Евгений Ихлов. Фото из личного архива
  • 02-07-2012 (18:26)

Революционное правосознание

Реабилитация жертв путинизма не может пройти без наказания его адептов

update: 02-07-2012 (18:26)

Словосочетание "революционное правосознание" стало грязным ругательством со времен создания ВЧК в декабре 1917. После победы Антикоммунистической революции Августа 1991, которая стала консервативной по идеологии "антиреволюцией" по отношению к большевизму, проклятия в адрес "революционного правосознания" слышались и из стана сторонников Ельцина, и от его все более многочисленных врагов. Словом, сегодня трудно найти понятия, вокруг которого сложился бы такой консенсус неприятия. Однако необходимо понимать, что когда при резкой смене социально-политической системы старая нормативная база либо становиться неадекватной, либо явно недостаточной, а старый судейский корпус отвергнут или также хронически неадекватен, то необычайно важным становиться создание юстиции, базирующейся на победивших принципах, часто понимаемых интуитивно. Ровно перед этой проблемой оказались, например, Соединенные Штаты 200 лет назад. Тогда судьи получили право исходить из тех законов, которые они бы ввели в качестве законодателей. Появился институт шерифов, а также "суд полковника Линча", для преступников, захваченных на месте преступления. Писаное право всегда опирается на не писанные цивилизационные принципы. Разница в том, что в основу одной интуитивной правовой системы ложатся протестантские или либерально-масонские идеалы и существует база в виде знакомства всех образованных людей с принципами римского права, а в основу другой – догосударственные архаические идеалы вечевой "соборной демократии" и уравнительной справедливости, как это было у французских санкюлотов или революционной братвы.

Когда "над нашей Родиной взойдет заря Свободы" (честное волшебное, эта фраза станет мемом), то возникнет двойная проблема.

Во-первых, реабилитация жертв путинизма. Во-вторых, наказания адептов путинизма.

Для создания эффективной системы реабилитации я заранее предлагаю создать "Реабилитационные трибуналы". Повестками, как сейчас присяжные, мобилизуются опытные адвокаты со всей страны. Срок мобилизации – год. Оклад – федеральных судей и надбавки как военнослужащим. Из мобилизованных адвокатов формируются коллегии – по 5 или 7 судей. И они начинают заочный пересмотр уголовных дел – на основании копий жалоб, подданных в Страсбург, но еще не рассмотренных, а также в первую очередь, тех дел, где есть признаки "заказа" - против инакомыслящих и активистов, а также "рейдерских дел" против предпринимателей и сотрудников фирм (бухгалтеров, юристов, управленцев). Если не расписывать мотивировочную часть, а просто признавать факт реабилитации и, в случаях явного злоупотребления, выносить частные определения в отношении нарушения закона судьями, прокурорами, следователями и оперативниками, то даже нынешнюю гору дел можно раскидать довольно быстро.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Теперь о репрессивной стороне революционного правосознания. Прежде всего, необходимо отделить процесс, условно говоря, "депутинизации", аналогичный процессу денацификации после Второй мировой войны, от люстрации. "Депутинизация" должна стать процессом индивидуального юридического преследования всех, кто прямо нарушал законы и конституционные права – организаторов репрессий и провокаций, фальсификаторов выборов и уголовных дел, казнокрадов. Здесь имеется прямое нарушение действующих законов, и необходима только политическая воля, чтобы дать возможность уголовному правосудию сказать свое веское слово.

Сложнее с наказанием косвенных соучастников преступной политики. Здесь необходимо различать две категории: бенефициаров (благоприобретателей) репрессий и бенефициаров узурпации власти.

Бенефициары репрессий – это все, получающие выгоду от "заказных преследований", - судьи, прокуроры, следователи, входящие в путинскую "опричнину", чиновники, предприниматели и топ-менеджеры, получающие выгоду от захвата собственности или разорения бизнесменов. А также журналисты и блогеры, пропагандистски обеспечивающие репрессии.

Бенефициары узурпации власти – это все, получающие выгоды от незаконной узурпации власти путинской номенклатурой. Депутаты "партии власти", получившие места в результате фальсификации выборов, и их платные помощники. Депутаты от оппозиции, тайно поддерживающие власть или мешавшие протестному движению по специальным указаниям. Незаконно избранные главы администраций. Министры правительств, назначенные по итогам сфальсифицированным выборов. Платные функционеры партии власти. Члены избиркомов, подписавшие фальшивые протоколы. Все косвенно причастные к фальсификации выборов и манипуляцией партиями и оппозицией. Участники заказных пропагандистских кампаний в СМИ и интернете в поддержку нелегитимной партии власти.

Все они должны подлежать люстрации. Люстрацию я бы разделил на запретную (жесткую) и информирующую (мягкую). Жесткая люстрация – это запрет на занятие административных постов, участие в выборах, запрет на управляющие посты на госпредприятиях и в госучреждениях. Запрет на преподавание и запрет на занятие редакционных постов в государственных, датируемых или общественных СМИ.

Мягкая люстрация – обязанность в любой публичной информации о себе: при выдвижении кандидатуры (на выборах или на конкурс должностей) или при трудоустройстве в сфере образования, управления или медиа, указывать на статус люстрированного – как бенефициара репрессий или бенефициара узурпации власти.

Мне кажется, что так будет справедливо. Если люди не будут охотиться на ведьм, то ведьмы станут охотиться на людей. Или как писали во Франции около четверти тысячелетия назад "милость к тиранам – это жестокость к их жертвам". И давайте не забудем, что сейчас в наших судах вовсю бушует "контрреволюционное правосознание".

Евгений Ихлов

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
orphus
Реклама
Реклама
Реклама
Колонка
Лимитрофность и партийность
Евгений Ихлов. Фото из личного архива
Реклама