Сами по себе выборы мэра Москвы не столь интересны как тот конфликт на вершине российской власти, который вокруг них разворачивается.

Ключевой вопрос для будущего, более того для самого существования страны — как долго продержится у власти Путин. Не потому, что после его ухода все автоматически изменится к лучшему, а потому, что как теперь уже всем очевидно, без его ухода не изменится ничего и деградация страны будет продолжаться.

Авторитарный режим, задуманный как пошлый симулякр большого идеологического стиля, значительно пережил свой среднестатистический срок жизнеспособности. Путинский миф давно умер. Ведущие правительственные эксперты публично признают, что курс, по которому ведет страну нынешняя российская власть, это национальная смерть русского народа. Но уже охваченные тошнотой бытия клепто-элиты слишком долго оставались парализованными страхом остаться один на один с народом-богоносцем без ненавидимого ими, но обеспечивающего их безопасность "национального лидера".

Однако на фоне стремительно растущей неадекватности последнего инстинкт самосохранения заставил активизироваться определенные слои высшего истеблишмента. Риск сохранения его у власти впервые стал восприниматься ими выше чем риски его отстранения.

С завидной откровенностью поведала нам об этом на днях редакционная колонка Газеты.Ru:

"Опасность этой ситуации латентной политической нестабильности в том, что на настоящий большой протест могут выйти далеко не цивилизованные столичные жители, а агрессивные представители так называемого простого народа. Тем более что протестные настроения в провинции, судя по последним данным социологических опросов, нарастают"

Явные симптомы сенильной деменции с навязчивыми экскурсами в мочеполовую сферу наблюдались недавно у августейшего пациента многомиллионной телевизионной аудиторией во время его встречи с победителями Универсиады. Высшие государственные чиновники становятся невольными свидетелями подобных сцен, видимо, гораздо чаще. Призрак бродит по подмосковным резиденциям, призрак дворцового переворота.

Дворцовые элитные перевороты задумываются и осуществляются для сохранения сути правящего режима при обновлении его персональных брендов. Но они расширяют окно исторических возможностей и, как правило, ведут к непредсказуемым заранее последствиям. Все зависит от творческой активности других субъектов.

Российское протестное движение не должно оказаться на подтанцовке у тех или иных элитных групп. Его задача не в том, чтобы заменить плохого царя Путина на хорошего царя Навального или Собянина. Задача – ликвидировать должность царя и отстранить от власти наследственную клептократию.

Впервые после 1999 года обозначившийся в последние недели раскол элит, о неизбежности которого говорит история падения всех авторитарных режимов, меняет многое в нашей политической жизни. В том числе и наше отношение к выборам, организованным властью. Из рутинной спецоперации по имитационной легитимизации авторитарного режима они превращаются в потенциальный механизм его разрушения. Раскол элит плюс массовое протестное движение это уже не дворцовый переворот. Это уже возможность Мирной антикриминальной революции.

Cегодня речь идет не только и не столько о выборах в Москве, сколько о политической власти в стране, о судьбе путинской Дзюдохерии, о характере политического строя после ухода Путина в 2013 году.

Коллективный Собянин как бы с человеческим лицом, вытащив на время Навального из тюрьмы, хотел бы использовать его как куклу для битья на мэрских как бы честных выборах, решая двуединую задачу. Во-первых, легитимизировать грядущий дворцовый переворот, освятив его как бы мнением народным в столице. Во-вторых, деморализовав несистемную оппозицию, надолго исключить вторую составляющую формулы Мирной антикриминальной революции – массовое протестное движение.

За спиной коллективного Собянина явно просматривается коллективный Волошин – оператор проекта "Преемник-1999", удачного опыта сохранения власти клептократии при радикальном изменении ее бренда.

Как относиться несистемной оппозиции к проекту "Преемник-2013"?

Положительно в той его части, которая касается отстранения от власти свободного от брачных и любых иных уз любителя целовать в животики тигриц, щук и мальчиков-никитушек. Мы не способны пока вывести на улицу 500 000 человек и тем самым обойтись в решении этой насущной общенациональной задачи без коллективного Собянина.

Категорически отрицательно — к планам сохранения коллективным Собяниным после смены декораций монополии на политическую и экономическую власть в стране.

Но чтобы успешно противостоять второй части "Проекта-2013" оппозиции необходимо продемонстрировать свою политическую силу. Участие в избирательной кампании кандидата Навального дает нам такую возможность. Они привезли его из тюрьмы с одной задумкой. Он может навязать им другой сценарий.

В этой связи довольно странным мне показалось, что на прошедшей неделе главная страница сайта "Эха Москвы" превратилась в стену плача либерального народа о грозящем ему бедствии под названием "Президент Навальный".

И уж совсем трогательно, что с моральными проповедями к нам чуть ли не ежедневно обращается валдайский "американский политолог", на раблезианской плоти которого кремлевские тавро ставить уже негде.

Как у каждого из нас, у Алексея Навального много недостатков. Но разве мы обсуждаем сегодня причисление его к лику святых или признание его мессией? У него есть своя сложившаяся система политических взглядов, иная нежели та, что, например, у меня и у Андрея Некрасова. Но разве речь идет сегодня об избрании его Президентом РФ? Cкажем откровенно, и не об избрании его мэром Москвы на как бы честных выборах.

Нет, речь идет о том, что человек, несомненно проявивший личное мужество, одной ногой уже находящийся в путинском застенке, может помочь нам всем повлиять на многое, заставить вменяемую часть власти вступить в диалог с гражданским обществом.

Судебные преследования, которым подвергается Алексей Навальный, увеличили его популярность, привлекли к нему много новых сторонников, особенно среди молодежи. О том, как можно эффективно использовать этот политический потенциал в ходе идущей избирательной кампании хорошо сказал Алексей Петрович Кондауров:

"Он вправе им распоряжаться так, как подсказывает ему политическое чутье. Но если по совести, то условный месяц, подаренный ему Путиным для участия в "кремлевской разводке", использовать надо бы для привлечения внимания к делу "узников Болотной". Что есть в сегодняшней российской жизни более важное, чем защита человека от физического и нравственного надругательства! Алексей Навальный, испытавший на собственной шкуре всего несколько дней назад, что такое тотальное беззаконие и несправедливый приговор, чувствовать это должен как никто другой из оппозиционных политиков. Теперь уже ему, опираясь на возросшую популярность и статус кандидата в мэры, необходимо встать на защиту фигурантов московского процесса, не уступающего абсурдностью и цинизмом кировскому. Не Навальному рассказывать о полицейско-мэрской подставе и надуманности обвинений, звучащих сейчас в московском суде – он сам был 6 мая на Болотной площади и скандировал со всеми вместе: "Один за всех, все за одного". Кто запретит кандидату в московские мэры встречаться с избирателями в зале суда? Не в автозаке же. Даже не надо никого звать с собой в суд. Просто сообщать в интернете, что кандидат в мэры Алексей Навальный имеет намерение познакомиться с работой судебной системы г. Москвы, посещая заседания по делу "узников Болотной". Вот это была бы кампания, достойная кандидата от оппозиции".

К вышесказанному добавлю, что ежедневное live палачество над узниками 6 мая — самое уязвимое место в новом гламурном имидже, старательно нам предлагаемом как Сергеем Семеновичем Собяниным так и коллективным Собяниным. "Собянины" первыми в правящей верхушке открыто и демонстративно дали обществу понять, что их волнует их место и их положение в постпутинской России. Собственно, весь проект досрочных московских выборов вопиет именно об этих их амбициях.

Но 6 мая это не плитка и не озеленение, которые можно списать на подчиненных. Это мэрское дело. Разрешение на шествие 6 мая давала мэрия, ответственность за безопасность на нем несла мэрия, политическую оценку событий 6 мая должен дать прежде всего мэр.

Свою оценку уже высказали Уполномоченный по правам человека РФ, Совет по правам человека при Президенте РФ, Общественная комиссия по расследованию событий 6 мая. Все они пришли к выводу, что 6 мая 2012 года в Москве не было массовых беспорядков и, следовательно, не было события преступления, в котором обвиняют привлеченных по "Болотному делу".

Значит, узников 6 мая, также как Ходорковского и Лебедева уже 10 лет, а Толоконникову и Алехину больше года пытают сегодня исключительно по злобной воле одного и того же мстительного человека, пообещавшего "Они испортили мне праздник, я испорчу им всю жизнь".

Как же с такими грехами и в постпутинский рай, Сергей Семенович? Может быть сначала все-таки в чистилище?

Опыт успешных трансформаций авторитарных режимов говорит о том, что таким очень полезным для всех — и для власти и для оппозиции — чистилищем может стать механизм переговоров в рамках Круглого стола.

А давайте представим себе на минуту, что процесс Круглого стола у нас уже идет. Тем более, что неформально он действительно идет. После фантастических событий 18 июля трудно отрицать наличие раскола элит. Все другие объяснения этих событий (в том числе и предложенное Навальным) малоубедительны. А если это так, то сигналы коллективного Собянина (открепительные талоны, автобусы, мундепы, освобождение Навального) являются своего рода пробными заявлениями на виртуальном Круглом столе. В этом нет ничего уникального. Примерно так же нащупывались первые контакты участников Круглого стола в Испании и в Польше. На этом этапе очень полезны медиаторы. В Испании был король. В Польше — церковь. Короля у нас нет; гербалайф, секс и гундяевых с троюродными сестрами не предлагать.

У меня есть для вас, уважаемые читатели, неожиданная новость — у нас стихийно сложился российский медиатор, так необходимый на первой неформальной стадии Круглого стола. Скорее всего он сам об этом еще не подозревает. Зовут его Дмитрий Андреевич Муратов, в миру — главный редактор "Новой газеты".

С одной стороны человек безусловно демократических убеждений, твердый антипутинец. В его газете я с сентября 1999 года несколько лет почти в одиночку говорил о Путине и путинизме то, что сегодня, наконец, поняли все.

В то же время он вхож к коллективному Собянину, куда его призывают всеблагие как собеседника на пир, запросто беседует с физическим Собяниным, ведет из того лагеря весьма информативные репортажи, по-существу посылая нам новые сигналы от коллективного Собянина :

"Про легитимность, которая нужна Собянину, много говорили, но для многих это пустой звук. Значит, я же слышал, когда первый раз... И мы разговаривали об этом с Собяниным, когда он принимал это очень сложное решение и оно не было одобрено. И он ходил за этим решением..

Я могу сказать, что для него очень важна еще и, мне кажется, не только его легитимность, но еще и легитимность его команды, легитимность вот этой новой общественной атмосферы, которую создают люди, которых он привел, успешных людей из большого бизнеса, из больших проектов. Я имею в виду Печатникова, я имею в виду, конечно, Горбенко, Ликсутова, я имею в виду, естественно, Сергея Александровича Капкова. И общественная атмосфера, атмосфера, например, медицинских учреждений...

В Москве перестали говорить про взятки чиновничеству. Ну, мы-то это ощущаем по почте, которую получаем, поэтому легетимность своей команды – это один из мотивов Собянина..

Вот здесь я не могу достоверно утверждать, но могу поверить, что Вячеслав Викторович Володин поддерживает Собянина в его вот этих устремлениях...

В деле с Навальным сыграл свою роль Верховный суд и, я уверенно это говорю, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Эта фамилия ни разу не называлась в контексте этого дела, но я могу это сказать. Я информирован. Вполне об этом информирован.

И в этом смысле мы не за Собянина и Навального, мы точно, абсолютно точно за тот первый лозунг первой Болотной, который почему-то потом этот пи-пи Координационный совет оппозиции снял, пи-пи, да? И мы за чистые и честные выборы..."

Ну что ж, прекрасно информированный, удачно позиционировавший себя, почти идеальный пи-пи посредник. Впервые мы получаем практически из первоисточника персональный список коллективного Собянина, в основном подтверждающий наши догадки. Внушительный состав. Можно попытаться, размышляя вслух, послать через посредника ответный сигнал.

Переговоры Круглого стола власти и оппозиции это обычно очень деликатный процесс. Важное значение переговорщики со стороны власти всегда придают вопросам личной безопасности при будущем государственном устройстве, когда они уже не будут гарантированно контролировать силовые структуры. Созданию благоприятной атмосферы для решения этих чувствительных проблем максимально способствует освобождение политических заключенных в самом начале переговоров. Пленные должны освобождаться, когда прекрашаются войны.

Специфика нашей ситуации в том, что коллективный Собянин пока еще не власть, а только часть власти и не может освободить всех заключенных. Но в отношении "Болотного дела" моральная и политическая ответственность мэрии особая и московская власть обязана здесь подняться как минимум до уровня благородного омоновца Александра Казьмина, который в отличие от Путина не хочет быть отбросом России и не хочет, чтобы нашего товарища Михаила Косенко продолжали держать в клетке. Свидетель защиты С.С.Собянин мог бы как и боец ОМОН’а А.Казьмин придти на процесс и дать свою авторитетную оценку событий 6 мая. Это очень благотворно повлияло бы и на судью Никишину, и на общественную атмосферу в городе, и на то положение, которое С.С. Собянин собирается занять в политической системе постпутинской России.

Что касается перспектив перехода Круглого стола из виртуальной стадии в формальную, то чем больше голосов получит оппозиция 8 сентября, тем раньше он произойдет и тем большим весом будет оппозиция обладать на этих переговорах. Первоочередная задача – не допустить триумфальной "победы" С.С. Собянина в первом туре.

Кстати, хорошо бы прекратить идиотические призывы к Митрохину снять свою кандидатуру и вообще попытаться наладить партнерские отношения с командами Митрохина и Мельникова. Чем больше их убежденных сторонников придут на выборы, тем меньше шансы Собянина набрать более 50%.

P.S. 

Один мой друг настойчиво убеждает меня, что никакого реального раскола элит нет, а та видимость раскола, которую нам предлагают, является искусной разводкой опытного чекиста, задумавшего вместе со своими отморозками тотальную зачистку. Он особенно утвердился в этом своем мнении после появления принадлежащего перу известного мыслителя оппозиции Ксении Собчак текста о расколе элит и лестного отзыва о ее интервью с Навальным любимого путинского шута Андрея Колесникова (г-н Колесников был в свое время публикатором доверительной ночной беседы г-жи Собчак с посетившим ее во сне архангелом Владимиром).

Что ж, возможно, мой друг прав, но это совершенно не меняет того, что мы должны делать. Просто у нас будет меньше шансов на успех в краткосрочной перспективе. Но даже если коллективный Собянин, которому есть, что терять, не самостоятелен и является субьектом/обьектом чьей-то разводки, то все равно он не может не задумываться постоянно над одним и тем же судьбоносным для него вопросом. Кто за ним придет первым: коллективный Путин или коллективный Пугачев?

Андрей Пионтковский

Вы можете оставить свои комментарии здесь