Л.Невзлин. фото: mallex.info
  • 24-09-2012 (15:33)

Лица те же, краски тусклы

На второй процесс по делу Невзлина вызвали свидетелей-"завсегдатаев" судов над "ЮКОСом"

update: 24-09-2012 (15:33)

В Симоновском районном суде Москвы второй месяц идет процесс по новому, экономическому, уголовному делу Леонида Невзлина. Бывший вице-президент "ЮКОСа" обвиняется в присвоении акций дочерних предприятий ОАО "Восточная нефтяная компания" (ВНК) на сумму 3,6 миллиарда рублей (часть 4 статьи 160 УК РФ).

Следует напомнить, что по итогам первого уголовного дела Леонид Невзлин уже приговорен к пожизненному заключению. Заочно. Высший суд справедливости Израиля (БАГАЦ) — страны, где сейчас проживает экс-совладелец "ЮКОСа", не раз отказывал России в его экстрадиции. Рассмотрев обвинения в организации убийств, выдвинутые против Невзлина Генпрокуратурой РФ, в одном из своих решений БАГАЦ констатировал: "Материалы, переданные российской прокуратурой, не включают в себя ни одной прямой улики против Невзлина и основаны исключительно на показаниях свидетелей, базирующихся на словах третьего лица, допрос которого проведен не был".

Теперь же, по новому делу, Невзлину грозят еще 10 лет лишения свободы.

По словам его адвоката Дмитрия Харитонова, из материалов дела следует, что преступление было совершено Невзлиным спустя всего 20 дней после того, как он начал работать в "ЮКОСе".

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Новость дня
Реклама

На судебном заседании 10 августа прокурор огласил обвинительное заключение. Его содержание автору этих строк, посещавшему процесс по делу "ЮКОСа" в Хамовническом суде Москвы, оказалось знакомым, что неудивительно. Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в рамках их второго уголовного дела тоже вменяли эпизод с акциями ВНК. Но 27 декабря 2010 года судебное производство по этому обвинению в отношении них было прекращено за истечением строка давности.

Впрочем, знакомым оказалось не только обвинительное заключение. Знакомой была и фамилия прокурора — Штундер. По сведениям Дмитрия Харитонова, старший помощник генерального прокурора РФ Денис Петрович Штундер является сыном судьи Петра Егоровича Штундера, который приговорил к пожизненному заключению Алексея Пичугина.

Меньше чем через год после этого, в августе 2008 года, решением уже другого судьи Леонид Невзлин тоже получил пожизненное. Согласно обоим приговорам, Невзлин давал Пичугину указания совершать преступления.

Сейчас Петр Штундер — член коллегии Мосгорсуда по уголовным делам кассационной инстанции. А во время своей работы в первой инстанции он участвовал и в других не менее громких судебных разбирательствах, чем процесс по делу бывшего сотрудника службы безопасности "ЮКОСа".

В частности, некоторое время председательствовал на суде над ученым-"шпионом" Игорем Сутягиным, чье право на справедливое разбирательство впоследствии признал нарушенным Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Адвокаты Пичугина после вступления приговора судьи Штундера в силу в начале 2008 года тоже подали жалобу в ЕСПЧ. Основной ее вопрос — нарушение статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Право на справедливое судебное разбирательство"). Та же ситуация с пожизненным приговором Невзлину.

Но вернемся к процессу в Симоновском суде. 23 августа защита Невзлина заявила прокурору отвод, мотивировав его тем, что гособвинитель может быть косвенно заинтересован в исходе дела. Но судья Алексей Назаренко не увидел в такой "семейственности", даже если она действительно имеет место, ничего предосудительного и ходатайство адвоката отклонил. Вообще каждого посетителя второго процесса Невзлина невольно должны охватывать два чувства.

Во-первых, это дежавю, как уже было сказано выше, и обвинения, и действующие лица постоянному наблюдателю хорошо знакомы.

Во-вторых, недоумение. Свидетели и потерпевшие почему-то не торопятся давать показания. За прошедшее с момента начала разбирательства время (а это уже почти два месяца) в суд явились лишь двое потерпевших и двое свидетелей. Невольно возникает вопрос: "Если эти "фигуранты" дела что-то знают о преступлениях Невзлина (и тем более если кто-то из них пострадал от его действий), то почему медлят?"

Впрочем, на заседании 23 августа представитель потерпевшего Виктория Лозко все же дала показания. Но они скорее породили новые неясности, нежели дали ответы на существующие вопросы.

Виктория Ивановна Лозко — сотрудник Росимущества. Она представляет интересы потерпевшей стороны, коей во втором уголовном деле Невзлина признано государство. По версии гособвинения, Российской Федерации был причинен материальный ущерб, который эквивалентен стоимости 38 процентов акций дочерних предприятий ОАО "ВНК".

Источником своей осведомленности Виктория Лозко, работающая в Росимуществе с 2010 года (в то время как события, ставшие предметом судебного разбирательства, относятся к концу 90-х), назвала некие документы. Они, по утверждению представителя потерпевшего, хранятся в Росимуществе в шкафу на пятом этаже. "Конкретно я не могу сказать, что это за документы, потому что их очень много", — пояснила Лозко.

Получить эти материалы, по ее словам, нет никакой возможности, "потому что в здании Росимущества сейчас идет ремонт". По удивительному стечению обстоятельств — как раз на пятом этаже.

Не меньше вопросов у защиты и суда породила реакция потерпевшей на термин "хищение" — непосредственно из формулы обвинения. "Мы же не говорим о том, что у кого-то похищено. Я ни разу не говорила слово "похищено", — заявила Лозко.

Другой потерпевший, Виктор Демченко, выступил в суде 20 сентября. Пенсионер и акционер ВНК требует возмещения материального ущерба за невыплату ему дивидендов по акциям ВНК в период с 1999 по 2001 год.

Добиться сатисфакции через гражданский суд потерпевший не пробовал.

"Я решил подождать, когда Ходорковского посадят в тюрьму, и подать гражданский иск, чтобы госпошлину не платить", — то ли пошутил, то ли всерьез пояснил Демченко.

Кстати, Виктор Михайлович — тоже знакомая фигура. Аналогичные требования он предъявлял Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву в Хамовническом суде, но желаемых денег не получил, поскольку сроки давности эпизодов с хищениями акций ВНК истекли.

Кроме того, Демченко на заседании Мосгорсуда 5 марта 2008 года возражал против освобождения из-под стражи уже смертельно больного на тот момент бывшего вице-президента "ЮКОСа" Василия Алексаняна. "Я считаю, что меру пресечения в отношении Алексаняна нужно оставить без изменения. Команда "ЮКОСа" всячески противодействует делу", — заявил тогда Демченко.

Интересно, что основным виновником в устах Демченко оказался Михаил Ходорковский, а отнюдь не Невзлин. О роли последнего в "ЮКОСе" и ВНК потерпевший ничего конкретного пояснить не смог. Однако заметил, что, говоря "Ходорковский", он имел в виду "совокупную ответственность".

Видимо, такую же "совокупную ответственность" Невзлин несет и по мнению свидетеля Авалишвили, отвечавшего на вопросы в суде 17 сентября.

Гурами Авалишвили можно назвать "тяжеловесом" обвинения.

Ранее он давал показания против бывшего вице-президента "ЮКОСа" по его первому уголовному делу. Кроме того, Авалишвили свидетельствовал на суде над Алексеем Пичугиным, а также над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым.

Авалишвили в 1995–1998 годах был вице-президентом ОАО "ВНК" по экономике и финансам. Впоследствии с 1999 по 2000 по год он занимал должность первого замминистра топлива и энергетики РФ, которую получил от тогдашнего министра Виктора Калюжного. Последний работал в ВНК вместе с Авалишвили.

А еще Гурами Джемалович давний друг бывшего управляющего австрийской нефтяной компании "Ист Петролеум" Евгения Рыбина, проходившего по первому уголовному делу Леонида Невзлина (и по второму делу Алексея Пичугина) в качестве потерпевшего.

Если Авалишвили после приобретения ВНК командой Михаила Ходорковского потерял свою позицию топ-менеджера в этой компании, то Рыбин — выгодный для себя долгосрочный контракт о совместной разработке Западно-Полуденного нефтяного месторождения, заключенный между "Ист Петролеум" и старым менеджментом ВНК. Он был расторгнут "ЮКОСом" в одностороннем порядке, а позднее признан венским арбитражным трибуналом "злонамеренным договором" со стороны "Ист Петролеум".

Михаил Ходорковский на процессе в Хамовническом суде отзывался об Авалишвили крайне негативно: "Это лицо, стоявшее за Рыбиным... При его участии они грабили "Томскнефть" до и после приватизации, используя крайне неприятные методы".

В свою очередь, Авалишвили на заседании по делу Невзлина 17 сентября обвинил "ЮКОС" в нанесении ущерба государству.

В частности, он утверждал, что акции дочерних предприятий ВНК были обменяны командой Ходорковского на акции "ЮКОСа" неравноценно. Однако как-либо подтвердить, что к этому имел отношение Леонид Невзлин, Авалишвили так и не смог. "Я не могу это подтвердить, — признал он и добавил: — Они все имели отношение".

Таким образом, в итоге первых допросов потерпевших и свидетелей сложилась вызывающая удивление ситуация.

Кому-то зачем-то понадобилось извлекать из небытия расследовавшееся в течение двенадцати (!) лет и по большому счету "просроченное" уголовное дело. Для этого привлекли свидетелей-"завсегдатаев" судов над "ЮКОСом".

Однако, несмотря на то, что их вызывает сторона обвинения и они являются очевидными противниками Михаила Ходорковского и "ЮКОСа" в целом, никаких прямых доказательств вины Леонида Невзлина эти свидетели привести не могут. Одни же показания понаслышке — то есть со слов третьих лиц — не могут быть взяты судом за основу приговора.

Если только этот суд не "басманный", конечно.

Вера Васильева

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама
Колонка
Путинцы над Парижем
Алексей Мельников. Фото из личного архива
Реклама
Реклама
Блог
"Простота", безответственность, инфантилизм
Аркадий Бабченко. Фото svoboda.org
Реклама
Реклама