Оксана Челышева
  • 16-08-2011 (14:07)

Двойная реальность

Правозащитник Беляцкий стал заложником "не поддающегося воспитанию" Лукашенко

update: 16-08-2011 (14:08)

Новость о том, что Литва стала одной из стран, чьи представители оказали содействие в деле ареста Алеся Беляцкого, к сожалению, не вызвала у меня особого удивления. Логика внутренней литовской ситуации, за которой мне приходится следить уже три года в связи с некоторыми разночтениями в понимании прав человека, подсказывала, что это может случиться.

Еще один представитель гражданского общества оказался разменной монетой. Сомнений в том, что между Литвой и Беларусью сложились прекрасные торговые отношения, ни у кого нет. Минские тракторы, например, уже давно собираются на территории Литвы и продаются со штампом "сделано в ЕС"… Недавняя скандальная история с тем, как президент Литвы Даля Грибаускайте заблокировала экономические санкции ЕС и США против Беларуси, — еще одно тому подтверждение. Именно Грибаускайте прервала изоляцию Минска своим участием в двусторонних встречах с Александром Лукашенко. Премьер-министр Андрюс Кубилюс нередко отдыхает на территории Беларуси…

Сейчас посол Литвы Эдминас Багдонас приносит извинения жене Беляцкого, объясняя арест ее мужа "недоразумением". Действительно ли это недоразумение или причины ареста правозащитника более серьезны?

Алеся Беляцкого, руководителя белорусской правозащитной организации "Вясна" и вице-президента Международной федерации за права человека, арестовали в Минске 4 августа. Беляцкий был обвинен в "сокрытии доходов в особо крупном размере" и уклонении от уплаты налогов. До 14 августа в его отношении действовала мера пресечения в виде взятия под стражу. 15 августа стало известно, что арест Беляцкого продлен еще на два месяца.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Правозащитник стал этаким новым Ходорковским. Хотя средства, размещенные на его счетах в банках Литвы, были не личными, а предназначались для помощи политическим заключенным и их семьям.

А им "Вясна" помогала много: оплачивала адвокатов, компенсировала выплаченные штрафы. Чем крайне раздражала власти. Правозащитный центр за годы работы оказал бесплатную юридическую помощь тысячам людей.

"Вясна" давно потеряла свою регистрацию в Беларуси. Сам Беляцкий неоднократно получал прокурорские предупреждения о недопустимости правозащитной деятельности. Однако центр продолжал работать. Вместо того чтобы сдаться, его сотрудники находили новые формы существования. Офис располагался в личной квартире Беляцкого. В литовских банках были открыты частные счета.

Условия работы были жесткими. Из-за частых визитов незваных гостей правозащитники держали двери офиса, расположенного на первом этаже жилого дома, закрытыми. Каждый раз им приходилось всматриваться в глазок, чтобы понять, кто к ним пожаловал, — адрес "Вясны" был известен сотням белорусов. "Вясна" давно ходила по лезвию ножа. Тем не менее

до тех пор, пока их не сдали чиновники литовского Минюста вместе с сотрудниками польской прокуратуры, центр продолжал работу.

Неужели современный мир действительно устроен так, что можно говорить только о солидарности спецслужб?

Литовский Минюст "слил" Лукащенко банковскую информацию о примерно пяти сотнях граждан Беларуси, которые имели счета в литовских банках. В том числе об Алесе Беляцком. В результате последний оказался в СИЗО номер 1 Минска и ему грозит до семи лет тюрьмы.

Отмечу, арест Беляцкого стал поводом для очередной порции грозных заявлений со стороны руководства Евросоюза и США. Amnesty International без колебаний признала правозащитника узником совести. Девять ведущих международных организаций, включая Международную федерацию по правам человека, отправили письма прокурору Беларуси Николаю Кравченко, требуя прекратить уголовное дело в отношении Беляцкого.

Литовский вице-министр юстиции Томас Вайткявичюс заявил, что информация о банковских счетах в Литве белорусских оппозиционных организаций была предоставлена службам Беларуси "из-за слишком большого доверия белорусским учреждениям".

"Если бы что-либо указывало, что правовая помощь может быть использована в политических целях, мы бы ее не предоставляли. У нас есть право не предоставлять такую помощь. Эта фамилия не была идентифицирована как фамилия лица, руководящего оппозиционным движением", — сказал он.

Польская прокуратура тоже сослалась на отсутствие данных. 11 августа представитель Генпрокуратуры Польши Мация Куявски сообщил: "Прокуратура удовлетворила запрос о правовой помощи, относящийся к Алесю Беляцкому, однако в содержание запроса не были включены никакие данные, которые могли бы указать на то, что запрос касается оппозиционного деятеля либо его оппозиционных действий". Представитель Генпрокуратуры также проинформировал, что, "если запрос о правовой помощи касается возбуждения уголовного дела и нет данных о том, что уголовное дело связано с оппозиционной деятельностью, сотрудники прокуратуры не имею возможности выяснить, ведет ли указанная особа подобного рода деятельность. Поэтому было невозможно утверждать, что запросы, касающиеся уголовных дел, относились к деятелям белорусской оппозиции".

Что на это сказать?

Вряд ли представители литовских и польских ведомств не ведали, что творили.

Как будто после минских событий 19 декабря десяток лет прошел… Как будто не представители политических кругов этих стран так часто любят поднимать тосты "за нашу и вашу свободу".

Любопытно, что даже на легкую угрозу со стороны ЕС и США о том, что экономические санкции с Лукашенко не будут сняты, Александр Григорьевич молниеносно отреагировал. 11 августа он подписал указ о помиловании и "освобождении от отбывания наказания" девятерых участников событий на площади Независимости в Минске 19 декабря 2010 года, "руководствуясь принципами гуманизма и справедливости". Причем имена счастливчиков, отобранных, согласно коммюнике пресс-службы президента, по принципу "выраженного ими чистосердечного раскаяния", не сообщаются.

Это обычная тактика Лукашенко. И, надо сказать, вполне эффективная. Примерно такого же плана, как реляции Медведева о верховенстве закона в России. Слова, которые легко слетают с языка в расчете на то, что всегда найдутся те, кто хочет их услышать. В случае с Лукашенко — даже подкрепленные такими деяниями, как помилование тех, кого убедили попросить прошения.

И Литва, как хороший ученик дракона, применяет ту же тактику: и нашим, и вашим. Так, на днях в Литву не смогли въехать несколько минских чиновников, в том числе заместитель министра юстиции Беларуси Алла Бодак и судья Верховного суда Алексей Рыбаков. Однако желания рукоплескать эта новость не вызывает. И все потому, что, хотя этим двум и дали от ворот поворот, сейчас в Вильнюсе гостят представители Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел...

***

В июне мне довелось участвовать в семинаре по Беларусии, организованном Финским институтом международных отношений — одной из аналитических структур финского МИДа.

В качестве посыла для дискуссии был представлен доклад Анаис Мерин "Пришло время, когда ЕС должен говорить с Беларусью одним голосом".

Доклад резюмировал необходимость признания провала политики ЕС, ориентированной на диалог с Лукашенко, а точнее его "перевоспитание".

С 2008 года старались-старались, а бывший председатель колхоза взял и снова всех объегорил.

ЕС в очередной раз озабочен вопросом: "Что делать дальше?" Ведь уже ежу понятно, что Лукашенко и в ус не дует по поводу грозных деклараций, которыми европейское сообщество разродилось сразу после декабрьского разгона протестного митинга и серии показательных судов.

А как хорошо все начиналось. Да только вот подвела Лукашенко его излишняя эмоциональность. Не дал бы Александр Григорьевич волю чувствам после выборов, и тогда ОБСЕ пришлось бы выразить одобрение процессу перепрофилирования автократии в нечто более удобоваримое для внешнего потребления...

В своем докладе Анаис Мерин в числе прочего рекомендовала странам — членам ЕС пытаться вовлечь Лукашенко во взаимодействие только после безоговорочного выполнения им основного условия: освобождения всех политических заключенных.

Я внимательно слушала участников семинара, среди которых были представители финских бизнес-кругов, бывшие послы в Беларуси и сотрудники ряда посольств, делая заметки по поводу причин коллапса политики ЕС. Вот о чем там шла речь.

1. Александр Григорьевич равнодушен к увещеваниям ровно в той же степени, в какой европейский бизнес игнорирует политические решения о санкциях.

2. Ну, предположим, возникли у Лукашенко временные проблемы с получением европейских субсидий. Так он поехал в Туркменистан и получил вожделенные миллионы из рук Гурбангулы Бердымухаммедова. Азербайджан также не отказал в братской помощи. Китай тоже готов поддержать Лукашенко.

3. Некоторые европейские аналитики всерьез говорят, что "можно понять разочарованность Лукашенко в европейских политиках, которые не смогли с 2008 года доказать ему, что их намерения ИСКРЕННИ". То есть совершенно серьезно предлагают завоевать заново личное доверие Лукашенко. Вообще так можно далеко зайти, если строить внешнюю политику ЕС по отношению к не очень приятному режиму по принципу "давайте мы еще раз уговорим крокодила, что нас можно кушать". Согласно другому забавному тезису, "в Финляндии легко забыть о Беларуси, так как она географически далеко расположена и не представляет военной опасности".

Судя по всему, политическая аналитика возвращается к дискурсу в терминах холодной войны. А то, что Лукашенко исправно поставляет российское оружие Ахмадинежаду, Чавесу и сирийскому Башару Асаду, никого не волнует, кроме "покончившего с собой" Ивана Сафронова да участвовавшего в семинаре бывшего посла Финляндии в Беларуси, который об этой детали и напомнил.

4. Рассуждая о двойном стандарте по отношению к Лукашенко, не премину напомнить и о двойном стандарте по отношению к белорусской оппозиции. В январе 2011 года я въехала в Беларусь через Европу. Могу сказать, что со стороны Литвы пограничный шлагбаум держит границу на запоре. Для простых белорусов цена на шенген непомерна высока — 65 евро. Кроме того, многим за визой надо все равно ехать в Москву. Поэтому даже те белорусские оппозиционеры, которые порой "мужественно" забывают русский язык, покидают неприветливую родину через Россию. Потому что именно Россия до сих пор держит границы открытыми. Так что, двойной стандарт свойственен многим.

На том июньском семинаре по Беларуси мне запомнился сосед. Он был доволен собой, упивался собственной речью. Он представлял финскую торговую палату и рассуждал о том, что зарегистрировать в Минске финскую компанию проще пареной репы. Единственной проблемой для инвестирования, по его словам, является невозможность приобрести в собственность земельные участки. Между делом этот человек путал слова "country" и "company"... Вот в этой подмене одного понятия другим и кроется причина ареста Алеся Беляцкого.

Оксана Челышева

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...