеева — получают медийную прибыль... Пока я изучала эту расписанную "доброжелателями" бухгалтерию, мой сосед справа, увидев на странице брошюры знакомое лицо, радостно заорал: "Витька, смотри, это ты!" После чего стал умолять меня отдать брошюру. В чем я не смогла ему отказать.

Открытие съезда затягивалось, и этой паузой я воспользовалась, чтобы познакомиться с программой партии "Другая Россия". Первая фраза: "Партия клянется, что будет преследовать интересы как большинства населения, так и его отдельных частей", воодушевила, а содержание программы порадовало. Согласно ей, партия намеревается, например, "уничтожить негативную практику, как то: "административный ресурс" и "телефонное право". Вопрос: "Как именно?" — возник у меня сразу. С ним я обратилась к сидевшему рядом делегату съезда Геннадию Федорову. Он мне добросовестно стал объяснять: "Вот представьте себе судью, ему кто-то решил позвонить и попросить содействия в каком-то деле, но мы-то все это будем слышать…" "Как так? — удивилась я и уточнила, — вы что, все телефоны прослушивать собираетесь?" "А как иначе?!" — вопросом на вопрос ответил Геннадий.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Дальше читать про намерения "Другой России" было еще интереснее. В плановом порядке

партия намеревается "наконец-то освободить граждан от бюрократии и сократить количество чиновников в разы; уничтожить незаконную традицию преемничества;

обеспечить выборность властей всех уровней, включая судебные и милицейские"; отменить процедуру регистрации партий; национализировать сырьевые отрасли промышленности, а вместе с ними и строительные компании; создать совхозы; поднять налоги для богатых и не взимать их вовсе с бедных; перенести столицу России в Южную Сибирь; отменить призыв в армию; пропагандировать повышение рождаемости и так далее, обо всем коротенько. Программа завершается разделом "Культура", перспективы которой описаны предельно ясно: "Будет развиваться свободно".

Забегая вперед, скажу, что этот партийный документ, в отличие от других, не был принят единогласно, трое все-таки воздержались. Один из них, Юрий Староверов, назвал программу в целом здравой, но редакция одного пункта показалась ему не совсем удачной. И это несмотря на то, что текст программы, как рассказал мне член "Другой России" Алексей Сочнев, с делегатами съезда обсуждался предварительно. Сочнев также объяснил, что наивность некоторых формулировок "идет от народа". "Люди так формулируют свои мысли", — убеждал меня Алексей. Главное, по его мнению, не слова, а действия, а своей активностью нацболы всегда отличались от других оппозиционеров. И вот теперь, как считает Сочнев,

оставив в прошлом излишне эпатажную и местами авторитарную риторику, нацболы пошли навстречу обществу, которое требует демократии.

Так, по словам Алексея, чтобы быть принятым в "Другую Россию", не нужно будет проходить такой жесткий отбор, как в "Солидарности" или ДПНИ. Нацболы придумали и новый лозунг: "Россия без тюрем" и заявляют о своей готовности к парламентской работе и государственной службе.

В целом процедура учреждения партии прошла без сучка и задоринки и заняла не более тридцати минут, в течение которых приняли не только устав и программу партии, но и избрали руководящие органы: исполком и контрольно-ревизионную комиссию. При этом нацболы продемонстрировали завидное единодушие, следуя примеру туркменских товарищей (так охарактеризовал всю процедуру избранный председателем исполкома "Другой России" Эдуард Лимонов). Его выступление было на съезде ключевым и самым продолжительным. Политик начал с определения режима, назвав его и олигархическим, и полицейским, и в какой-то степени даже фашистским. Лимонов пояснил, что страна, которая по ошибке называется Российская Федерация, является собственностью корпорации "Газпром". И газпромовские менеджеры, прикрываясь словами о патриотизме, эксплуатируют всю страну. Они, считает Лимонов, готовы обсуждать, даже вполне искренне, все что угодно: модернизацию, инновации и прочие проблемы, — но только не вопрос власти. Как отметил Эдуард Вениаминович,

"в России существует запрет на политику".

Далее он плавно перешел к анализу ситуации в оппозиции, первым делом подчеркнув значимость сотрудничества с либералами, а также с другими оппозиционными партиями. "Если бы мы были одни, — подчеркнул Лимонов, — то нас бы давно растоптали". При этом лидер нацболов возложил ответственность за развал коалиции "Другая Россия" и угасание Национальной ассамблеи на Гарри Каспарова, который, по его словам, полностью ушел в "Солидарность". Этот поворот в деятельности Каспарова Лимонов объяснил так: "Взыграла классово-буржуазная сущность", после чего воскликнул: "А вот мы не стали буржуа!" Эта реплика вызвала бурные аплодисменты в зале. Раздав всем "сестрам по серьгам", Лимонов перешел к разъяснению стратегии, целью которой является создание революционной ситуации. При этом, как отметил лидер нацболов, тактика борьбы состоит в том, чтобы нащупать слабые места власти и бить по ним.

"Если власть нервничает, значит, мы на правильном пути", — объяснил политик. На практике применение этого метода вылилось в "Стратегию-31". Данный проект, по словам Лимонова, можно назвать удачным, потому что власть на действия "несогласных" среагировала очень агрессивно, и борьба за 31-ю статью Конституции побила рекорд по количеству привлеченных сил правопорядка и задержанных. Лимонов рассказал соратникам, что к урегулированию этого конфликта по поручению президента подключился омбудсмен Владимир Лукин, который предложил "несогласным" митинговать 31-го числа по очереди на Пушкинской площади, а потом на Триумфальной. Предложенный уполномоченным по правам человека компромисс Лимонов забраковал: "Мы что, гастарбайтеры какие-то, чтобы нас милиционеры гоняли с каждого места?" Политик также заявил, что борьба за Триумфальную площадь будет продолжена.

Он объявил об открытии второго фронта, в рамках которого и создается партия "Другая Россия". Формально это делается с целью принять участие в выборном цикле 2011—2012 годов. Ситуация, как сказал Лимонов, стала более благоприятной для оппозиции: правящий режим держится за счет высокой цены на нефть, трещат моногорода, в стране разгул коррупции и терроризма... Все проблемы Лимонов перечислять не стал, а только сделал вывод: народ устал от одних и тех же лиц, поэтому шансы у новой политический силы есть. В то же время лидер нацболов назвал закон "О политических партиях" антиконституционным и служащим для обеспечения монополии власти.

На вопрос: "Есть ли какой-то шанс у партии "Другая Россия" быть зарегистрированной?" — Лимонов прямо ответил: "Ни малейшего".

В чем тогда смысл ее создания, политик раскрывать не стал, но заинтриговал всех словами: "Партия создана хитро, умно, и у нас большое будущее".

Возможно, члены партии чего-то не поняли, потому что стали бесхитростно спрашивать: "А как нам привлекать в партию сторонников, когда столько конкурентов: и ТИГР, и "Солидарность", и КПРФ?" Ответ на этот вопрос нашелся у многих. Так, вошедший в исполком партии "Другая Россия" Сергей Аксенов посоветовал завоевывать электорат креативом. Более конкретным был Александр Аверин. Он

предложил записывать в партию всех, у кого есть какие-то жалобы к власти, при этом стимулировать людей обещаниями: "Вот придем к власти, и все ваши жалобы разрешим".

Мой вопрос: "А будет ли партия "Другая Россия" учитывать опыт своих коллег из РОТ фронта?" — также показался нацболам наивным. "Конечно, будет", — ответил Аксенов и стал поучать: "Разве вы не понимаете, что это все бесполезно? Ее все равно не зарегистрируют". Видимо, надо было иначе формулировать вопрос: "А кого взволнует, что партию "Другая Россия" не зарегистрируют?"

Это интересовало явно не только меня, но никто не смог сказать на сей счет что-то определенное. Очевидно, время покажет. После трех часов с начала мероприятия прозвучало предложение закруглиться и отправиться на Триумфальную площадь. Эту идею все дружно поддержали с чувством выполненного долга. "Хорошее дело", — сказал политолог Алексей Лапшин о создании партии "Другая Россия" — новом эксперименте в социально-культурной лаборатории, творцами которого являются многочисленные сторонники Эдуарда Лимонова.

Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама