Дождь. Фото: lenavoronova.livejournal.com
  • 30-01-2014 (16:57)

Погода не для "Дождя"

Блогеры о возгонке истерики вокруг телеканала "Дождь"

update: 30-01-2014 (16:55)

Вчерашнее неожиданное "веерное отключение" телеканала "Дождь" от эфира операторами кабельного вещания, а потом столь же неожиданное "рождение обратно" выявило всю гнусность нынешнего положения дел. Решения принимаются не только не по законам, но уже даже не по "понятиям", а по попыткам догадаться, как бы угодить причудливому ходу мысли "первых лиц". Невольно становится интересно, где предел этим "попыткам догадаться" хотя бы у работников сферы "высоких технологий" или "свободолюбивых журналистов" — как говорили нам в детстве бабушки — "а если он скажет в окно прыгнуть — ты тоже прыгнешь, деточка?"

"Я вот думал, что нас невозможно "закрыть" потому что за нас вступятся зрители, — пишет Михаил Зыгарь. — Ну, или коллеги. Много кто. Закрыть нас и правда невозможно. Потому что не за что — с юридической точки зрения. Но, как сказал нам Дмитрий Песков, "вы нарушили больше, чем закон". А раз по закону нельзя, значит нас можно выключить по понятиям".

"Итак, барак, слушай по матюгальнику команду: сидеть смирно, смотреть в черный экран, молчать и не рыпаться! — пишет Айдер Муждабаев. — Не способны не то что сами выйти на площадь, а даже словом поддержать бьющихся за свободу братьев — значит, перед мертвым смердящим ящиком вам самое место.

Украинцы, конечно, не такие, как вам хотелось бы. Они носят строительные каски и жгут покрышки, какая пролетарскость и вонь! Им бы тихо сидеть в жан-жаке да громко возмущаться в фейcбуке — тогда вы могли бы их снисходительно пожалеть, а воинам сочувствия не положены. Но они им и не нужны. Люди, имеющие честь и решимость ее отстаивать, легко без вас обойдутся. Как вы — без телеканала "Дождь".

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Пошто в крепостной избе не барское телевидение? Совсем грубо говоря: не способен ни на что как мужик — нечего и в бане подглядывать.

Поэтому, по большому счету, неважно, вернут ли на ваши телеэкраны "Дождь". Важно, что вам, снобливо-либеральные "москали", показали, кто вы: никто, и ничего от нас не зависит. Диван ваша родина, а свобода ваша — никчемный треп. Никогда больше крутых из себя не стройте".

"С точки зрения журналистики запрещенных вопросов не бывает! — пишет Наргиз Асадова. — А если вопрос сформулирован так, что общество встает на уши и принимается обсуждать важнейшую тему нашей с вами истории, — так это просто удача, это очень верная формулировка как раз!

Меня такая формулировка не коробит! Она заставляет задуматься. Заставляет почитать источники, познакомиться с разными точками зрения. За что извиниться-то? Перед кем? Кто этот оскорбленный народ? Верховный мракобес возмутился, недовольно поднял бровь, МГЕР набежал. Дурной водевиль какой-то. Но играть в нем приходится всем.

И вот мы видим припачкиных, возмущенно помахивающих какими-то рейтингами именем народа. Начинают без суда и следствия отключать "Дождь". Ослу понятно, что тем самым они нарушают права того самого народа, который подписался на пакеты с "Дождем". Перспектива получить сотни или тысячи исков подписчиков никого не смущает, операторы лихорадочно выполняют волю верховного мракобеса.

Либеральная общественность при этом обсуждает что? Правильно, корректность вопроса про блокаду. Хотя очевидно, что этот опрос — просто повод, а "Дождь" гробят по совокупности заслуг. Но выдающиеся журналисты продолжают обсуждать слова. "Дождь" продолжает извиняться.

И — о чудо — прекрасный мужчина с пшеничными усами отмолил "Дождь" у самого.
Операторы так же лихорадочно включают "Дождь" в пакеты. Редакция "Дождя" выступает с креативным позитивом или позитивным креативом (как и посоветовал Песков) — Патриотический марафон в течение всего дня.

Друзья, коллеги, простите меня, я не присоединюсь к патриотическому марафону ни на канале "Дождь", ни на Первом канале. Поскольку то, что происходит в моей стране, в моей профессии — сделало меня непатриотом. Потому что для меня моя страна — это не березки, матрешки и озеро Байкал. Это, прежде всего, люди. А люди сошли с ума.

Я не горжусь своей страной и недолюбливаю ее. Я не патриот. В нашей стране еще можно быть открытым непатриотом? Короче, считайте это моим официальным камингаутом!"

"Глава Союза журналистов России (СЖР) Всеволод Богданов считает, что телеканал "Дождь" своим скандальным опросом оскорбил память ленинградцев и ему надо найти способ, чтобы его простили, — пишет Владимир Варфоломеев. — Какая прелесть, этот Союз Журналистов с его председателем!"

"События блокады Ленинграда следует воспринимать как догму, перед которой надо преклоняться, а не пересматривать. Эти факты лежат в основе исторической памяти нашего народа-победителя", — заявил руководитель фракции "Единой России" в заксобрании Ленинградской области Николай Пустотин, — цитирует Сергей Лунин. — ДОГМА! Вот именно поэтому я на стороне *** Дождя. А не потому что он "наш", "оппозиционный", "честный", "против Путина", "объективный" и прочая шелуха. ДОГМА.
И на это слово НИКТО не обратил внимания".

"Прокуратура проверит перешел ли телеканал грани допустимого... Прочитал. Протер глаза и потряс головой. Снова прочитал, — пишет Алексей Навальный. —
Действительно, сообщение на сайте прокуратуры Санкт-Петербурга:

Screen Shot 2014-01-30 at 12.07.02 PM
http://procspb.ru/news/spb/16547

Эти бездельники и крышеватели казино теперь у нас "грани допустимого перед памятной датой" проверяют.

А если после памятной даты? А если до памятной даты, но за два месяца?

А если такой же вопрос, но в учебнике истории, утвержденном правительством РФ?


И, наконец, не является переходом допустимого то, что прокуратура огромного города занимается фигней вместо того, чтобы работать?

Давайте теперь запретим книги и занятия где события военной истории обсуждаются с точки зрения военной стратегии.

Очень верно сказано про то, чем является визг "Единой России" и всех этих липовых номенклатурных патриотов:


Screen Shot 2014-01-30 at 12.19.26 PM

Синдеева с "Дождя" вчера уже сказала, что считает происходящее местью о сюжете телеканала о дачном кооперативе "Сосны", сделанном по мотивам расследования ФБК.

Кремлевские жулики, пойманные со своими дворцами, именно что блажат, изображая, что сильно переживают о том, что блокадников якобы оскорбили.

От самих блокадников мы пока такого не слышали, а наоборот. Наверное, и блокадники и питерцы вообще гораздо больше оскорблены, что их три часа держали на морозе, не пуская на Пискаревской кладбище, потому что "Путин снова опоздал".

Самое отвратительное в этой истории, что движущей силой "патриотического скандала" является то единороссовское ворье, про которое мы отлично понимаем: они бы первые записывались в полицаи или занимались спекуляцией продуктами в осажденном городе.

Кабельные сети, в рамках кампании "кремлевской блажи" отключают "Дождь" одна за другой. Самый лучший ответ им сейчас: зайти сюда и подписаться на "Дождь".

"Как же мы могли забыть о неувядающей классике из уст классика-доверенного лица Владимира Путина, — добавляет Дмитрий Бавырин. — Я предлагаю разогнать всю редакцию.

И еще немножко о блокадном Ленинграде.

И еще немножко о блокадном Ленинграде".

"Жительница Нижнего Новгорода Елена Шадрова опубликовала в Facebook выдержку из учебника по истории России для 9-х классов, в которой школьникам предлагают оценить версию, что Ленинград стоило сдать Германии во время Великой Отечественной войны, чтобы сохранить жизни людей, — пишет Рустем Адагамов. — Вот, собственно, то, о чем я писал пару дней назад. Я хорошо помню дискуссии в МГИАИ еще в советские времена — вопросы о стратегии и тактике ведения боевых действий группой армии "Север" и Ленинградским фронтом, гибели Второй ударной, вопросы о провале эвакуации и сдаче города (как сдали Киев, например) обсуждались свободно и ничьих "патриотических чувств" и "святынь" не затрагивали".

"Я не очень понимаю, почему кто-то берется решать, о чем людям можно говорить, а о чем нельзя, — пишет Валерий Савельев. — Мне всегда казалось, что говорить можно обо всем. Просто потому, что если мысль возникает, она должна быть обсуждена.

Да, Великая Отечественная война — очень больная тема. Да, блокада Ленинграда — одна из самых болезненных тем в рамках этой большой больной темы. Один и главных вопросов этой темы — кто и как допустил. Другой невероятно важный и болезненный вопрос — о правильной политике властей в отношении гражданского населения.

Но даже и не гражданского, любого. Были пленные красноармейцами предателями или военнопленными? Гражданское население должно гибнуть или продолжать жить под оккупантами? Города должны сдаваться или защищаться до последнего бойца и жителя?

Французы, например, объявили Париж открытым городом и ушли из него без боя. Но они проиграли эту войну.

До тех пор, пока РККА оставляла города, СССР проигрывал. Перелом начался тогда, когда была проведена красная черту — отсюда мы живыми не уйдем.

Но это — само обсуждение. А вопрос стоит о том, есть ли темы, которых нельзя касаться. Мне кажется, свобода слова и дискуссии — единственный способ сохранять единство и стабильность гражданского общества.

Вспомните, как мгновенно рассыпался СССР. Или как вдруг обнаружилось, что в СССР есть поклонники Гитлера и нацисты. Все это происходило после эры искусственно провозглашенного единомыслия и жесткой цензуры. Все это вызрело именно в результате запретов и цензуры. Хотите, чтобы общество было крепким — разговаривайте на темы, которые людей волнуют. Хотите, чтобы оно было лживым и трухлявым — вводите цензуру, ограничения и запреты.

Люди, которым больно, если поднимаются некоторые темы, будут всегда. Но это наша история. И мы должны помнить об этой истории и думать о ней постоянно. Честно, открыто и ответственно. Ни у кого из ныне живущих нет эксклюзивного права на свою оценку какой-то части нашей истории. темы, которые вызывают боль, должны обсуждаться особенно подробно".

"Злоключения телеканала "Дождь" заставляют думать о важной теме — у нас совершенно нет традиции нормальной дискуссии, — считает Константин Сонин. — Те, кто высказываются по каким-то вопросам, гонятся за легкой победой, переводя разговор из содержательной в моральную плоскость, а публика, которая не хочет утверждать себя интеллектуальным напряжением, это только приветствует.

Небольшое отступление. Говорят, что "Дождь" пытаются закрыть не за опрос, а "по совокупности" — за многочисленные эфиры оппозиции, антикоррупционные разоблачения Навального и т. п. Если это так — это очень странно. Телевидение, конечно, влияет на людей, но не настолько, чтобы от наличия оппозиционера в эфире менялось отношение к президенту. Точно так же отношение граждан к коррупции определяется не столько разоблачительными материалами, сколько масштабами самой коррупции. Это странная наивность — думать, что если кто-то не прочитал заметку в блоге Навального или Мальгина, репортаж в "Нью-Таймс" или не посмотрел на "Дожде" репортаж, то он думает, что у нас коррупции нет...

Не только мало кто умеет вести цивилизованную и содержательную дискуссию — мало кто умеет ее хотя бы слушать. От дискуссии ждут, что на оппонента наклеят один из немногих универсальных ярлыков. Причем, похоже, чем дальше, тем проще — собственно, "иностранного агента" в разных формулировках достаточно".

"Идеологические кампании последнего времени проходят под девизом: "В чужом глазу соринку видим, в своем бревно — нет", — пишет Ирина Прохорова. — История с "Дождем" тому яркое подтверждение. Не очень корректно сформулированный вопрос о блокаде поставил под удар само существование телеканала, хотя от подобных вопросов невозможно отмахнуться, говоря о трагедии ленинградцев в годы войны. Ну, в конце концов, "Дождь" извинился, но административная кровожадность не утихает.

Странно, но другие, куда более одиозные высказывания не вызывают возмущения ретивых депутатов и депутаток. Нацистские откровения Ульяны Скойбеды, Владимира Жириновского, цитаты Геббельса в "Вестях" не оскорбили патриотических чувств радетелей нравственной чистоты.

В чем же дело? В том, что "Дождь" носит на себе печать "оппозиционности" и "либеральности", что в последнее время стало почти синонимом неблагонадежности? В том, что "наезд" на канал знаменует собой начало кампании по выборам в Мосгордуму? Или в том, что носители тоталитарного сознания, проникшие в структуры власти, не ведают, какие ценности исповедуют?"

"Я самый законсервированный консерватор, — пишет Алексей Голубев. — "Дождь" терпеть не могу, не могу смотреть на рты телеведущих, я не понимаю эту манеру. Но... никто в том опросе не ставил под сомнение подвиг ленинградцев, это же очевидно! И я думаю, что ответ на этот вопрос для самих блокадников, которых хотели съесть сошедшие с ума от голода соседи, или которые сами варили в кастрюле своих детей, не так уж однозначен... В конце концов, "Скажи-ка, дядя, ведь недаром..." и т. д.

Давайте подождем и закроем "Дождь" за что-нибудь другое. Поводов будет много. Но сейчас происходит несправедливость!"

"Молодежь не любит лжи, поэтому некоторые большие дяди не любят "Дождь", — пишет Мэлор Стуруа. — Молодежь идет и находит, а большие дяди идут и находят поводы и причины отключить "Дождь", словно он душ. Правда глаза колет. А что, если "Дождь" превратится в ливень? — гадают большие дяди, — а ливень в потоп? Они надеются, что свободу слова можно задушить, отключив ее от эфира. Они в ужасе от того, что за свободой слова следует свобода дела. Если бы это от них зависело, они затянули бы рот даже самому Богу, которому лицемерно поклоняются".

"Глупо думать, будто наверху, в Администрации сидит специальный человек и составляет поквартальный план отключения телеканалов, — предлагает свою трактовку Григорий Меламедов. — Все происходит не так. Просто группа конкурентов ловит ту же Синдееву на ошибке, идет "наверх" и ябедничает, как в фильме про Маугли: "А еще они называли тебя земляным червяком".

Что поделаешь, когда в стране "режим", то политический донос становится способом выживания и продвижения, — будь то анонимка на соседа, чтобы захватить его жилплощадь, или жалоба одного магната на другого.

Другая сторона медали — как ведут себя при этом остальные действующие лица. В данном случае —

операторы кабельного телевидения. "Акадо" выслуживается и первым подает пример бойкота.

"НТВ-плюс" тоже отключает "Дождь", но делает оригинальный шаг — организует на своем форуме опрос, в ходе которого выясняется, что большинство зрителей сочувствуют "Дождю". А у кого-то хватает смелости вообще не участвовать в травле и не отключать канал.

Теперь о главном. Ведь у нас, — тех, кто смотрит "Дождь", — в принципе есть возможность повлиять на ситуацию. Мы можем отказаться от услуг одних провайдеров и перейти к другим, к тем, кто продолжает транслировать оппозиционный канал и достойно ведет себя в эти дни. Сделаем, или лень возиться?"

"Наблюдая вчера за "эффектом домино", когда кабельные операторы один за другим отключали "Дождь", я ждал, что вчера же все и закончится: если есть политическая воля, причины отрубить найдутся у всех и моментально, — добавляет Александр Плющев. — Но когда в "Билайне" сказали, что "никаких указаний от государственных структур по этому поводу не получали. Самостоятельно отключать не планируем", стало понятно, что шансы есть. Видимо, уровень указаний пока не настолько высок, чтобы его безоговорочно бросалась исполнять единственная в этом списке компания, чьи акции продаются на NYSE — ВымпелКом (торговая марка Билайн). Ну то есть, на условный телефонный звонок с условной просьбой найти причины выкинуть "Дождь", ВымпелКом резонно спрашивает, кто будет компенсировать падение акций, затруднение отношений с западными контрагентами и все такое, и не получая внятного ответа, просит прислать какую-нибудь официальную бумагу на этот счет. А ее нет, и надеюсь, не будет никогда.

То есть уровень давления на "Дождь" пока очевидно не настолько высок, чтобы считать телеканал однозначно обреченным. Хотя понятно, что Путин стопроцентно в курсе происходящего и симпатии его явно не на стороне "Дождя",

но, опять же, принятого решения "раздавить" нет, а значит — есть шансы.

Шансы эти во многом зависят от нашей поддержки, как моральной (бойкот прогнувшихся кабельных операторов — подойдет), так и материальной".

"Сегодня я видел, как мои друзья покупают подписку на Дождь, хотя я знаю, что они не будут скорее всего смотреть эфир, — пишет Илья Клишин. — Сегодня я видел, как подписку покупают люди, у которых, я знаю, каждая тысяча на счету. Сегодня циники на один день перестали быть циниками. Сегодня мне написали слова поддержки не только близкие мне люди, но и те, с кем мы не общались пять лет. Сегодня я стал думать о человечестве чуточку лучше. Спасибо вам".

"Каждый приличный человек сейчас в патовой ситуации должен подписаться на Дождь. 80 рэ в месяц, 1000 в год, — заключает Божена Рынска. — Революцию прокакали, жабу не скинули с трубы, на митинги не ходим, суды по Болотному делу сачкуем. Так хоть, не отрывая с дивана, выкупите, в качестве акта гражданской солидарности, в качестве *** жабе на трубе телеканал Дождь. Наше право задавать вопросы по истории нашей страны и размышлять об ошибках руководства — священно".

Дмитрий Разин

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...