Появившиеся сегодня слухи о моей эмиграции и уходе из российской политики крайне удивили и опечалили меня. Я не смог ответить сразу, поскольку находился в шоке от того, что  заявление, подобное многочисленным фальшивкам, постоянно распространяемым кремлевскими пропагандистами, сегодня прозвучало из уст члена Координационного совета оппозиции и моего бывшего коллеги по руководящим органам движения "Солидарность" Ильи Яшина. Очевидно, что это сенсационное заявление в яшинском "Твиттере" привлекло огромное внимание к съезду "Солидарности", который в противном случае прошел бы абсолютно незамеченным.

Приходится еще раз повторять, что эмиграция, то есть переезд на постоянное место жительства в другую страну, в мои планы никогда не входила и не входит. Хотя обстоятельства складываются так, что я вынужден проводить значительную часть времени за границей, Россия — единственная страна в мире, которую я считаю своим домом, я — гражданин России, и у меня нет гражданства какого-либо другого государства. Пусть это прозвучит нескромно, но для прославления флага своей страны я сделал поболее многих "патриотов по долгу службы".

Что же это за обстоятельства, в силу которых я провожу в России гораздо меньше времени, чем мне хотелось бы? В прошлом году не только российская оппозиция, но и многие гражданские активисты были воодушевлены и обрадованы тем, что Конгресс США принял "акт Магнитского". Это событие нанесло удар по одной из самых уязвимых точек путинского режима и оказало непосредственное воздействие на политическую ситуацию в нашей стране, доказательством чему служит абсолютно истеричная ответная реакция правящей клики. Не будем забывать, что противодействие "акту Магнитского" было объявлено Путиным "главным приоритетом российской внешней политики", поэтому для прохождения этого законопроекта на каждом уровне мне, Борису Немцову, Владимиру Кара-Мурзе, Дмитрию Гудкову и другим представителям российской оппозиции приходилось преодолевать сопротивление пропутинских лоббистских групп.

Теперь перед нами стоит не менее сложная задача — убедить в необходимости принятия аналогичного акта руководство Евросоюза, а также найти страны "шенгенской зоны", готовые первыми приступить к реализации практических мер в отношении фигурантов "списка Магнитского".

Кроме того, одной из важнейших задач на сегодня является защита узников "болотного дела". Одно из самых действенных средств для спасения этих людей — организация международного давления на российские власти с требованием их освобождения. Решение этих задач требует, чтобы я существенную часть своего времени проводил за границей, однако называть это "эмиграцией", мягко говоря, некорректно. Я вынужден напомнить члену КС Яшину, что являюсь координатором международного комитета КС, так что заниматься данными вопросами — моя прямая обязанность.

Что касается моего решения не выдвигать свою кандидатуру на выборах нового состава федерального политсовета движения "Солидарность", то оно обусловлено фактическим превращением движения в придаток партии "РПР-Парнас". Мои разногласия с руководством данной партии носят стратегический характер — мне представляется ошибочным участие в любых действиях, работающих на легитимизацию существующей власти. Именно поэтому я считаю по меньшей мере спорным избранный руководством "РПР-Парнас" курс на участие в различного рода электоральных мероприятиях. До каких пор мы будем слышать утверждения, что участие в постоянно фальсифицируемых выборах является ключевым фактором политической борьбы в стране, где люди попадают на тюремные нары за мирный протест и выражение своего несогласия с действиями правящего режима?!

В нынешней ситуации мне кажется очевидным, что "Солидарность" утратила свое предназначение как площадка для объединения различных демократических сил, а бороться за сохранение пусть даже узнаваемого политического бренда в условиях нарастающей диктатуры бессмысленно.

Однако мой выход из рядов "Солидарности" никоим образом не является уходом из политики. Работа по включению 280 путинских подручных в "список Магнитского" в соответствии с предложением конгрессмена-демократа Джеймса Макговерна, на мой взгляд, гораздо важнее, чем разоблачение очередных фальсификаций на 280 избирательных участках на муниципальных выборах.

Тем же, кто распространяет слухи о моей эмиграции и "политической смерти", я могу ответить словами Владимира Высоцкого:

Не волнуйтесь, я не уехал,
И не надейтесь — я не уеду!

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Гарри Каспаров