Николай Розов. Фото: kuhnya.nsk.ru
  • 27-09-2012 (01:12)

Направление усилий

Как изменить условия заведомо провальных сценариев политической истории России

update: 27-09-2012 (01:10)

Поскольку режим принял явную стратегию "подмораживания России" — общего запугивания и точечных репрессий, эволюционный реформаторский путь закрылся, а последние щели законопачиваются все новыми акциями "заморозки". Неслучайно все чаще стали говорить о революции, желательно мирной ("оранжевой", "цветной", "бархатной", "белой" и проч.), о демонтаже режима или о глубокой трансформации политической системы.

Принимая во внимание трагическую и кажущуюся безысходной циклическую историю российской политики, следует учесть три наиболее вероятных варианта инерционного развития событий:

  1. относительно успешная "заморозка" с волнами точечных репрессий,
  2. взрывной кризис, когда попытки подавления протестов ведут лишь к ответному насилию с эскалацией вооруженного противостояния,
  3. относительно мирная очередная либерализация с закономерным последующим провалом и новой реакцией.

От чего зависит выбор пути по тому или иному руслу?

При сохранении фарта нефтяных цен, сплоченности властных элит, лояльности и готовности силовых структур к репрессиям и насилию, при обычной пассивности большинства населения, при расколотости, неумелых и непопулярных действиях оппозиции нынешняя "подморозка" как новая волна авторитарного отката (после прежней 2003–2005 годов) еще на несколько лет продлит существование режима. Протест, поставленный в положение вне закона, будет радикализоваться, что послужит оправданием новых репрессий "ради стабильности". При таком развитии событий последующая стагнация, жестокое отставание на международной арене, внутренние и внешние провалы, последующие кризисы неизбежны. Когда откроются новые возможности для мирной революции и демонтажа режима, предсказать невозможно.

Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

При схождении неблагоприятных для режима обстоятельств (от финансового кризиса до серии бедствий, волны протестов уже по всей стране при утере лояльности региональных элит и части репрессивного аппарата) политический кризис может наступить уже в ближайшие два — три года. Для правящей группы сохранение полноты власти — это необходимое условие спасения не только от потери немалой накопленной собственности, но и от уголовного преследования. Поэтому следует ожидать отчаянных попыток сохранить власть любыми средствами, а в этом плане непомерно разросшиеся внутренние войска, ОМОН и спецслужбы — фактор, угрожающий масштабным насилием. При "горячем" развитии событий (гражданская война того или иного масштаба) выиграет коалиция, наиболее успешная именно в привлечении на свою сторону, в мобилизации армии и полиции, ополченцев-боевиков. После победы такая коалиция вряд ли устоит от соблазна подавлять потенциальных политических конкурентов. Таков худший вариант не только в плане жертв и разрухи, но и в плане качеств последующего режима, который, вероятно, будет еще более антилиберальным и антидемократическим, чем нынешний.

Если глубокому политическому кризису будет сопутствовать обширная дискредитация режима и власти, произойдет реальный раскол элит, а аппарат насилия ясно продемонстрирует отказ от репрессий (от ареста лидеров, разгона демонстраций и проч.), то могут сбыться мечты оппозиции о "круглом столе", передаче власти, новых выборах по новым правилам. Здесь новую власть будут поджидать опасности со всех сторон: обманутые ожидания населения (уровень жизни если не упадет, то и расти ощутимо в первые месяцы и годы не будет), возможные новые волны глобального экономического кризиса с ощутимыми ударами по все еще уязвимой сырьевой экономике России, междоусобная борьба (острейшими станут идеологические противоречия в победившей коалиции), реванш "бывших" (весьма сплоченных и опытных, которых вряд ли остановит люстрация), вероятные сепаратистские движения на окраинах, делегитимирующие новых лидеров, фронда привыкших к авторитаризму региональных элит и т. д.

До сих пор все значимые периоды либерализации в России либо вскоре обрывались, либо приводили к углублению кризиса, обычно завершаясь откатами к авторитаризму. В этом и состоит колея российских циклов, которую следует преодолеть. Без понимания устойчивых внутренних причин такой динамики не удастся найти выхода, выскользнуть из представленных выше инерционных сценариев.

Социальные явления (в том числе действия индивидов и групп) повторяются по той простой причине, что воспроизводятся структурные условия — главные причины этих явлений. Чтобы вырваться из колеи циклов, необходимо существенно изменить эти условия. Анализу воспроизводящихся условий и стратегиям их изменения, собственно, и посвящена книга "Колея и перевал". Попробуем применить эти идеи к наиболее актуальным и активно обсуждающимся сейчас темам:

  • проблема сотрудничества с "идеологически чуждыми" (коммунистами, националистами) и "перебежчиками" (бывшими гэбэшниками, чиновниками) в рамках протестного движениями или же размежевания с ними ("раскол оппозиции");
  • проблема отношения к выборам, как официальным (с одной стороны, надо участвовать в реальной политике, с другой стороны, чуровские шулера все равно обманут), так и к новым "неформальным" (либо выборы в Координационный совет позволят более эффективно направлять протестную активность, либо они бесполезны и даже вредны, поскольку раскалывают оппозицию);
  • проблема из разряда "вечно русских" — когда митинговая эйфория спала, но массовое раздражение и стремление изменить мирным путем политическую ситуацию остались, что теперь делать?

Решить первую проблему помогают три общих принципа. Первый таков: в продолжающемся социально-политическом противостоянии (с нынешней относительно медленной и будущей непременной быстрой кризисной фазой) победит сторона, сумевшая собрать наиболее широкую и дееспособную коалицию с преимуществом ресурсов на "выбранном поле борьбы" (электоральном, силовом, переговорном, медийном) или их сочетании. На основе этого принципа предпочтение следует отдать широкой стратегии "борьбы по всем направлениям" (об этом говорили Григорий Голосов, Борис Немцов и др.)

Тут же возникают веские возражения: даже в случае победы над авторитарным режимом перебежчики из него и чужаки в оппозиции (в частности, коммунисты, нацболы, левые) приведут к перерождению победившей коалиции, как было 20 лет назад, а в настоящее время такой порочный союз отталкивает от протестного движения его прежних приверженцев (молодых, успешных, "креативных"). Действительно, каждую политическую коалицию поджидают две главные опасности с разных сторон: либо она распадется (тогда ослабленных участников несложно подавить), либо один из ее членов узурпирует власть над остальными членами. Есть множество условий долговременного успеха и демократизации коалиций, здесь укажу на второй принцип: коалицию делают устойчивой и привлекательной открыто принятые ее членами правила, при способности членов к взаимному контролю за выполнением правил и к эффективным санкциям за их нарушение.

Ранее в истории России в большинстве случаев члены победившей коалиции начинали враждовать друг с другом, кто-то один подавлял или вовсе уничтожал потенциальных соперников. Значит ли это, что так будет всегда? Отнюдь. Все дело в необходимости изменения структурных условий. В данном случае таково принятие участниками правил при взаимном эффективном контроле.

Заметим, что не только либералы имеют право опасаться будущей узурпации со стороны коммунистов или националистов. В хороших правилах заинтересованы все те оппозиционно настроенные силы, которые ориентированы на будущую открытую и честную политику и не держат "наган за пазухой". Таким образом, главным критерием приема в коалицию становится не "идеологическая расцветка", а открытое и ответственное принятие "правил игры". Содержание правил определяется наиболее вероятными опасностями (предательство, узурпация власти, соскальзывание к насилию и проч.). Разработка состава и текста правил, порядка их принятия, контроля и санкций — важная забота лидеров коалиции, если они настроены на реальную борьбу и победу.

Полное идейное единство (монолит) бывает только в малых сектах и жестоких тоталитарных режимах. Как уже было сказано, антиавторитарное движение может победить, только если образует широкую коалицию и включает многие разные силы — "попутчиков", а точнее соратников на время борьбы. Здесь полезен третий принцип: любить временных соратников необязательно, доверять — только по надежности и поступкам, а о том, что в их поведении и речах больше всего раздражает, всегда можно договориться через установление общих правил.

Конечно же, оппозиция обязана участвовать в официальных выборах, не только дожидаясь думских и президентских, но также на местном, городском и региональном уровнях. Однако это вовсе не означает согласия с установленной жульнической системой (не)регистрации кандидатов, административного давления, попустительства фальсификациям и т. д.

Энергия активистов должна быть направлена в первую очередь на приближение каждых выборов к нормальным стандартам открытости и справедливости. Неудача таких попыток (увы, наиболее вероятная) означает победу жульничества над честностью, а это уже повод для широкой и упорной дискредитации самих жуликов и тех, кто пролез во власть с их помощью. Сама борьба за свободные и честные выборы, а также кампания по дискредитации жульничества и жуликов — важный компонент большой работы по изменению структурных условий, суть которой заключается в неуклонном повышении издержек от жульничества, в росте привлекательности честной игры для политиков и избирателей.

Никакой фатальной опасности "раскола" и "распыления сил" нет и в готовящихся выборах в Координационный совет оппозиции (КС). Пусть будет еще один центр консолидации сил (наряду с "РПР-Парнас", "Яблоком" и др.). Отлично, что на регулярной основе будет обеспечена коммуникация между либералами, левыми и националистами. Будем надеяться, что облеченные доверием члены КС не передерутся и не разругаются. А вот договориться об общей стратегии выдвижения оппозиционных кандидатов и их консолидированной поддержке на каждых будущих официальных выборах они вполне способны, более того, просто обязаны будут это делать. Также ничто не помешает этому Совету вступать в контакт и координировать действия с "Яблоком", со "Справедливой Россией", с региональными движениями, тем более с "Парнасом", многие члены которого, вероятно, будут избраны в КС.

Уже сейчас понятно, что особенно большим число избирателей в КС не будет (максимум несколько десятков тысяч). Ну и что? Сам опыт честного и прозрачного интернет-голосования трудно переоценить. К тому же, качество избирателей здесь особенное (даже если какую-то часть из них будут составлять вступившее по команде сверху "нашисты"): это действительно заинтересованные в российской политике люди, не побоявшиеся участвовать в создании альтернативной режиму политической структуры. Нужно поддержать отличную идею составить Форум свободной России из всех избирателей в КС, добавив к ней необходимую самоорганизацию избирателей в каждом крупном городе, в каждом регионе, что образует группы поддержки КС на местах.

Куда же направлять протестную энергию помимо участия в выборах и подготовки будущих массовых шествий и митингов? Где то самое искомое "Дело"?

Вновь на помощь приходят общие принципы.

  • Политика — это, прежде всего, борьба за власть.
  • Побеждает тот, кто в решающий момент в наиболее критических точках оказался сильнее. Соотношение сил определяется доступом к самым значимым в сложившейся макроситуации ресурсам и способностью их мобилизовать.
  • Каждая сторона обычно пытается перевести борьбу в то поле, где имеет наибольшую силу; поэтому если правящая группа вырастила громадный репрессивный урожай насилия, то в критических ситуациях будет провоцировать протестное насилие и с готовностью применять государственное насилие.
  • Руководители вооруженных отрядов ("силовики") склонны выполнять приказы о репрессиях, когда чувствуют власть сильной, когда сами действуют анонимно, когда протесты малочисленны и непопулярны. Они же склонны выжидать и отказываться от репрессий, когда персонально ответственны за свои приказы и действия, когда чувствуют возможность смены власти и сталкиваются с упорными массовыми протестами, получающими широкую общественную поддержку.
  • Если удастся избежать насильственного противостояния, то на первый план выходит обретение легитимности — поддержки со стороны социальных групп, а также накопление разнообразных ресурсов для мирной борьбы (организационных, идейных, символических, медийных, финансовых и проч.).
  • Люди обычно встают на ту сторону в политической борьбе, с которой связывают надежность и перспективы своего социального и экономического положения, а также чьи идеи и лозунги соответствуют укоренившимся убеждениям этих людей, подкрепляют самоутверждение в их идентичности.

Соединив эти суждения (каждое из которых довольно просто и, надеюсь, убедительно), получаем принцип выбора приоритетов:

  1. озаботиться получением поддержки от тех социальных групп, которые в данное время в данной стране обладают наиболее полезными для мирной борьбы ресурсами, доступными для сосредоточения в самых важных для победы местах,
  2. обеспечить мирный характер борьбы, для чего планомерно увеличивать издержки репрессий и насилия для отдающих такие приказы и их исполнителей, в идеале — привести весь аппарат насилия в "режим ожидания",
  3. привлекать на свою сторону все новые группы населения через политическое просвещение, социальные идеи, включение в солидарную деятельность, дающую улучшение положения, перспективу в соответствии с убеждениями и идентичностями каждой группы.

Рассмотрим здесь только первую задачу и примем во внимание лишь самое очевидное. Главные и особо дефицитные у оппозиции ресурсы — организационные, финансовые, медийные и кадровые (особенно за пределами Москвы).

Такими ресурсами обладают, либо могут получить к ним доступ:

  • представители среднего и малого бизнеса, недовольные своим положением, блокированием роста и угрозами потери активов,
  • ответственные, некоррумпированные чиновники, достаточно влиятельные, чтобы не бояться за свое положение, и заинтересованные в общественной поддержке своих начинаний (так называемая элита развития),
  • представители оппозиционных (не созданных и не манипулируемых "сверху") политических партий,
  • образованный класс (ученые, вузовские преподаватели, компьютерщики, инженеры),
  • активисты, особенно среди офисных менеджеров и студенческой молодежи.

Критические места для политической борьбы в России, помимо Москвы, — это, очевидно, крупные города-миллионники, региональные центры.

Как привлечь на свою сторону эти пять групп в крупнейших городах России? В каких формах наладить общение и взаимодействие с ними? Какие у каждой из указанных групп типовые проблемы? В чем состоят конкретные их проблемы в каждом региональном центре? Каким образом вовлекать людей в решение этих проблем через институциональные преобразования (связанные с честной конкуренцией, справедливыми правилами, эффективным выполнением государственных функций и т. п.)? Как убеждать, не столько на словах, сколько на деле, каждую группу в том, что поддержка оппозиции даст надежность и перспективы, соответствует убеждениям? Какие плацдармы наиболее доступны и перспективны для дальнейшего продвижения? Какой имеется арсенал тактик во взаимодействии с местными властями? Какие формы гражданского неповиновения, мирного давления на власть наиболее эффективны?

Уличные протесты — важная часть борьбы, они будут продолжаться, но по большому счету сугубо "митинговую страницу" протестного движения пора перевернуть.

Чтобы перейти к новому этапу, нужно уже конкретно отвечать на поставленные выше вопросы. Суть же нового этапа — в упорной подготовке не только в Москве, но и в крупнейших городах России условий для мирного демонтажа авторитарного режима, но уже с факторами, препятствующими обычному соскальзыванию либерализации в кризис и авторитаризм. Для этого и требуется обретение широкой и надежной общественной поддержки, подготовка в регионах структур и элит, настроенных на честную открытую политику и демократическое развитие.

Николай Розов

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Реклама