• 26-11-2012 (16:50)

Пора избавляться от иллюзий

Главный предмет внутриоппозиционных разногласий — менять власть или влиять на нее

update: 28-11-2012 (16:14)

Анализируя в одной из наших прежних статей состояние российской оппозиции, мы пришли к выводу, что главным критерием, на основании которого следует выстраивать новую систему политических координат, является отношение тех или иных оппозиционных политиков и политических организаций к правящему режиму: "ставят ли они в качестве основной цели безусловный демонтаж путинского режима и выстраивание новой политической системы на основе прозрачных и соблюдаемых всеми участниками политического процесса правил, либо же готовы примириться с сохранением режима при условии некоторого смягчения отдельных наиболее отталкивающих его проявлений". На основании данного критерия мы предложили выделить в рамках оппозиции два лагеря: "непримиримых" и "соглашателей".

События, случившиеся за прошедшие с момента написания той статьи девять месяцев, подтвердили обоснованность предложенной нами системы координат. Большинство противоречий, возникавших внутри российской оппозиции (будь то расхождение в оценках событий 6 мая или, из более свежего, полемика внутри недавно избранного Координационного совета), возникали именно между этими двумя лагерями. Менять власть или, как предложила Ксения Собчак, влиять на нее — вот главный предмет внутриоппозиционных разногласий.

В минувшую субботу, 24 ноября, на свет появился еще один документ, наглядно иллюстрирующий фундаментальные различия в мировоззрениях "соглашателей" и "непримиримых". Документ этот — "Заявление о политической реформе", принятое Федеральным политическим советом Республиканской партии России — Партии народной свободы (РПР — ПАРНАС). РПР — ПАРНАС объединяет в своих рядах представителей обоих выделенных нами лагерей: в руководство партии одновременно входят такие разные люди как Борис Немцов, один из самых последовательных и ярких лидеров "непримиримых", и Владимир Рыжков, типичный представитель "соглашателей", оказавшийся в оппозиции не столько в силу собственного неприятия существующей в России политической системы, сколько в силу того, что для него лично не нашлось в этой системе места. Подобная двойственность не может не проявляться в позиции партии, проявилась она и в вышеозначенном заявлении.

Некоторое замешательство вызывает уже заголовок этого заявления: "Кардинальная политическая реформа – главное требование демократической оппозиции". То, что руководящий орган РПР — ПАРНАС делает заявления от лица всей демократической оппозиции, выглядит, по меньшей мере, неуместным и некорректным. Вдвойне неуместным и некорректным это выглядит при живом Координационном совете, получившим свои полномочия и свою легитимность в ходе свободных выборов непосредственно из рук граждан.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Перейдем теперь от заголовка собственно к тексту заявления. Текст этот не производит впечатления цельного документа, выражающего последовательную позицию. Можно предположить, что он, напротив, является продуктом компромисса между радикальными и умеренными членами руководства РПР — ПАРНАС. Сначала авторы заявления ставят вполне обоснованный диагноз: "действующая политическая система и избирательная система как ее часть исключают проведение выборов как открытого, честного и свободного соревнования объединенных по политическим интересам групп граждан за представительство в органах власти на всех ее уровнях от муниципального, регионального до федерального". Но уже двумя абзацами ниже можно прочесть следующее маловразумительное утверждение: "власть, сформированная в условиях действующей политической системы, не воспринимается как легитимная, опирающаяся на свободное волеизъявление граждан".

Но позвольте, что значит "не воспринимается как легитимная"? Если, как справедливо утверждают сами авторы заявления, политическая система исключает проведение выборов, то власть, сформированная в условиях такой системы, не только не воспринимается как легитимная, но и НЕ ЯВЛЯЕТСЯ таковой. Избранная же авторами заявления формулировка позволяет предположить, что власть в действительности легитимна, но у нее всего лишь проблемы с пиаром, вследствие которых пока еще не все граждане поняли, что она легитимна, и потому "не воспринимают" ее в качестве легитимной.

Далее "республиканцы" предлагают набор в общем-то правильных мер, с которыми трудно не согласиться, если бы не одно большое "но". Нигде в заявлении не находим мы прямого ответа на вопрос, кто будет осуществлять эти замечательные демократические преобразования. Рассчитывают ли "республиканцы" на то, что правящий авторитарный режим, поддавшись необъяснимому благородному порыву начнет сам себя реформировать, или же нам предлагается некая программа действий для будущего правительства, которое придет к власти после крушения путинского режима? Хотя заявление в явном виде не дает ответа на этот вопрос, оно также не содержит ни единого предложения, в котором говорилось бы о необходимости отстранения от власти нелегитимного "президента" как о необходимом условии для последующей демократизации.

И вот здесь мы вновь вынуждены вернуться к заголовку заявления. То, что "республиканцы" присвоили себе право говорить от имени всей демократической оппозиции, это еще полбеды. Беда в том, что при этом они подменили то главное требование, что действительно объединило сотни тысяч людей, выходивших прошлой зимой на массовые протестные акции, и миллионы людей, поддерживавших эти акции. Это не было требование "кардинальной политической реформы", это требование звучало иначе: "Путин должен уйти!" Пока не будет выполнено это главное требование, любые правильные слова о политической реформе будут иметь не большее отношение к действительности, чем планы развития сельского хозяйства на Марсе.

Сопредседатель РПР — ПАРНАС Владимир Рыжков любит при каждом удобном случае напоминать о том, что партия, которую он возглавляет, является одной из старейших в России. Сейчас уже мало кто помнит, что Республиканская партия была создана в далеком 1990 году на базе так называемой "Демократической платформы" в КПСС. Создатели "Демплатформы" тоже верили в то, что КПСС способна измениться сама и изменить политическую и социально-экономические системы СССР. Надежды эти были наивны и беспочвенны, но к чести членов "Демплатформы" стоит отметить, что в конечном итоге они осознали беспочвенность этих надежд и покинули ряды КПСС.

Политическая система путинской России, та самая, что "исключают проведение выборов как открытого, честного и свободного соревнования", по сути своей как была, так и осталась советской. Ее возглавляет офицер советской политической полиции, считающий распад СССР главной геополитической катастрофой XX века, человек, одним из первых решений которого на посту президента было возвращение советского гимна. Социальной базой этой системы является "человек советский", послушно голосующий за любую текущую "партию власти". Эта система нереформируема в принципе, а правящая верхушка неспособна осуществлять реформы. Любые такие реформы могут осуществляться лишь после того, как будет осуществлен демонтаж нелегитимного авторитарного режима.

В заключение позволим себе процитировать собственный же сделанный девять месяцев назад прогноз: "если властям (ценой фальсификаций, масштаб которых трудно даже вообразить) удастся обеспечить победу Путина на предстоящих "выборах", за этим неизбежно последует резкое ужесточение режима, повышение его репрессивности. В таких условиях абсолютно очевидным станет моральное банкротство "соглашателей". В поствыборной политической ситуации борьба с режимом будет возможна исключительно с позиции "непримиримых".

Избавление от ненужных и опасных иллюзий, трезвая оценка политической ситуации и принципиальность в отстаивании демократических ценностей — вот необходимые слагаемые успеха, без которых оппозиционная политическая деятельность превратится в построение очередной "Демплатформы в КПСС".

Вы можете оставить свои комментарии к статье здесь

Иван Тютрин, Александр Лукьянов

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама