• 07-12-2010 (10:58)

Весело и сердито

Контрчтение: Александр Бренер высморкался в лицо капиталу и истеблишменту

update: 07-12-2010 (11:08)

Александр Бренер "Обоссанный пистолет", Свободное марксистское издательство, 2010

Эту маленькую книжечку можно воспринимать как документ развеселой отечественной богемы 1990-х, хоть и написана она за рубежом, в голландской тюрьме, где автор сидел после того, как пришел на одну выставку и намалевал зеленый краской из пульверизатора знак доллара на подлиннике Малевича. Текст датирован началом 1997 года.

Поначалу автор аттестует свое сочинение как "теоретический треп", но никакого особого теоретизирования, интеллектуализма и всяких прозрений-озарений тут нет. Зато есть много хулиганского задора, взрывчатой эмоциональности, огульных обобщений, площадных дерзостей и резкостей. При этом нет озлобленности.

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Содержание же текста представляет собой чередование автобиографических воспоминаний Бренера о его художествах в разных странах и описаний его тюремного житья-бытья.

Изредка к этому добавляются мысли, а точнее, эмоциональные вскрики автора на тему общественного устройства, как правило, уровня "как же я этих буржуев, гадов, ненавижу". Нет, иногда, конечно, попадаются и более, так сказать, глубокие идеи вроде той, что советский строй и капитализм, на самом деле, не особо и отличались друг от друга. Но для тех, кто знаком хотя бы с азами "новой левой" социальной критики, подобные открытия имеют свежесть не выше второй. Интеллектуальные атаки на капитализм никак не назовешь коньком Бренера. Правда, кроме социально-политических отступлений, автор пускается в размышления об искусстве и культуре, и вот тут-то его мысли заслуживают большего интереса, хотя новизной, опять таки, не поражают.

Если что и можно отнести к достоинствам "Обоссанного пистолета", так это именно настроение, интонацию, тон повествования, постоянно перемежаемого нецензурными восклицаниями, присказками или уморительно трогательными признаниями

типа: "Плохо мне, кукушата". Или вот он признается в том, что отсырел порох в его пороховницах, в чем и кроется объяснение заглавия книжки: "Потому что мне не хватило сил быть сияющим огнистым рыцарем с самого начала… Раньше ведь я был весь сплошной, как из литого железа… Моча проникла в механизм и сделала его отвратительным, тлетворным и уязвимым". Таким образом, всплески агрессии сменяются спонтанными сеансами рефлексии, лирического "нытья" и приступами неуверенности в себе, моментами, когда мужество героя вот-вот грозит оставить его.

Однако все-таки основное впечатление, остающееся по прочтении, — это именно заряд веселого, нахрапистого, шпанского, темпераментного хулиганства от художника, который срывал выступление Пригова воплем "Жжет!", а вечер Евтушенко — криком "Моя мама хочет спать!" (на этом вечере "Евтух", говорят, "втирал", что когда он родился, то безостановочно орал несколько дней, не давая матери уснуть), испражнялся перед картиной Ван Гога и вызывал Ельцина на честный кулачный бой. Сам Бренер называет себя демократическим художником и пишет, что главная особенность его, с позволения сказать, творческого метода — прямота. Пришел, увидел, победил, то есть что-нибудь отчебучил.

Символически эту картину можно вообразить себе так: вот капитал в виде какого-то огромного идола или просто гигантской и противной буржуйской рожи, а перед ним, буквально пред лицом капитала беснуется Бренер. Он плюет в это лицо, сморкается, справляет на него нужду и осыпает оскорблениями, проделывая это все с прямотой, которой мог бы позавидовать любой пролетарий. А официально одобряемую культуру можно считать маской, надетой на мерзкую морду Молоха-Левиафана.

Еще "Обоссанный пистолет" — своего рода привет из того десятилетия, которое вот-вот станет позапрошлым.

Да, из тех самых демонизированных и оплеванных девяностых, где помимо бандитов были еще журнал "Ом", молодая Рената Литвинова, Ярослав Могутин, еще не скисший Отар Кушанашвили, еще не продавшийся (покупатель не шел) Дугин и не впавший в экзистенциальный пессимизм Игорь Дудинский. Там был даже целый Сергей Курехин. Прощай, богема, мы спляшем на твоей могиле.

Наконец, следует сказать о Свободном марксистском издательстве, которое, несмотря на свою буквально таки крошечность (а может быть, благодаря ей?), безусловно, имеет свое оригинальное лицо, которое выделяет его из ряда прочих книгопечатных контор. В таком мини-формате, размером с маленькую телефонную книжку, до Бренера выходили брошюрки с текстами Пазолини, Жижека, Маркузе, Ситуационистского интернационала и другие. Два кусочка картона, пяток скрепок на обложку и, громко говоря, переплет — но каков эффект при этом минимуме затрат! Минимализм, даже аскетизм оформления, простота и дешевизна материалов сочетаются с хорошим вкусом и стилем, что делает эти книги эстетически симпатичными и одновременно подчеркнуто суровыми, "пролетарскими".

Редакция благодарна Кириллу Медведеву, предоставившему книгу "Обоссанный пистолет"

Антон Семикин

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама