В Москве 22 апреля состоялись общественные слушания по "болотному делу". На них на суд общественного мнения был представлен доклад комиссии "Круглого стола 12 декабря", специально созданной для расследования событий, произошедших 6 мая 2012 года на Болотной площади.

Выводы комиссии категорически однозначны и полностью лишены лицемерного лоска политкорректности:

никаких массовых беспорядков (так называемого события преступления) не было вовсе,

зато имела место тщательно спланированная провокация со стороны власти с заранее продуманным ходом пропагандистского освещения в СМИ. Также речь идет о массовых грубых нарушениях разнообразных законов России и Конституции со стороны сотрудников полиции, ОМОНа, внутренних войск.

Со стороны граждан же можно говорить лишь о вынужденной самообороне. "Узники 6 мая" — это не преступники и не подозреваемые, а жертвы власти, испуганной осознанием собственной нелегитимности. Так сказано в докладе. И то же самое на все лады повторяли выступающие, в том числе Георгий Сатаров, Михаил Касьянов, Борис Немцов, Сергей Давидис, Алексей Сахнин, Геннадий Гудков и другие.

После презентации этого доклада российскому обществу предстоит неминуемо разделиться на два непримиримых лагеря: сторонников версии следствия и кремлевских пропагандистов с одной стороны и тех, кто верит выводам комиссии.

В состав которой вошли действительно известные представители российской интеллигенции: актрисы Лия Ахеджакова и Наталья Фатеева, актер Игорь Ясулович и еще более двух десятков звучных фамилий.

Теперь для граждан России есть две правды и две веры. Предметом для торга, политических компромиссов и долгих переговоров могут быть формулировки статей законов и проценты пунктов бюджета. Правда для каждого одна, но у всех она своя. Тут путей к отступлению не предусмотрено, возможностей договориться больше нет: российское общество окончательно ухнуло в пропасть радикальной поляризации.

Общее настроение участников слушаний (как выступавших, так и сидевших в зале) выразила пианистка Полина Осетинская, исполнившая Баха под занавес собрания: "Когда право становится бесправием, сопротивление становится долгом".

Для российской истории подобное разделение не в новинку. Например, после великого раскола православной церкви староверы стали называть обновленцев "казенными православными". Потому что, с точки зрения староверов, уж никак не государству решать, как правильно служить Богу. Тогда Россия оказалась на грани религиозной войны: в 1676 году 8-летнее восстание Соловецкого монастыря было подавлено, а сам монастырь был разграблен стрельцами; московское восстание 1681 года стало причиной массовой казни Пустозерских страдальцев в Страстную пятницу 1682 года.

Более трех веков отношениям обновленцев и староверов не удавалось стать симфонией. Теперь их спор в прошлом, а большая часть населения, именующая себя в соцопросах православными, плохо представляют, в чем же тогда был предмет конфликта.

В чем-то похожая история случилась и чуть менее века назад. Тогда в результате гражданской войны большая часть аристократии была истреблена или вынуждена эмигрировать, сливки гуманитарной интеллигенции были высланы Лениным на знаменитом "философском пароходе".

Теперь, в первой четверти XXI века, обычный российский школьник на вопрос: "За красных ты или за белых?" — ответит что-то типа: "А мне до лампочки!"

Сегодня невозможно оценить, три столетия уйдет на переживание конфликта, одно или получится договориться за несколько десятков лет. Но конфликт только начинается.

Интеллигенция уже заняла в нем резкую "вольнодумную" позицию, а власть взяла курс на кондовую "охранительную" реакцию.

Теперь напряжение с каждым днем будет стремительно нарастать — такова вековая матрица российской истории.

Вы можете оставить свои комментарии здесь

Григорий Колюцкий