Андрей Пионтковский. Фото с сайта: www.svobodanews.ru
  • 02-07-2012 (21:43)

Господин Охранитель

Весь обанкротившийся политический класс должен уйти

update: 06-07-2012 (11:49)

1917–1991–2012. Третий раз за последнее столетие мы переживаем финальную стадию гниения авторитарного режима, не столько осаждаемого оппозицией, сколько безнадежно потерявшего драйв и охваченного тошнотой (la nausea) и отвращением к себе.

Дважды падение такого режима приводило к обрушению российской государственности. Как избежать подобного результата в третий раз подряд — так может быть сформулирована центральная проблема наших дней.

Многие авторы, ссылаясь на печальный исторический опыт, видят основную опасность в демократическом нетерпении оппозиции.

Не могу с этим согласиться. И февральская революция, и горбачевская перестройка были задуманы и совершены вовсе не оппозицией, а правящим истеблишментом. Его нетерпение определяло динамику этих событий. В последнем случае — нетерпение партийно-гэбистской номенклатуры прорваться к манящим вершинам западных образцов комфорта и потребления. На пути к этой заветной цели она сбрасывала все — опостылевшую ей идеологию, империю, государство. А демократическая интеллигенция с энтузиазмом отработала у нее на подтанцовке, а затем была объявлена демшизой и списана в архив, чтобы не путалась под ногами.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Так и сегодня, эндшпиль обреченного путинизма будет разыгран и уже разыгрывается прежде всего самим правящим классом.

И от степени именно его ответственности зависит будущее страны. Оппозиция может пока лишь косвенно влиять на идущие внутри него процессы.

Это тот же самый правящий класс позднего СССР, победивший в "демократической революции" конца 80-х — начала 90-х, разбавленный 2-м и 3-м эшелонами номенклатуры, бывшими бандитами, фарцовщиками, майорами мухосранских резидентур, младшими научными сотрудниками, письмоводителями питерской мэрии, украшающими сегодня официальные и теневые мировые списки Форбса.

Это самый застывший в ступоре, самый застойный и самый неспособный к какой-либо позитивной эволюции класс в истории угасающих авторитарных режимов.

На плаву все те же победители ельцинской, а затем путинской волн приватизации, судорожно вцепившиеся в яхты, резиденции, Рatek Philippe и прочие символы своей случайной и блудливой власти. У них уже был свой звездный час. Жизнь удалась, и для них наступил конец истории.

Почетный председатель кооператива "Озеро" никогда не решится добровольно прервать свое просвещенное правление.

Никаким гарантиям и иммунитетам он не поверит, да и члены кооператива, единодушно требующие продолжения банкета, никуда его не отпустят.

Но любой даже самый жесткий авторитарный режим не может опираться исключительно на насилие. Недаром и сталинская, и гитлеровская диктатура придавали такое огромное значение своему идеологическому, вернее мифологическому обеспечению, на ниве которого расцветали гениальные Сергей Эйзенштейн и Лени Рифеншталь.

Свой маленький миф о молодом энергичном офицере спецслужб, посылающим русские полки вглубь Кавказа, несущим ужас и смерть террористам и всем врагам встающей с колен России, свой симулякр большого исторического стиля создали в телевизионной пробирке и циничные кремлевские жулики-политтехнологи в далеком 1999-ом году.

Истосковавшаяся по властному повелителю женская душа России потянулась тогда от солидного, но пресноватого Евгения Максимовича к молодому герою-любовнику. В следующей избирательной кампании уже заматеревшему Байкалинвестгруппенфюреру была всажена еще одна лошадиная доза миф-инъекции "Заступник народный, бескорыстный и бескомпромиссный борец с олигархами". Подключились и слетевшиеся как мухи на елей мастера культуры и властители дум соответствующего разлива.

Все это неплохо работало лет десять, пока не подступила та неизбежная тоска и тошнота, которая подстерегает все авторитарные режимы. И никакими ритуальными целованиями в животики мальчиков, осетров и спящих тигриц, швыряниями ручек в дерипасок, задушевными беседами с катями и сережами и посещениями боев без правил время вспять не повернуть.

Путинский миф мертв.

Пытаться сцементировать общество и заморозить Россию еще лет на двенадцать языческим поклонением национальному зомби — это уж будет слишком даже для нашего доброго, доверчивого и привыкшего ко всяческим чудачествам начальства народа. Этот ведущий к метафизической катастрофе выбор части правящей "элиты" — еще одно свидетельство крайней степени ее безумия, бессилия и безответственности.

Второе пришествие Путина композиционно видится мне как ремейк знаменитого полотна Александра Иванова. Навстречу застывшим в тоскливом ожидании на полусогнутых нотаблям по выжженной пустыне российского политического пространства устало бредет, неприятно подергивая желвачками, миф-зомби с мифом-выкидышем на руках. Головка национального выкидыша повязана ленточкой с надписью мелкими буковками "Свобода лучше, чем несвобода".

Непременным ритуальным сопровождением уходящих авторитарных режимов является появление архетипической фигуры умного Охранителя (Витте с его письмами Николаю II, например), пытающегося в последний час спасти режим, взывающего к разуму правителя и элит, предлагаюшего изощренные планы перезагрузки истлевшего мифологического обеспечения власти.

В наши дни эту нишу уверенно занял Михаил Дмитриев. Уже его первый доклад "Политический кризис в России и возможные механизмы его развития" (март 2011) выгодно выделялся на фоне ангажированного блеяния "Медведев — наш Президент" отстраненным инструментальным безразличием, переходящим порой в брезгливость к судьбе наших галерных крошек.

Более того, именно функциональная неспособность означенных персон обеспечить минимально необходимый уровень доверия общества к корпорации "Власть" вызывали наибольшую тревогу и озабоченность Охранителя, предложившего в докладе ряд мер по смягчению политических рисков.

Сразу же, впрочем, им честно и откровенно фиксировались правила игры, пределы разрешенных перезагрузок и обновлений.

Выборов, свободных от манипулирования и использования административного ресурса, допустить в России, по крайней мере в ближайшее десятилетие, категорически нельзя.

Сигнал "свой" был вмонтирован в текст доклада:

"Меры по "перезагрузке доверия", которые мы рассматриваем в докладе, хотя и предполагают движение в направлении демократизации, но не преследуют целью комплексную трансформацию политической системы на принципах конкуренции. Прежде всего, эти меры направлены на решение самых неотложных политических проблем...

Россия через 10 лет достигнет уровня социально-экономического развития, при котором политические тупики сегодняшнего дня (типа отсутствия альтернативных политических лидеров и условий для политической конкуренции) перестанут быть актуальными".

В своей статье "Мертвый круг власти" я еще год назад выразил свое отношение к интереснейшему и обязательному для чтения докладу Дмитриева:

Поблагодарим авторов прежде всего за то, что они с предельной ясностью не как оппозиционеры, а как инсайдеры власти обнажили центральную политическую проблему России. Узкая группа богатейших чиновников-бизнесменов, которым в течение последних двадцати лет принадлежит реальная политическая и экономическая власть в России, несмотря на крайне плачевные для страны результаты своей деятельности все еще убеждена в своем священном праве и в своей исторической миссии оставаться и впредь несменяемой и неизбираемой кастой и требует продолжения банкета.

Самые умные из этого страта остро осознают тем не менее необходимость срочной перезагрузки мифологического и кадрового обеспечения режима авторитарной клептократии. Так на рубеже столетий та же самая группа совершенно безболезненно (для себя) сменила обветшавшую ельцинскую мифологему "Возвращаемся в европейскую семью народов" на противоположную путинскую "Встаем с колен, становимся Великой Энергетической Державой".

Авторы доклада полагают, что предложенная ими "перезагрузка доверия" позволит всаднику власти послать доверчивую загнанную лошаденку на третий мертвый круг, хлыстом загоняя её в светлое будущее. Внимательный анализ их же произведения убеждает однако в обратном. На этот раз лошаденка просто не сдвинется с места. Отъездились.

Справедлив, однако, другой прогноз авторов — об обвальном кризисе властной системы в ее сегодняшнем состоянии.

Переход к иной политической модели произойдет на 10 лет раньше, чем им хотелось бы.

(Впрочем, 10 лет в подобных сочинениях давно уже стали фигурой речи, линией горизонта.)

Конечно, в той выжженной политической пустыне, которую оставляет после себя уходящая "власть жуликов, воров", подобный прыжок в неизвестность чреват и огромными рисками. Вплоть до распада российской государственности, как это было в 1917-м и в 1991-м. Но степень этого риска будет только увеличиваться с попытками зомби-власти перезагрузить себя еше на один десятилетний цикл.

Прошло больше года. Закончились две избирательные кампании. Вернулся в Кремль национальный зомби. Бездарная власть не выполнила ни одной из направленных на ее же спасение рекомендаций Дмитриева (обновление думского партийного поля, создание правительственной коалиции).

Зато автор нашел благодарных слушателей в лице Комитета гражданских инициатив, по заказу которого он пишет свои новые доклады.

В одном из них (март 2012) он дал блестящий социологический анализ "путинского большинства", убедительно показав, что нет там горячих убежденных сторонников Путина и мнимое большинство готово обрушиться в любой момент, превратившись в труху.

В своем выступлении на конфереции КГИ "Гражданские инициативы – время действовать" 26 июня Дмитриев охарактеризовал положение дел в стране как нарастающий политический кризис, который носит системный характер, а поведение власти как курьезное нагромождение ошибок и дисфункциональный хаос.

Между тем, его рецепты по выходу из системного кризиса были гораздо менее радикальны, чем его диагноз. На ближайшие 1,5-2 года КГИ и примыкающим к нему политическим силам прописываются малые добрые дела на местах и в регионах. И лишь затем, по мере углубления экономического кризиса возникнет ситуация (внимание!) как в конце 90-х, когда приоритетной для властей фактически стала смена политического лидера путем поиска преемника Ельцину.

Поразительно, что он использовал ту же убийственную для его проекта историческую аналогию (99-ый год), что и ваш покорный слуга в своем отклике на его первый доклад. Умри господин Охранитель, лучше и честнее не скажешь! За научную и гражданскую честность и люблю я этого инсайдера власти и всячески его пропагандирую. За то, что как и год назад не скрывает, что предлагаемые им меры по "перезагрузке доверия" не преследуют целью комплексную трансформацию политической системы на принципах конкуренции .

Значит останется политическая система, основанная не на принципах конкуренции, а на известном принципе Павловского: Последние двадцать лет мир в верхах держится на том, что не принято обсуждать, кто и как использует служебное положение. В элите чистых нет.

Значит будут не выборы с непредсказуемым результатом, а все тот же поиск преемника, т.е. приклеивание той же власти, тем же проворовавшимся людишкам новой нашлепки – державного Путина вместо Ельцина, "либерального" Пупкина вместо Путина.

А иначе, как справедливо подметил на днях другой правдоруб миллиардер и теософ Греф, как же управлять таким обществом, где все имеют возможность судить напрямую, а не получать препарированную информацию через обученных правительством аналитиков, политологов.

Равнодушие властей к рекомендациям Дмитриева не позволило реализовать предлагавшиеся им год назад меры по "перезагрузке доверия". Но сегодня господин Охранитель уже не одинокий мыслитель и пророк. Его доклады востребованы Комитетом гражданских инициатив, интеллектуальном штабом одного из двух структурообразующих кланов власти – системных либералов.

Конференция КГИ подтвердила роль Дмитриева как ведущего идеолога сислибов, архитектора "перезагрузки доверия" к власти, т.е. к ним, к сислибам. Так как доверие к Михал Иванычу и его бригаде, как полагает исследователь, не перезагружаемо в принципе.

Заключительный аккорд перезагрузки мыслится таким же, как и в первом докладе Дмитриева. Годика так через полтора слабеющего президента с опустившимся рейтингом уговаривают, убеждают, увещевают добровольно уйти в отставку под аплодисменты либеральной общественности, освобождая дорогу модернизаторам во власти, а персонально - одному из обкатанных в публичной политике деятелей коалиционного правительства. Кстати, кое-кого Дмитриев уже пытается обкатывать.

Протестное движение может послужить модернизаторам полезным дополнительным аргументом в процессе увещевания. Показательно, что на следующий день после конференции состоялось рабочее совещание КГИ с рядом деятелей оппозиции. На концептуальном языке Дмитриева это называется формированием устойчивой коалиции между сторонниками модернизации во власти и среди митингующих.

В целом, как и в прошлом году, господином Охранителем все очень неплохо продумано. За исключением одного — план абсолютно провальный. По двум причинам: субъективной и объективной.

В холодную голову человека, в горячем сердце которого стучится пепел Мубарака и Каддафи, никогда не взбредет шальная мысль отдать собственными чистыми руками власть каким-то самозванным модернизаторам. Знает он всем этим прогрессорам цену и капитализацию как облупленным. В нашей элите чистых нет, как говорил со знанием дела старина Павловский. Как только заикнутся об обкатанном в публичной политике преемнике, так все шуваловы, дворковичи, абызовы, христенки пойдут по этапу вместе со своими талантливыми бизнес-женами, братьями и сестрами. Огласите весь список, пожалуйста, Игорь Иванович настоящий. Более того, национальный зомби даже решит таким способом, пусть на короткое время, персональную проблему перезагрузки доверия.

Но предположим, что Владимир Владимирович неосторожно объелся грибочков и покинул политическую арену России.

Сислибам все равно не удастся удержаться во власти.

И не потому, что они утратят силовую поддержку. С циничными силовиками как раз можно будет договориться и без Путина.

Совершенно не продумано господином Охранителем мифологическое обеспечение их будущей внеконкурентной власти. Ведь в свое время для того, чтобы добрый наш народ, разочаровавшийся в Ельцине, полюбил невзрачного подполковника, тогдашним Охранителям пришлось черт знает что вытворять: посылать Басаева в Дагестан, взрывать дома в Москве и Волгодонске, проводить учения в Рязани, превращать Грозный в Дрезден. Наша армия возрождалась в Чечне и каждый, кто думал иначе, считался предателем.

Дмитриев же вообразил отделаться пустым словечком модернизация, тем более затасканным четырехлетним словоблудием Ай-фончика. Модернизация – это из того же партийного семантического ряда, что перестройка, ускорение, кооперация, мелиорация, химизация.

Наглядные плоды двадцатилетних усилий созвездия модернизаторов в законе — смоквы живущей по понятиям криминальной экономики, неспособной соскочить с нефтяной иглы.

Экономика России не развивается не потому, что еще не все паразиты-пенсионеры передохли и Прохорову еще не удалось ввести 60-часовую ё-рабочую неделю, а потому, что не может быть никаких творческих импульсов в не имеющей ничего общего с рыночной мертвой среде, созданной модернизаторами, где вся вертикаль от альфа-Цапка всея Руси до участкового полицая набухла воровскими общаками, закупорившими все социальные лифты.

"Непопулярные меры" двадцатый (!) год подряд обещает и навязывает народу политический класс России, реализовавший за эти же двадцать лет реформ очень популярные в своем кругу меры по бесстыдному личному обогащению.

Дмитриев правильно уловил растущую тошноту и отвращение к власти в своих фокус-группах. Эмоциональность его мрачных краткосрочных прогнозов-предупреждений буквально дышит тем шоком, который он, видимо, испытал в ходе своих полевых социологических исследований.

Но, как мне представляется, он неверно интерпретировал эти настроения как усталость прежде всего от сладкой парочки болтающихся в кремлевской проруби персонажей, а не от сути пропитанного ложью воровского режима, обрекающего страну на деградацию.

Неперегружаемо в принципе доверие или вернее полное отсутствие такового к власти в целом, включая, разумеется, сислибов с их двадцатилетней кредитной историей.

Все титанические искренние и честные усилия господина Охранителя обречены на неудачу наложенными им на себя веригами изначального самоограничения:

Перезагрузка доверия не преследует целью комплексную трансформацию политической системы на принципах конкуренции.

Но сегодня охранять необходимо не режим от принципов конкуренции, а государство от разрушающего его неконкурентного режима.

Коллега Дмитриева Евгений Гонтмахер – системный либерал, член КГИ. Но кроме того и прежде всего, он крупнейший специалист в России по социальным проблемам. В каждом своем выступлении и в каждой своей статье Евгений Шлемович предупреждает о развертывающейся в стране социальной катастрофе. Он артикулирует этот тезис более убедительно и обоснованно, чем Зюганов, Удальцов или любой другой политик левого направления.

Не могут, не имеют морального права продолжать оставаться у власти на внеконкурентной основе архитекторы этой катастрофы. А рекламируемые модернизаторами "настоящие гайдаровские реформы-2" в сфере образования и здравоохранения ничем иным, как резким ростом платности медицинских и образовательных услуг и "оптимизацией сети" больниц и школ, стать не могут по определению. Кстати, они уже идут полным ходом.

Все наши высоколобые капо, обслуживающие модернизаторов во власти прекрасно знают, что нет сегодня у страны более острой и неотложной чисто экономической проблемы, чем избавление ее от захватившей в ней государственную власть мафии воров в законе.

Во власти чистых нет. Но там есть много людей, которым при всех их недостатках и слабостях небезразлична судьба их Родины. И в силу своего положения они многое могут сделать в минуты роковые.

Если они придут к национальному зомби и скажут: "Володя, передай нам власть, вот твой обкатанный преемник, ты всем надоел, а нам чертовски хочется помодернизировать еще лет двадцать без тебя", он легко их переиграет и даже, бросив их на колья народного возмущения, продлит свою агонию.

Но, возможно, мудрый Охранитель предложит им другой путь. Путь исхода из власти. Тогда они должны будут обратиться не к зомби, а к стране:

"Мы уходим. Мы не будем больше обслуживать режим ни в экономических министерствах, ни на телевизионных каналах, ни в аналитических центрах. Мы присоединяемся к требованию общества об отставке нелегального президента и о проведении новых конкурентных парламентских и президентских выборов. Мы не будем в них участвовать. Весь обанкротившийся политический класс должен уйти. Новой России нужны новые люди во власти".

Андрей Пионтковский

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
orphus
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Обзор
За то, что был против агрессии
Александр Белов (Поткин) в зале суда, 24.8.16. Источник - www.facebook.com/maria.frolova.129