Фото: Facebook Натальи Масловой
  • 19-02-2014 (16:54)

Руина-2

Блогеры о ночном штурме Майдана и десятках погибших в Киеве

update: 19-02-2014 (16:51)

Противостояние граждан и власти на Украине вновь вышло на новый, уже крайне опасный уровень. Столица напоминает фронтовой город: неработающее метро и магазины, уличные бои и пожарища на главной площади, сотни раненых, которых приютили монахи в трапезной, десятки убитых и пропавших без вести. Тем не менее ночной штурм Майдана украинским спецназом победой так и не увенчался, хотя депутаты от Партии регионов накануне хвастливо уверяли, что разогнать "смутьянов" можно за час (хорошо хоть не одним полком, которым 20 лет назад Грачев мечтал победить Чечню).

Визуально все это даже страшнее московских событий 1991-93 годов: такого на Украине не видели, наверное, со времен немецко-фашистской оккупации. Страшные слова "гражданская война" произносить боятся, хотя длительные периоды противостояния в истории Украины бывали не раз. Один из них, с говорящим названием "Руина", продолжался 30 лет — с 1657 по 1687 годы. Исход нынешней драмы пока скрыт черным дымом горящих покрышек: все понимают лишь одно — продолжаться будет долго.

"Я уже писал, что мантра о том, что "если им только дадут приказ..." — это миф, — пишет Евген Цибуленко. — Уже неоднократно майдановцы отбивали атаки Беркута. Тем не менее, такой полномасштабной атаки с применением бронетехники еще не было. Что стало с БТР можете посмотреть.

В то же время, ситуация накаляется. Ночью неустановленными лицами был ликвидирован наряд ДАИ, которая пытается перекрыть все выезды и выезды в Киев, тем самым непосредственно участвуя в противозаконных действиях паханата. В Киеве фактически введено военное положение, причем, это сделано вне рамок законных процедур. Помимо прочего, не работает метро, отменены поезда на Киев из западных регионов. Несмотря на это подкрепления прорываются в город. В западных областях разгромлены здания "УВД", "Прокуратура", "СБУ". Во Львове, в придачу, захвачена воинская часть с арсеналом оружия.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

При этом в городе происходят воистину эпические вещи. Вчера прямо в прямом эфире парень по внешней стене забрался на пятый этаж подожженного Беркутом дома Профсоюзов, чтобы спасти отрезанную огнем девушку и ему это удалось. Кроме того, люди натянули тент, чтобы люди имели возможность прыгать вниз. Особенно это впечатляет на фоне недавней полной беспомощности профессиональных пожарных в Харькове, где из-за их непрофессионализма погибли люди, которые висели под окнами и падали на голую землю с высоты".

"Прямо тоска меня взяла — что ж это мы вот все добровольцами записались на эту войну, ведь не военные мы! — пишет Анна Грабарская. — Они нас калечат, бьют, убивают, а в кресле под Януковичем ну ни одной трещинки, ни зазубринки от того не появляется!!! Они нас огнем, резиной, газом, металлом, а мы что можем противопоставить? Страшно противопоставлять живых людей, страшно и несправедливо!!!

Каждого из них обнять и плакать!

На Бессарабке встретила двух пацанов, лет по 18, один страшно побитый, но шел своим ходом. Второй, значит, помогает. Я его попыталась домой притащить, говорю, недалеко, промоем раны, лед приложим, переждешь. А он — ни в какую! Мол, такси уже вызвали. А какое такси, когда центр весь стоит!?"

"Мусора за ночь пытались 6 раз штурмовать Майдан, — пишет Антон Петруков. — Все штурмы протестующие отбили (сожгли два БТР, один водомет). И это при том, что некоторые подразделения мусоров используют огнестрельное оружие. Правда и афганцы из самообороны делают то, что должны. За ночь было убито больше 20 человек, больше тысячи пострадавших. Больницы переполнены. Майдан весь в огне.

При этом первая волна протестующих с Западной Украины уже на подъезде к Киеву. Примерно 20 автобусов скоро будут в Киеве. В Киеве фактично введено ЧП. Въезды в Киев охраняют с огнестрельным оружием. Однако протестующие захватили КПП на Житомирской трассе.

Убито два журналиста. Ранены несколько оппозиционных депутатов".

"После кровавой киевской ночи Майдан устоял и Янукович предложил оппозиции сесть за стол переговоров, — пишет Борис Немцов. — Сколько еще надо жертв, чтобы этот негодяй понял, что ему надо немедленно объявлять выборы? Сколько?? Всем ясно, что он неспособен управлять страной. Довел своим воровством и ложью людей до Майдана, а теперь цепляется за власть. А люди гибнут и гражданские и милиция и журналисты. За кого? За это вороватое, а теперь еще и кровавое ничтожество?"

"Цветная революция" как форма ненасильственного свержения власти в Киеве откатилась не к бланкизму ("алхимики революции" по Марксу: неожиданность удара заговорщиков при неготовности к нему властей), не к идеям оппортуниста Берштейна (достижение лучшего посредством реформ), и точно уж не к Каутскому ставившего задачу массовой стачке — достижение уступок от правительства. Обоюдными усилиями Владимир Ильич с его вооруженным восстанием вернулся", — пишет Юрий Санберг.

"Если не брать Чечню, то это была, пожалуй, одна из самых тяжелых ночей в моей жизни, — пишет Аркадий Бабченко. — Давно уже мне командировки так тяжело не давались. Почти сопоставимо с Грузией и Киргизией. За ночь было, думаю, порядка десяти атак. Да нет, больше, пожалуй. А долбили — постоянно. Не было 15 минут, чтобы что-то не рвалось. Одного убитого я видел точно. Раненных — десятки.

Все атаки отбиты. Отбиты вот на каком-то уже совсем последнем пределе, когда казалось, что уже все, край, люди побежали — и люди и вправду побежали — но оставалась какая-то ниточка, какие-то десять-двадцать-тридцать человек, которые не побежали, начинали драться с "Беркутом" — и побежавшие, дрогнувшие, возвращались, и дрались, и "Беркут" отступал.

Как эти люди способны выносить все это, я не понимаю. Я больше пятнадцати-двадцати близких разрывов светошумовых гранат за раз вынести не в состоянии. Мне надо отойти, подождать, пока пройдет тошнота, головная боль и вернется нормальный слух. А эти стоят. Милиция уже выверила дистанцию и стала бить уже непосредственно по щитам, которые они держат, то есть прямо по людям — а они не отходят. Это выше моего понимания".

"Киев-2014 при всей разнице в вводных надо сравнивать с Москвой-1993, а не с чем-то иным, — пишет Игорь Гуковский. — Это, в первую очередь, не выступление за демократию (хотя и она тоже), это борьба значимой части общества с властью, которая, как она верит, встала на путь национального предательства и подчинения страны внешним силам, вековечному врагу. Отсюда и соответствующая разница в методах протестующих, в их составе и даже в близкой им эстетике с Россией зимы 2011-2012 годов".

"Знаете, чем отличается Украйна от России? — спрашивает Сергей Лунин. — Смелостью — наверное — да. В отличие от потомковых сичовых, я сейчас сижу дома. А вот тем, что украинцы не молятся на навальных, и не ждут милостей от гудков — для меня — главное. Они сами себе шары в шароварах. Респект".

"Пол ночи смотрел прямой эфир из Киева, — пишет Андрей Юрганов. — Настоящая революция. Родилась молодая и европейски настроенная нация, в которой не умерли народные традиции, не обесценились слова. Выступали простые люди, а говорили так, что никакой актер не сможет сказать лучше после долгой тренировки. Я уже не говорю о том, как они исполняют свой гимн на баррикадах — это надо видеть! Главное отличие от нас и наших протестов. У нас — сразу на трибуне медийные особы, раскрутка, там — эту фальшь бы не подпустили близко. Медийная среда, трусливая, жадная — это наш позор. Там — народ, которого у нас нет, нация, которой не нужны духовные скрепы, священники стоят, молятся и поют, как обычные люди. У них духовные скрепы — в самосознании прописаны в энергии сопротивления. И еще — ни одного националистического лозунга я не слышал за все это время, потому что у них все украинцы, словом, я испытал радость за них. Они — люди: в древнерусском смысле — народ, свободный народ. При всей своей нищете — они далеко впереди нас".

"Меня своим телом прикрывал боец самообороны, — приводит свидетельства Demien Amorales. — Так по-братски нежно, прижал меня к себе, чтобы, не дай Бог, в меня не попала пуля.

Контуженый окровавленный мужчина бросается на окружающих, женщина медик пытается его держать в своих хрупких, но волевых руках. Старик с винтовкой в руках идет на баррикаду. "Я с шестнадцати лет с ней не расстаюсь".

Перестал считать накрытые тела. Сколько их? "Огнестрел в голову!" — кричит медик.

Те, кто считает, что не готов стоять на передовой, тащит мешки с камнями на эту передовую и получает свой осколок.

Тонкие девочки медики, поражают своей стойкостью и внутренней силой. Их коллеги, без остановки принимают новых раненых. Им нет конца.

Многие сидят на бордюре и держатся за голову, не веря всему, что происходит вокруг. Кто-то стоит в стороне и курит сигарету с широко раскрытыми глазами, уткнувшись в пустоту.

Бесстрашные. Все. Все, кто там. В огне. Под сценой. На других улицах города.

Сегодня мы стали другими людьми. И нам с этим жить".

"Мы вернулись домой, все целы, — пишет Диана Макарова. — Это был наш третий сегодня заход на Майдан. Сотни отползают отдыхать, кто нашел где отдохнуть. Остальные тянутся в Михайловский.

Ложиться там им особо не на чем — так что одеяла и карематы очень нужны.
Очень нужны врачи и медсестры. Те, кто уже скоро сутки на ногах, просто не выдержат.
Раненых эвакуировать успели. Просто уставших людей нужно эвакуировать по мере прибытия.

По Большой Житомирской уже ехать не получится. Там перекрыто — и стоят титушки.
Мы ехали по Владимирской. На смену уставшим бойцам приходят киевляне. Майдан стоит. Дом Профсоюзов выгорел — сказал один из нашей команды, добравшийся до седьмого этажа. Но то, что там было — это, пожалуй, самое страшное из того что я видела".

Запись вКонтакте: "Исключительно Анонимно!!! Сейчас мне звонили и предлагали пойти Титушкой, платят около 600-800 гривен. Говорят, что просто сидят где то на Печерске в Ресторане. Этот контингент который мне звонил, имеет криминальное прошлое и настоящее. Сказали, что у них есть оружие, (мол есть чем оборону держать). Обращаюсь к Криминальным Авторитетам! Братва, мне лично не в масть стоять или отсиживаться за гнилые Бугорские и Опущенные Бабаки. Пустите прогон, все кто имеет отношение к Уголовному миру, кто пойдет за Яныка, чтоб четко понимали, СПРОС будет как с ПОНИМАЮЩЕГО!!! Я уверен, что многие Воры, Положенци, Бродяги, Босота и Мужицкая братва, против Пид*растии!"

"Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой"... Формула Гете в России — всего лишь школьная затертая цитата, — не более, — пишет Александр Хоц. — Украинцы сегодня пытаются доказать, что они, как нация, достойны свободы. Что не готовы жить в стойле президента, по примеру "старшего брата". Что есть ценности, которые важнее "стабильности" и "порядка", — поскольку речь идет о свободе и достоинстве людей.

"Мы здесь власть" — это русская мечта, — и украинская реальность. Конечно, уличные бои — это выражение болезни; но пока ты болен — ты еще жив и способен сопротивляться. Нам же, из-за ограды нашего национального кладбища — остается только завидовать живым. У живых есть будущее".

Отар Довженко пишет из Львова: "Видел, как десять тысяч людей спасали воинскую часть, которую до этого месяц блокировали, зашли внутрь, разоружили 300 ВВ-шников и повезли их амуницию на Майдан. Не нужно было рыпаться куда-то выезжать.

Видел огонь в два этажа возле областной прокуратуры и проспект Шевченко, который засеян выброшенными из окна уголовными делами.

Видел, как возле окруженного баррикадами здания ГУ УМВД по Львовской области горят документы, а в коридоре среди повстанцев спокойно стоит главный областной мент Рудяк (уважаю).

Видел перевернутые милицейские машины возле грозного райотдела на Мартиновича, очень-очень разгромленного. Хлопцы оттянулись за все плохое.

Видел захваченное людьми СБУ, как горит машина прослушки, о которой мне не без боли сказали, что она стоит полмиллиона долларов. И много чего внутри СБУ видел.

Видел с балкона последнего этажа Франковского райотдела людей внизу, которые кричали "Слава Украине" и жгли документы. Мне, честно говоря, не очень нравится, что все пожгли. Хотя это возможность начать историю, как минимум этого региона, с чистого листа".

"При всей мой нелюбви к Януковичу и поддержке стремления Украины к европейскому будущему, выскажу крамольную мысль для нашей протестной тусовки, — пишет Иван Большаков. — Украинская оппозиция несет куда больше ответственности за кровопролитие. Народ не поднимается сам, его поднимают вожди, и эти вожди несут ответственность за то, что вывели людей, не умея контролировать их, что не захотели вернуть народ по домам, что не отмежевались от радикалов, что захотели все здесь и сейчас, что отказались от принципа ненасилия, от "милиция с народом".

Когда по государственному телевидению России или Украины протестующих назовут "боевиками", они будут недалеки от истины. Чем "Правый сектор" и некоторые активисты "Свободы" отличаются от отрядов РНЕ, штурмовавших в 1993 году телецентр "Останкино"?

Янукович, на удивление, ведет себя приличнее, чем мог бы, осуждая насилие и выражая соболезнования погибшим, призывая к диалогу и соглашаясь на компромиссы.

Российская оппозиционная тусовка единодушно одобряет, если не сказать восхищается, протестом в Киеве. Критикует силовые действия Януковича, но молчит по поводу аналогичных действий оппозиции. Могли бы и не подбрасывать дровишки в костер революции, но есть же "свои" и "чужие", и не важно, каким способом они добиваются своих целей".

"Конец Януковичу. Надо было вовремя евроинтегрироваться вместе с Азаровым в Австрии. А теперь только курорты Северного Кавказа", — считает Павел Пряников.

"Взрывы гранат под колокольный звон Михайловского собора, а над всем этим люди поют гимн. Сюрреалистический реквием по Януковичу", — пишет kulybyshev.

"По картинкам все это напоминает то, с чего начиналась война в Сирии", — пишет Рустем Адагамов.

"Что нужно для прекращения кровопролития? — спрашивает Матвей Ганапольский. — Посредничество! Кто может посредничать?
Россия отошла в сторону, и правильно сделала — любое ее участие будет восприниматься, как игра на стороне Януковича. Европа? Европейцев в Киеве туча, но они лишь заявляют о своей "озабоченности" и демонстрируют полную беспомощность.
Три бывших президента Украины?
Вроде бы да, но они важно раздают всякие интервью для CNN, но позорно не вмешиваются в трагедию.

Единственный возможный модератор переговоров сейчас — это ООН. Хватит сидеть в своем домике в Нью-Йорке и мирить африканские племена, в то время, как в центре Европы нарастает хаос. Не ПОТОМ надо реагировать, а СЕЙЧАС. НЕ ПОСЛЕ РАСПАДА И ЮГОСЛАВИЗАЦИИ УКРАИНЫ, А ДО!

Участие ООН, как после всего мирового сообщества, может быть услышана безумцами с обеих сторон. И времени на раздумья нет".

"Сегодня из-под матраса полезут коктебельские воины с криками "На Киев! Умрем за Крым! Там братья гибнут!.." — пишет Глеб Павловский. — За этой сволочью надо приглядывать — они не просто тролли или набивные ковбои . Это наемные провокаторы. Они втягивают русских в чужую гражданскую войну, а та станет концом России в любом ее виде. У этой публики разные мотивы, вплоть до национал-суицидальных, но в большинстве — просто за гонорар. Их боль от переедания и непролазной тупости, облегчающей разводку людоедами. Сами они шкурой не рискуют; во всяком случае, так думают.

Тем на Украине кому будет нужна помощь, Россия должна помочь, но — на своей территории или дипломатически. Тех кому нужна русская кровь для их коктейля, надо посылать. Громко, и с обозначением фамилии посланных, т.к. они (временно) представляют национальную опасность. Фактически, мы имеем дело с предложением русских трупов для нужд украинского бизнеса".

"Теперь россияне понимают, как безжалостно и хладнокровно их будет убивать путинская власть при первых же попытках потребовать свободу", — замечает Сабиржан Бадретдинов.

"Бедная Украина. Выход, с моей точки зрения, один — досрочные выборы. Перед этим я бы объявил о полном иммунитете президента и премьера Украины от любых преследований. Это позволило бы выпустить Тимошенко из тюрьмы и одновременно гарантировать Януковичу статус и безопасность", — заключает Николай Усков.

Дмитрий Разин

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 02-03-2017 (15:05)

Восстановленное под присмотром Путина сгоревшее село бросили среди потопа

  • 18-03-2019 (19:23)

Магазин Порошенко загорелся в центре Киева

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...