Оксана Челышева
  • 09-03-2011 (13:07)

Ответная демонстрация

Минские омоновцы вспомнили об избиении Бреусом и Гапоновым через два месяца

update: 09-03-2011 (13:10)

Последний раз я разговаривала с мамой Ивана Гапонова Сабирой Атакишиевой 2 марта. Еще в нашу первую встречу эта внешне хрупкая женщина поразила меня своей внутренней силой и готовностью не сдаваться.

Ее сын оказался одним из двух постоянно проживающих в Белоруссии граждан России, которых Лукашенко решил использовать, в том числе как "доказательство" того, что события 19 декабря 2010 года были результатом разветвленного заговора против него, "батьки", столь любимого народом.

В начале марта в Минске перед судом предстали пять лукашенковских заложников. 1 марта в Московском районном суде на скамье подсудимых сидели Иван Гапонов и Артем Бреус; 2-го во Фрунзенском суде шел процесс в отношении Александра Отрощенкова, Александра Молчанова и Дмитрия Новика.

Минские суды продемонстрировали неприкрытый цинизм. Ожидания, что открытый характер процессов позволит надеяться на некую справедливость, не оправдываются. Наоборот,

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

конвейерный принцип вынесенных вердиктов — свидетельство того, что официальный Минск решил превратить эти процессы в демонстрацию.

Уже вечером 2 марта стало известно, что судья Татьяна Черкас вынесла приговор в отношении трех обвиняемых. Журналист Александр Отрощенков приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии усиленного режима. Участники митинга протеста Молчанов и Новик получили, соответственно, три и три с половиной года. Прокурор требовал для всех пять лет в колонии строгого режима.

Накануне, 1 марта, я говорила с Сабирой Атакишиевой, но наш диалог был коротким:

— Добрый день, Сабира. Слежу за новостями по процессам в Минске.
— Добрый день! Тоже слежу за судом Отрощенкова, Новика и Молчанова. Все трое адвокатов говорят об их невиновности. Творится страшный кошмар! В уме не укладывается происходящее.

Мама политзэка переживала за всех: за своего сына, за внука, за каждого из незнакомых ей людей, с которыми Иван может разделить судьбу. Она попросила передать слова сочувствия Еве Некляевой, дочери Владимира Некляева, одного из арестованных кандидатов в президенты, "даже если она меня не знает". "Но мы сейчас все в одной лодке", — сказала Атакишиева.

Она мечтает о возвращении сына домой: "Вот вернется мой ребенок и много чего о себе узнает. Сейчас он в тюрьме, вообще без какой-либо информации. К тому же он очень далек от политики. Ничего! Зато мама теперь подкована!"

Вот так через два с половиной месяца борьбы за крупицу справедливости по отношению к сыну Сабира стала воспринимать себя как политика. Мне довелось повидать таких мам... Никто из них не думал, что придется заняться подобной деятельностью, пока политика сама не тронула их черным крылом. Элла Кесаева и Эмма Тагаева из Беслана, Татьяна Карпова, потерявшая сына в результате событий на Дубровке, Надежда Червочкина, сына которой до смерти избили сотрудники подмосковного отдела по борьбе с экстремизмом... Сейчас для меня этот список пополнился искренней и страстной Сабирой Атакишиевой, матерью Ивана Гапонова.

Адвокаты Ивана также уверены в его абсолютной невиновности. Следователи приобщили к его делу 20-минутный видеоролик. В нем Иван появляется на пять секунд. При этом ролик не доказывает ни одно из действий насильственного характера, которые инкриминируются ему и Артему Бреусу. Адвокаты сразу написали ходатайство о прекращении дела. Но 8 февраля в его удовлетворении было отказано. Также было отказано в изменении меры пресечения под подписку о невыезде.

Положение российских граждан все больше осложняется. Судебный процесс над Гапоновым и Бреусом начался в конце февраля. Однако судья отложила слушания до 1 марта, так как прокурор подал ходатайство об изменении статьи обвинения. Если сначала прокуратура инкриминировала обвиняемым только часть 2 статьи 293 УК РБ ("Участие в массовых беспорядках"), по которой им грозило от трех до восьми лет лишения свободы, то сейчас суд и следствие готовят для обоих приговор, подразумевающий срок вдвое длиннее.

На судебном заседании, состоявшемся 1 марта, прокурор зачитал ту же статью, но с отягощающими дополнениями. Он обвинил подсудимых в поджогах, избиении омоновцев и тому подобном. Следствие не поскупилось на свидетелей. Примечательно, что список "пострадавших" от рук Гапонова и Бреуса отличается только порядком фамилий "жертв": некие Буловацкий, Скороход, Кудрявцов, Кашталан, Божко, Волков, Зенкевич, Давыдович, Комар, Сапач, Половинкин, Лавицкий, Масальский, Филипенко, Караваев.

Получается, эти люди получили такие серьезные травмы, что только спустя два месяца к ним вернулась память и они решили заявить на своих обидчиков — Гапонова и Бреуса.

Сабира рассказывает, что в перерыве судебного процесса люди пытались шутить на тему о том, что Лукашенко стоит распустить свой спецназ, а дело охраны общественного порядка перепоручить Артему и Ивану. Смогли же они раскидать пятнадцать экипированных омоновцев...

Судья объявила перерыв в заседаниях до 10 марта. Похоже, новоявленные свидетели не вполне представляют себе, какие еще показания они должны дать.

Я вспоминаю первую встречу с Сабирой Атакишиевой в Минске. Тогда она рассказывала и о том, как Иван вернулся (правда, ненадолго — через час после освобождения в ночь на 30 декабря 2010 года Гапонова увезли "на беседу", он до сих пор находится под стражей) домой после суток административного ареста. Сабира спросила сына о травмах.

"Я уворачивался", — сказал тогда матери Иван. И вот теперь оказывается, что, уворачиваясь, Иван Гапонов покалечил пятнадцать добрых молодцев. Да настолько серьезно, что они где-то тихо отлеживались вплоть до судебного заседания 1 марта.

Уже после передачи дела в суд прокуратура не оставляла попытки обнаружить хотя бы какие-то доказательства вины Гапонова и Бреуса. 1 февраля в квартире, где живет Иван со своей матерью, был проведен обыск. Ничего не нашли. Ничего не конфисковали.

4 февраля Сабире разрешили встретиться с Иваном. На тот момент следствие было полностью закончено, дело передано в суд. Во время свидания Иван сказал матери, что

следователи "пытались ему "объяснить", что он тесно знаком со всеми лидерами оппозиции, а со вторым россиянином вообще в сговоре". По информации агентства "Белорусские новости", Артема Бреуса также принуждали к даче ложных показаний

относительно его контактов с Иваном Гапоновым и арестованными лидерами оппозиции. Ему угрожали переводом в СИЗО КГБ и "несладкой жизнью в колонии". Об этом Бреус заявил во время встречи с представителями российского посольства.

Сабире очень страшно. И за сына в тюрьме, и за своих остальных детей, и за жителей Белоруссии, ставшей их семье домом. В середине февраля Лукашенко отправился кататься на лыжах в Сочи — ну, закрыты для него австрийские Альпы... Невелика потеря: Россия одним пальчиком журит, другим подманивает. Это же большая политика... Или экономика. И в этой паутине жизни и судьбы 38 обвиняемых в так называемых массовых беспорядках в Минске — деталь незначительная. Тогда Сабира написала: "Предчувствия очень нехорошие. Не только по поводу Вани, по всем вопросам. Президент сейчас на лыжах в Сочи: он устал. А наши — в камерах. Вчера, когда узнала... чуть от злости не задохнулась. Честное слово, со мной такое было впервые. Страна в таком бедственном состоянии, введена куча санкций, а задуматься некогда".

Оксана Челышева

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы сюжета
  • 24-11-2019 (13:56)

В Беларуси задержали журналиста по подозрению в хранении наркотиков

  • 17-11-2019 (14:52)

Лукашенко исключил интеграцию с Россией без решения экономических вопросов

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...