Логотип ОГФ
  • 15-10-2012 (19:15)

Блок Объединенного гражданского фронта

Внеидеологическая оппозиционная коалиция является фундаментальным условием демонтажа путинской системы

update: 15-10-2012 (19:14)

Приход к власти Владимира Путина не сразу был воспринят российским обществом как угроза диктатуры. Десятилетие ельцинских реформ создало слишком много конфликтов и проблем: в стране, уставшей от "диких девяностых", был очевидный спрос на твердую руку, на сильное государство. Слишком многим хотелось верить, что Путин "наведет порядок". В свою очередь, оппозиционные политики (равно как и поддерживающие их бизнесмены) были чересчур уверены в собственной значимости, чтобы всерьез воспринимать опасность, исходящую от т.н. клана "питерских".

Сенсационное поражение "Яблока" и СПС на парламентских выборах 2003 г., и в особенности приговор по "делу ЮКОСа" обнажили проблему растущего авторитаризма во всей ее остроте. Вслед за этим гражданское общество, не успев еще полностью осознать масштаб бедствия, получило целую серию ударов: отмена губернаторских выборов после бесланской катастрофы (2004), резкое ужесточение партийного законодательства (2005-2006), ликвидация федеральных одномандатных округов и еще целый ряд антидемократических мер (отмена графы "Против всех", повышение барьера для прохождения в Госдуму до 7% и др.)

Неспособность традиционных оппозиционных структур что-либо противопоставить растущему авторитаризму проявилась по всему политическому спектру. Со своей участью смирились не только побежденные либералы, но и главные силы легальной оппозиции: КПРФ и "Родина". Коммунисты окончательно вписались в кремлевскую политическую систему, а Рогозин и Глазьев, поспекулировав контактами с внесистемной оппозицией, разменяли свою партию на персональные должности внутри путинской государственной машины.

В 2005 г. состоялась первая попытка формирования внеидеологической антипутинской коалиции. С инициативой создать Объединенный Гражданский Фронт (ОГФ) выступила группа наиболее радикально настроенных либералов во главе с Гарри Каспаровым. 30 мая 2005 г. манифест ОГФ был опубликован в "Новой Газете", а спустя две недели представители шести регионов подписали документы для регистрации движения в Минюсте.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Среди тех, кто поставил первые подписи под Манифестом ОГФ, были несколько кандидатов в нынешний Координационный Совет оппозиции. Это, разумеется, сам Гарри Каспаров, а также главный редактор "Ежедневного журнала" Александр Рыклин, создатель интернет-газеты Каспаров.Ru Денис Билунов, бизнесмен из Томска Иван Тютрин и депутат питерского ЗАКСа Сергей Гуляев. (В первом списке подписантов были также журналист Сергей Пархоменко и член думской фракции "Родины" Олег Шеин, которые вскоре изменили свое решение.) Кроме того, позднее к ОГФ присоединился известный эксперт и публицист Андрей Пионтковский.

На первых порах идея лево-правой коалиции вызывала скепсис и отторжение у большинства лидеров общественного мнения, но постепенно она стала набирать популярность. Летом 2006 г. по предложению ОГФ в Москве состоялась представительная конференция "Другая Россия", собравшая практически всех известных оппозиционных политиков и общественных деятелей — от Хакамады до Анпилова, от Политковской до Глазьева. Публичное рукопожатие Михаила Касьянова и Эдуарда Лимонова символизировало установление реального антипутинского "водяного перемирия".

Созданная коалиция "Другая Россия" подверглась немедленному испытанию на прочность со стороны власти. Почти сразу из нее вышли Глазьев и Рыжков, несколько позже — Анпилов. Несмотря на это, "Другой России" удалось стать не только наиболее заметной оппозиционной силой страны, но и возродить уже основательно забытую интригу уличного противостояния. В 2006-2008 гг. в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других городов регулярно проходили "Марши Несогласных". Власть нервировал призрак киевского Майдана, и она бросала против нескольких тысяч манифестантов вдвое-втрое большее число полицейских и внутренних войск. Тем не менее, приток новых людей в протестное движение не ослабевал, и постепенно началась смена поколений, которая стала очевидным фактом спустя несколько лет.

Первоначальный план ОГФ состоял в том, чтобы, создав право-левую коалицию, обеспечить на президентских выборах 2008 г. широкую общественную поддержку такому кандидату от коммунистов, который смог бы стать компромиссной объединительной фигурой для всей оппозиции. Для этого требовалось договориться с КПРФ. Каспаров успешно начал эти переговоры: в их ходе был определен устраивающий обе стороны кандидат (предложенный Зюгановым). Им стал бывший председатель Центробанка Виктор Геращенко, который, в свою очередь, выразил готовность включиться в борьбу на выборах. Однако Кремль нашел для лидера КПРФ достаточно веские аргументы, чтобы убедить его отказаться от поддержки Геращенко и выдвигаться самому. В этих обстоятельствах кандидатура Геращенко не выглядела бесспорной для всех оппозиционеров, поскольку о своих президентских амбициях уже заявил Михаил Касьянов. ОГФ предложил определить объединенного кандидата в ходе праймериз, но Геращенко, не сумев найти поддержку в своем ближайшем окружении, снял свою кандидатуру, а Касьянов дистанцировался от конкуренции, предоставив агитировать за себя нацболам. В результате его с небольшим перевесом победил Каспаров, но, так или иначе, ни один из оппозиционных кандидатов не был зарегистрирован ЦИКом.

Отказ власти допускать к выборам представителей реальной оппозиции привел к первым экспериментам по созданию альтернативной гражданской легитимности. Как заметил один из кандидатов в нынешний КС Андрей Илларионов, если, согласно утверждению спикера парламента Грызлова, Дума не является местом для дискуссий, то обществу следует учредить такое место самостоятельно.

Так появилась идея созыва Национальной Ассамблеи, за реализацию которой взялся ОГФ. Проектирование оппозиционного политического пространства происходило на основе корпуса кандидатов в депутаты Госдумы от "Другой России" (избранных в ходе праймериз 57 региональными конференциями), кроме того, своих представителей в Ассамблею делегировали форумы левых и национально-патриотических сил. В первой очной сессии Национальной Ассамблеи 17 мая 2008 г. приняли участие 415 депутатов, и это событие стало впечатляющей демонстрацией организационных возможностей оппозиции и готовности различных идеологических групп к конструктивной дискуссии. Впоследствии в рамках Ассамблеи были организованы слушания по актуальным для страны проблемам — от вопросов социальной политики до войны с Грузией. С другой стороны, в процессе делегирования в Национальную Ассамблею приняло участие всего около 3500 человек, что предопределило ее сравнительно низкие известность и авторитет. Другим существенным недостатком стала неспособность Ассамблеи регламентировать срок своих полномочий и реализовать механизм самообновления. Негативный опыт был учтен при разработке современной концепции Координационного Совета оппозиции. Естественным образом в этом процессе наиболее активное участие приняли представители ОГФ. Автором проекта, который был принят за основу регламента текущих выборов в КС, стал Денис Билунов. Согласование концепции с неформальными лидерами нового протеста и представителями различных идеологических направлений обеспечил Гарри Каспаров.

Необходимость создания нового формата для взаимодействия оппозиции стала очевидной в декабре 2011 г., когда состоялось политическое пробуждение сотен тысяч российских граждан, возмущенных наглыми и практически открытыми фальсификациями в ходе чуровских "выборов". Подавляющее большинство новых протестантов ранее не состояли ни в каких организациях и даже не особенно интересовались тем, кто есть кто в российской оппозиции.

Но для результативного давления на власть сторонникам перемен нужно определить, кому они доверяют разработку единых требований и общее планирование протестной тактики. Чтобы обеспечить рост протеста и распространение его по всей стране, необходима слаженность действий: для многих, кто пока наблюдает за происходящим со стороны, решающим аргументом будет наличие понятного механизма принятия решений. Наконец, в случае, если власть будет вынуждена пойти на переговоры, важно лишить ее возможности самостоятельно выбирать себе парламентеров от оппозиции.

Общая позиция кандидатов ОГФ состоит в том, что любой перекос внутри Координационного Совета по идеологическому, географическому или групповому признаку снижает его репрезентативность и, соотвественно, уровень доверия к нему. Поэтому наш приоритет — обеспечить коалиционное взаимодействие всех протестных групп, в т.ч. блокируя попытки власти заключать сепаратные сделки с отдельными оппозиционными политиками или партиями. Мы будем способствовать развитию диалога между сторонниками различных идеологических концепций и добиваться расширения регионального представительства в КС, которое в нынешнем формате является явно недостаточным.

Число зарегистрированных избирателей КС приближается к 100 000. Мы находимся в шаге от принципиально нового уровня самоорганизации российской оппозиции, и в общих интересах всех, кто хочет демократических изменений в нашей стране, добиться того, чтобы этот шаг был сделан. Возможные технические проблемы, злоупотребления и персональные конфликты не должны заслонить главного — создания нового механизма представительства, который будет качественно отличаться от бутафорских "чуровских" выборов.

Поддержите кандидатов ОГФ!

в общефедеральном списке —

Гарри Каспаров

Андрей Пионтковский

Денис Билунов

Сергей Гуляев

в либеральном списке —

Александр Рыклин

Иван Тютрин

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама