Борис Виноградов. Фото с сайта km.ru
  • 05-10-2010 (10:56)

Педсовет

Борис Виноградов: Судьбу системы образования должен решить съезд учителей

update: 05-10-2010 (11:02)

Проблемы в сфере образования вышли на первый план в ряду социальных проблем. Характерной чертой 2010 года, который в России объявлен Годом учителя, стало обсуждение различных злободневных тем, например принятие закона об изменении статуса бюджетных учреждений. И это повод не для радости, а для размышлений. Поэтому в День учителя, отмечаемый в нашей стране 5 октября, мы решили обсудить ситуацию, сложившуюся в российской системе образования. Нашим собеседником стал Борис Виноградов, который, будучи с 1998 по 2002 год заместителем министра образования, курировал научную и инновационную политику ведомства.

— По мнению экспертов, уровень образования в России стремительно снижается. На ваш взгляд, по какой причине это происходит?

— Дело не только в системе образования. Я вижу реальное торможение во всем, которое нельзя объяснить только кризисными явлениями в мире. На мой взгляд, население просто устало от бессмысленности всего происходившего за последние два десятка лет. Двести лет тому назад французы тоже устали от двадцати пяти лет Великой революции и наполеоновских войн. Им стало все безразлично, а затем грянула очередная революция.

Многие граждане России прожили двадцатилетнюю "демобилизацию" при многолетнем отсутствии внятно обозначенных целей, в условиях, когда власть нечувствительна к мнениям и интересам различных социальных групп. Именно поэтому население отрицательно воспринимает инициативы власти, в том числе и в сфере образования. Например, введение ЕГЭ, закон о реформировании бюджетных организаций, в целом коммерциализацию образования.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Усилий власти недостаточно для модернизации страны, но хватит для революции. Хотя крот истории роет медленно, но уже подрастает поколение, которое ее совершит.

Сегодня качество власти и государственного управления находится на крайне низком уровне. Люди власти не смогли осмыслить и реализовать принципы, цели и задачи для создания конкурентоспособной страны, это стало опасно для самого ее существования. Проблемой стало подобрать толковых и самостоятельных управленцев, способных на ответственные дела, а ведь еще нужны сотни министров, руководителей агентств и служб, губернаторов, мэров и т. п. Вдобавок многие чиновники, у которых личные интересы, дети, счета и собственность за рубежом, не стесняются демонстрировать, что "где сокровище ваше, там будет и сердце ваше". Как правило, "элитные дети" не проходят трудный путь карьерного роста, связанный с испытаниями жизни, они быстро продвигаются по карьерной лестнице в банках, корпорациях, в чиновничестве и политике. Сегодня налицо клановый принцип формирования российской элиты, попытка создать наследуемое сословное общество, в котором властная группа — это олигархия, пополненная верхушкой бюрократии и воспроизводящая себе подобных.

Как следствие, молодых людей привлекает гламурная жизнь "элиты", ее нравы и обычаи, а не образ человека труда. Карьерные амбиции широких слоев молодежи зачастую не соответствуют ее способностям, трудолюбию и добросовестности. Многие стремятся в чиновники и начальники. Бич нынешнего времени — выпускник вуза, толком ничему не выучившийся, но превратившийся в беспринципного карьериста. Сегодня не наблюдается массового стремления молодых раскрыть свои таланты кропотливым трудом в научных лабораториях, а тем более на производстве.

Система образования — это часть социально-экономической системы страны, которая содержит в себе те же проблемы и пороки. Замкнутые, нередко родственные группы управления образовались уже не только в высших эшелонах власти, но и в других кругах. Так, в руководстве многих вузов даже ректорская должность нередко стала передаваться по наследству. Происходит управленческий междусобойчик. Выпускнику школы из бедной семьи, тем более сироте, крайне тяжело выжить при учебе в столичном вузе, даже если он талантлив. Актуальной стала проблема "кухаркиных детей", хотя действующая Конституция РФ предоставляет равные права всем.

Вопиющие перекосы в доходах людей, неравенство регионов, дополненные проблемами в образовании, станут основой будущих потрясений в стране. Думаю, что нынешняя "элита" не справится с проблемами, ее надо срочно менять, выстраивая новую систему управления в стране.

— Российские вузы опять не попали в первую сотню ведущих вузов мира. Некоторые ректоры, в частности ректор МГУ, говорят о несправедливости такой оценки и необходимости развивать собственный рейтинг вузов. Что вы думаете по этому поводу?

Вузы находятся в жесткой мировой конкурентной среде, и необходимо бороться за лучший научный и образовательный результат, а не выдумывать собственные рейтинги. Ведь объективно наши вузы давно уже не лидеры в мире, мы стали отставать от ведущих вузов Китая. Во многих ведущих российских вузах низка научная и инновационная активность, "деды и прадеды учат правнуков", пребывание в должности ректора более двух сроков (10 лет) лишь закрепляет отставание. Конечно, они не конкурентоспособны по показателям мировых рейтингов. Например, Шанхайский рейтинг учитывает выпускников и сотрудников вуза, получивших Нобелевскую премию либо медаль Филдса, индекс цитирования и количество статей в ведущих научных журналах, но не число мест в общежитии!

Государственная политика должна проявляться не в назначениях руководителей вузов, а в достаточном финансировании учебной работы и (совместно с бизнесом) научных исследований, в первую очередь направленных на обеспечение национальной безопасности и конкурентоспособности страны. Мировые интеграционные процессы укрепляют положение в стране транснациональных корпораций, при этом туда же перемещаются центры принятия ключевых экономических решений. При консервации отсталой технологической структуры экономики страны это приведет к дальнейшему падению ее конкурентоспособности и реального суверенитета.

Для российских вузов я бы добавил к Шанхайскому рейтингу критерии инновационной активности, например объем выпуска продукции, созданной инновационными компаниями при вузе, либо компаниями, использовавшими патенты, полученные сотрудниками вуза; долю консолидированного бюджета на науку, количество, качество и эффективность подготовки аспирантов и докторантов. Отечественный рейтинг должен учитывать качество подготовки научно-педагогических кадров, результатов научных исследований и объем трансферта знаний в промышленность. Надо не рассуждать о том, что кто-то обижает российские вузы, а много работать.

— Считаете ли вы проблему системы образования политической и почему?

— Меня беспокоит то, что на протяжении уже многих лет государство последовательно снимает с себя ответственность за дошкольное, дополнительное образование детей и школу, фактически превращая их в сферу услуг и коммерции. За последние десять лет отменены многие виды государственного участия в развитии образования, в том числе федеральные нормативы в области оплаты труда, большинство видов льгот и социальной помощи как учащимся, так и преподавателям и т. д. Дальнейший уход российских властей от поддержки образования, новые схемы финансирования могут привести к его дальнейшей деградации, а опосредованно — к нарушению прав человека, росту социальной напряженности и молодежного экстремизма.

Бесспорным фактом является то, что государством уже допущены серьезные ошибки в ходе реформирования системы образования. ЕГЭ не достиг декларируемых целей, но уже превратил школу в учреждение по "натаскиванию" на решение тестов, попутно снизив ее роль как важнейшего общественного института. Многие годы учителя стараются понять, для чего нужны, и пережить без потрясений очередные нововведения.

Безусловно, я противник ухода федеральной власти от ответственности за многие сферы образования, но считаю, что требования надо предъявлять власти, а не исполнителям. Считать Фурсенко господином Зло — это удобная, но страусиная позиция. Проблема в выбранном в 90-е годы и не изменившемся до сих пор политическом курсе страны, который реально проводят олигархия и высшая бюрократия, пытаясь загнать народ в "либеральное счастье". Правда, народ у нас какой-то непонятливый, как говорят нынешние властные идеологи.

— Как вы относитесь к деятельности Министерства образования? Поддерживает ли ее преподавательское и учительское сообщества?

— Вы знаете, надо назвать вещи своими именами. Идеология образовательных реформ была разработана группой из Высшей школы экономики и Центра стратегических разработок, созданного Грефом, и реализована в Концепции модернизации российского образования до 2010 года, принятой правительством России в 2001 году при председателе правительства Михаиле Касьянове и социальном вице-премьере Валентине Матвиенко. Они и заложили нормативную правовую базу реформ не только в образовании, но и в здравоохранении, пенсионной сфере и т. д. Сегодня иных уж нет, а те далече, в оппозиции или во власти, но спросить не с кого. Козлом отпущения остался Андрей Фурсенко, который, кстати, добросовестно и с достоинством несет эту нелегкую ношу. Сами идеологи у нас ни за что не отвечают, потому что "либеральная мысль всегда права", тем более государственная. А Минобрнауки не проводит собственной политики, а лишь исполняет концепцию модернизации. Конечно, исполняет с перевыполнением и беспрекословно, но они — чиновники, и иного им не дано.

В концепции было заложено немало правильных указаний, которые реализовал министр, в частности создание исследовательских университетов. В ней осталась еще одна, пока нереализованная, подводная мина — государственные именные финансовые обязательства (ГИФО), предполагающие фактический переход к платному высшему образованию.

Когда правительство России принимало концепцию, я выступил с критикой ЕГЭ, против начавшейся в прессе массированной кампании, когда на учителей и преподавателей вузов посыпались обвинения в коррупции, и в итоге… покинул Министерство. Учителя, преподаватели и руководители образовательных учреждений либо промолчали, либо "горячо поддерживали реформы". Общество тогда не заняло принципиальную позицию, теперь пожинает плоды равнодушия. Многочисленная пресса, которая сейчас яростно критикует реформы в образовании, тогда поддерживала их.

Многие сегодняшние жесткие оппозиционеры "из бывших" были авторами и соавторами этих реформ. А против ЕГЭ в первых рядах выступил тогда мэр Москвы Юрий Лужков. Я никого не осуждаю, просто констатирую факты. Сейчас образовательные чиновники жалуются, что учителя не поддерживают ЕГЭ, но это неудивительно.

— Есть ли альтернативные программы развития системы образования? Какой выход вы видите из сложившейся ситуации?

— Для начала надо принять федеральные законы о дополнительном образовании детей и подростков, о дошкольном образовании детей, усиливающие ответственность федеральных, региональных и местных властей (либо включить соответствующие разделы в проект нового закона "Об образовании").

Я считаю, необходимо провести под руководством президента России в январе 2011 года всероссийское совещание учителей и родителей. На нем обсудить направления развития российского образования, решить проблемы, в том числе связанные с реформированием образовательных учреждений, реализацией ЕГЭ, образовательными стандартами, социальным статусом учителя и другие. Участники совещания должны определиться по проектам нового закона "Об образовании", концепции развития образования до 2020 года и необходимым нормативным документам, которые должны быть приняты законодательной и исполнительной властью страны.

Желательно пригласить для участия в работе съезда учителей из всех стран СНГ. Думаю, в стране есть общественные организации, которые могли бы взять на себя функции координаторов подготовительной работы совместно с Минобрнауки России и депутатами различных уровней, исключая любое политиканство и чиновничий беспредел. Надо активно подключить к организационной работе и руководству этим делом самих учителей и родителей. Я считаю, что подготовка и проведение общероссийского профессионального гражданского форума поможет не только образованию, но будет способствовать развитию гражданского общества, его консолидации и активизации.

— Как вы расцениваете оппозиционный потенциал учительского сообщества? Могут ли заявления властей, подобные заявлению Фурсенко о возможном сокращении штата учителей на 200 тысяч, побудить их к участию в протестных акциях?

— Сегодня учительство разобщено и побаивается властей, особенно местных. Но даже кошка, загнанная в угол, лапой сможет убить и льва, тем более что львов во власти и бюрократии я как-то не приметил. Много серых мышек, какие люди, такие времена…

— Какими, на ваш взгляд, должны быть взаимоотношения в рамках профессионального сообщества?

— Тут нужен диалог. Но солидарность и соработничество, к сожалению, сменились конкуренцией во многих местах. Размер зарплаты учителя сейчас зависит от отношения начальства. Чиновники подогревают эгоизм участников сообщества. Это мешает диалогу.

В связи с этим хотелось бы пожелать возрождения добрых традиций учительства в нашей стране.

Я поздравляю всех работников образования с Днем учителя. Большое спасибо, дорогие коллеги, за все, что вы делаете для наших детей и внуков, которым вы отдаете свои знания и сердца!

Ольга Гуленок

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 16-07-2019 (21:05)

Бывший канцлер Австрии и экс-глава МЧС вошли в совет директоров РЖД

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...