Иван Тютрин
  • 17-10-2012 (19:33)

Коллективная стратегия

Иван Тютрин: Нам нужно наращивать мощь, усиливать давление и стараться увеличить число людей на улицах

update: 17-10-2012 (19:46)

Редакция Каспаров.Ru продолжает публикацию серии интервью с кандидатами в Координационный Cовет оппозиции. Мы постарались опросить представителей каждого блока, а также уделить внимание тем, кто еще мало известен широкой публике.

На наши вопросы ответил Иван Тютрин, член Бюро Объединенного гражданского фронта, исполнительный директор "Солидарности".

— Зачем и почему создается Координационный совет?

— Первоначально Координационный совет задумывался как орган в некотором смысле технический, и много говорилось о том, что это должен быть орган, который координирует исключительно протестные действия. Однако уже в процессе подготовки к выборам в Координационный совет стало понятно, что требования, которые предъявляются к этому органу, значительно шире. Кто-то начал видеть в этом протопарламент, кто-то вкладывать еще какие-то смыслы, но для меня совершенно очевидно, что это тот орган, который представляет всю оппозицию, который достаточно легитимен, потому что уже сейчас он собрал около 100 тысяч избирателей. И, на мой взгляд, одна из его первичных задач — выработать очень четкий и подробный план переходного периода, определенную матрицу, которая позволит стране встать на демократические рельсы. Потому что от путинской России очень многие люди устали, но очень многие боятся, что после падения режима страна окажется в состоянии близком к тому, в котором оказались арабские страны после "Арабской весны".

Смотрите также
Реклама
Справки
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

— А какой будет результат? То есть как можно будет оценить итоги деятельности КС?

— Я думаю все-таки самая главная задача Координационного совета — осуществить демонтаж путинского режима. При этом мы понимаем, что, возможно, первого созыва Координационного совета будет недостаточно. Что этот созыв точно должен сделать — создать такую схему работы, которая позволит оппозиции расширять социальную базу, организовывать достаточно эффективные массовые акции и работать на их увеличение. С этого нужно начать. Но попутно, очевидно, нам нужно работать над планом переходного периода, который был бы коллективным решением и в то же время был понятен людям и убедил их в том, что оппозиция организованна, ответственна и у нее есть четкое представление. Очевидно, что образ будущего у либералов, левых и националистов может быть сильно разный, и в этом-то, с одной стороны, проблема, а с другой — задача, которую мы должны решить.

— Должен ли Координационный совет как-то выстраивать отношения с властью? Сотрудничать?

— Я считаю, что эта власть понимает только силу, на эту власть может воздействовать только большое количество людей на улице, и поэтому если мы о чем-то и должны разговаривать, то об условиях сдачи власти. Но ни в коем случае саму идею переговоров нельзя ставить впереди. Нам нужно наращивать мощь, нам нужно усиливать давление, стараться увеличить число людей на улицах. Чем сильнее мы будем, тем лучше будут наши исходные позиции. Многие говорят про круглый стол, про формат перехода от существующего режима к демократии. Многие вспоминают польский опыт. Это все возможно, но об этом нужно думать потом. Тогда, когда у вас есть достаточно сил и ресурсов. Пока власть любой разговор о том, что мы должны с ней выстраивать диалог, воспринимает как очевидную слабость и ровно после этих разговоров начинается и раскол оппозиции, и вычленение каких-то элементов, и давление, и прочее.

— Вы идете на выборы от блока "Объединенный гражданский фронт Гарри Каспарова". Почему вообще у кандидатов, и не только у Вас, возникла идея блокироваться?

— Во-первых, блоки здесь все-таки разные. Если говорить об Объединенном гражданском фронте, то это блок единомышленников, которые работают вместе практически с момента основания ОГФ в 2005 году. Когда выстраивался ОГФ и фиксировалась его внеидеологическая структура, это был первый серьезный шаг в сторону идей, на основе которых сейчас создается Координационный совет.

То есть в 2005 году идея соединения разных сил на одной платформе казалась нонсенсом, неосуществимой и нереальной. Многие говорили, что они не будут сидеть за одним столом с националистами или левыми, но мы планомерно на протяжении семи лет двигались в сторону создания широкого антипутинского фронта. Те идеи, которые закладывались при создании ОГФ, которые потом мы пытались реализовать в Национальной ассамблее, в итоге в полной мере реализованы в Координационном совете.

Мы давно работаем и коллективная игра, коллективная стратегия, возможно, дает некие преимущества. Мы узнаем это по итогам выборов. Все-таки 215 кандидатов, и блокирование нужно для того, чтобы, с одной стороны, помочь лучше ориентироваться избирателям, а с другой стороны, помочь менее известным членам той или иной команды, пользуясь авторитетом и раскрученностью своих лидеров, получить какие-то шансы на прохождение.

— Чем Вы планируете заниматься в КС, если Вас выберут?

— Здесь два момента. Я буду заниматься тем, чем уже занимался, а именно: участие в организации акций массового протеста, где мы использовали ресурсы нашей организации и уже есть накопленный опыт и команда, которая это делала.

Второе. У нас за время работы в оргкомитете уже выработана определенная система взаимоотношений с коллегами слева и с националистами. У меня, при том что я человек либерально-демократических взглядов, нет идеосинкразии по отношению к националистами и левым. Но некоторым гражданским активистам будет очень тяжело ментально с людьми другой идеологии. Так как мы, ОГФ, изначально организация внеидеологическая, мы изначально сотрудничали со всем перечисленным спектром, у нас есть определенная история взаимоотношений. Так или иначе ОГФ находится в центре и может выполнять функцию некоторого клея, некоторой балансирующей силы между гражданскими активистами и, скажем так, более радикальными частями Координационного совета.

Ну и самое главное — я сам из региона и как исполнительный директор "Солидарности" занимаюсь регионами в том числе. Я думаю, что эти выборы показали, что Координационный совет очень многими в регионах воспринимается как сугубо московская история. Такой результат московской тусовки, не имеющий отношения к регионам и к региональным гражданским активистам. Наша задача — сделать так, чтобы и регионы воспринимали координационный совет как свой представительный орган.

Возможно, и мне кажется, что это уже напрашивается, постараться к следующим выборам сделать Координационные советы и в регионах в том числе. Но для того, чтобы работать с регионами их нужно понимать, их нужно чувствовать, там есть определенная специфика. В силу того, что я из региона и что я с ними продолжаю работать, мне она знакома.

— Как проходит Ваша избирательная кампания?

— Я сделал вылазку в несколько регионов, где главным пунктом был Томск, город где где я жил, и где до сих пор очень сильное отделение ОГФ и Солидарности". Я пропагандировал там в принципе идею Координационного совета, а также занимался продвижением списка Объединенного гражданского фронта. Плюс ко всему я написал несколько статей. Но получилось так, что основным направлением агитации стали дебаты.

Я неожиданно для себя дошел до финала. Я изначально не предполагал, что это будет организованно на высоком уровне, что привлечет такой интерес многих людей. С определенного момента стало понятно, что дебаты, действительно, могут послужить фактором, который позволит очень серьезно повысить узнаваемость.

— То есть эффект будет?

— Да. Мне кажется, что некоторое количество людей меня абсолютно не знали до дебатов. По крайней мере, посмотрев дебаты, они могут понять мою позицию и понять, кто я такой.

— Говоря об этом, Вы теоретизируете или есть какие-то данные, которые позволяют так говорить?

— В полуфинале за меня проголосовало более 1400 человек. В первом раунде, где я обошел Ольгу Романову, за меня проголосовало 900 человек. Это голосование на сайте ЦВК. Очевидно, что многие из этих людей вообще впервые узнали, кто я такой, впервые меня увидели. И впереди еще финал.

— Кого бы Вы выделили на дебатах?

— На меня очень хорошее впечатление произвел Андрей Илларионов. Понятно, что он очень известный экономист, человек, близкий мне по взглядам во многих моментах, но он и на дебатах был на голову выше соперников и смотрелся очень хорошо. А вообще, мне кажется, в полуфинале уровень достаточно ровный. При этом стоит отметить, что даже люди, которые имеют колоссальный опыт выступлений, заметно нервничают. Может быть, это не видно, когда смотришь эфир, но когда я оказался в студии полуфинала, я видел, что многие люди, которые прошли самые разные выступления, находились в состоянии очень напряженном.

— А с кем бы Вам хотелось подебатировать?

— С одной стороны, есть люди, которые диаметрально противоположны мне по взглядами. Допустим Максим Кац, с которым я встречаюсь сегодня в финале, человек, который в свое время заявил о том, что на честных выборах он проголосовал бы не за Медведева, Навального, Явлинского и далее всех лиц из списка оппозиции, а проголосовал бы за Путина. Мне странен в принципе сам факт выдвижения таких людей в Координационный совет, но в то же самое время Кац представляет диаметрально противоположную точку зрения.

Наверное, интереснее все-таки дискутировать с людьми, с которыми точек пересечения может быть больше и где можно обратить внимание на нюансы. Но я считаю, что такого кандидата, с кем я бы особо хотел дебатировать, нет.

Я бы сказал, с кем бы я не хотел встречаться на дебатах. Я бы не хотел встречаться с товарищами по ОГФ. Потому что дебаты предполагают какие-то вопросы, а заниматься политическим теннисом, где мы друг-другу набрасываем мячик, — это совершенно не интересно зрителям.

— Если Вас не изберут, Вы будете сотрудничать с КС?

— По умолчанию. Потому что работа и ОГФ, и "Солидарности" неизбежно будет пересекаться с Координационным советом и, очевидно, будет большой фронт работы. Поэтому ответ — однозначно да.

— С кем бы Вы не стали работать из тех, кто претендует на место в КС?

— Раз уж мы договорились участвовать в выборах в Координационный совет, раз уж мы выработали правила, и по этим правилам определенные люди зарегистрировались, значит со всеми этими людьми нужно работать. Потому что и они, и мы взяли на себя обязательства. Эти обязательства нужно выполнять. Кого выберут — того выберут.

— Что бы Вы сказали тем, кто не решил, стоит ли им идти на выборы?

— Я считаю, что если люди хотя бы сомневаются, это люди с определенным гражданским потенциалом. И для этих людей очевидно, что без развитых гражданских институтов ничего хорошего нашу страну не ждет. У нас многие государственные институты практически уничтожены, а гражданские находятся в очень подавленном состоянии. Но появляется что-то, что является точкой роста. И я считаю, что Координационный совет — это та самая точка, та самая база, которая уже стала результатом многолетней работы, которая не могла бы осуществиться, если бы не десятки тысяч людей на улицах российских городов. Людям нужно регистрироваться и как полноправным участникам, субъектам гражданского сообщества, совместно, через своих представителей, а в некоторых случаях и напрямую, двигаться к той стране, которая им нужна.

 

 

Ранее на наши вопросы ответили:

Дизайнер игр, юрист, участник "Солидарности" и Партии 5 декабря Александр Залесский

Редактор и учредитель правозащитной газеты "Арсеньевские вести" Ирина Гребнева

Консультант по рискам, выпускник Лондонской школы экономики Артем Лазуренко (Северский)

Единый кандидат от блока "Партия прямой демократии" — "Клуб прямой демократии" Екатерина Левченко

Депутат Законодательного собрания Вологодской области Евгений Доможиров

Председатель Наблюдательного совета Этно-политического объединения Русские Александр Белов (Поткин)

Руководитель предвыборного штаба Евгении Чириковой Николай Ляскин

Независимый муниципальный депутат Зюзино г. Москвы Наталья Чернышева

Шеф-редактор журнала "Вопросы национализма" Надежда Шалимова

Координатор проекта "РосЯма" Федор Езеев

Видеоблогер Дмитрий Иванов (kamikadze_d)

 

Василий Иванов

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...