Евгений Ихлов. Фото из личного архива
  • 09-03-2014 (13:56)

В пяти минутах от фашизма

Евгений Ихлов: Путинский режим — действительно имперская реваншистская сила

update: 10-03-2014 (14:07)

"Идут бараны и бьют в барабаны,
А шкуры на них дают сами бараны..."

Б.Брехт

"Фашизм — это голод и война"
Предвыборный слоган 1931-32 годов Компартии Германии

Вот уже 67 лет на обложке "Bulletin of the Atomic Scientists" изображены часы, где стрелка застыла без 5 минут полночь атомного всеуничтожения. Вот так же российская действительность уже приблизилась к фашизации...

Мне уже несколько раз приходилось напоминать, что превращение старых политических памфлетов, принадлежащих перу радикальных авторов, в остроактуальную публицистику (с небольшой заменой имен и географических названий) — признак острейшего общественного кризиса.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

В августе-сентябре 1914 года (привет юбилею!) оказалось, что все написанное Лениным по внешнеполитическим вопросам — сбылось. Европейские державы действительно как обреченные неслись навстречу всеобщей войне и все силы "буржуазных обществ" — и консерваторы, и либералы, равно к ней подталкивали. Европейские социалисты, решив стать системным парламентским фактором, постоянно оглядываясь на свой быстро растущий электорат, стали подручными своих правых оппонентов в поддержке разразившейся войны и быстро отказались от своих базовых принципов.

Сейчас оказалось, что тезисы Валерии Новодворской, Виктора Шендеровича, Андрея Илларионова, Александра Подрабинека, Андрея Пионтковского и других радикально-либеральных критиков режима полностью подтвердились:

путинизм — это действительно фактор фашизации; путинский режим — действительно имперская реваншистская сила, угрожающая Европе, который любые попытки начать с ним диалог воспринимает как капитуляцию, и только жесточайшие дипломатические санкции, включая исключение из Совета Европы, уже за Чечню и, уж тем более, за агрессию против Грузии, могли предотвратить нынешний кризис; путинизм — это вовсе не "единственный европеец" в России, а фигурально выражаясь — "первый ордынец"; только НАТО дает гарантию соседям России и абсолютно правы были те, кто расширял НАТО на восток, игнорируя завывания отечественных дипломатов и иных "просвещенных государственников"; российские базы в Крыму действительно стали плацдармом агрессии; французский авианосец "Мистраль" — приобретается для войны на Черном море...

Сегодня российское общество разделилось. Я не берусь сказать по какой внутренней идейной или духовной склонности происходит размежевание. По принципу ориентации на "европейскую" или "византийскую" матрицы в недрах нашей цивилизации? По признаку ностальгического стремления к тоталитаризму, к "совку" или стремления к образцам персоналистской демократии, объединяющей и либералов, и анархистов? По тяготению ли к империи или к национальному гражданскому государству? Главное, что это размежевание стремительно идет. Точно так же советская интеллигенция была расколота вторжением в Чехословакию 21 августа 1968 года. Тогда одна часть сторонников спасения оттепели и продолжения реформ, борьбы с цензурой в культуре и науке решительно (пусть и внутренне) порвала с системой, а другая — стала частью консолидированной общественной базы брежневского застоя.

Я убежден, что истинной целью путинизма, то, что я назвал его "сатанинским планом" — было развязывание новой "холодной войны", и использование драматического разрыва с Западом для завершения фашизации режима.

Этот план был запущен еще когда он приободрял в Сочи Януковича применять силу, чтобы спровоцировать кровопролитный гражданский конфликт в Украине. создающий предлог для вооруженного вмешательства — и, следовательно, для конфронтации с "цивилизованным" миром, для превращения в заложников своих возомнивших было о себе при Медведеве "элит".

Но духовное, интеллектуальное сопротивление фашизации путинизма растет не по дням, а по часам. Какая появилась блестящая публицистика, какие яркие образы, сильные слова! Ничего схожего с унылыми причитаниями двухлетней давности о честных выборах и развитии местного самоуправления. Никаких вялых острот насчет морской болезни у крысы. А вслед за яркостью слов придет яркость действий. В автозаках задержанные уже начали петь. И скоро это будут не грустные интеллигентские баллады, а что-нибудь вполне героическое. Люди, наконец, поняли за что они ненавидят систему. И чем система смертельно опасна.

Теперь чуть подробнее о фашизации. Фашизм — это разновидность тоталитаризма. Их три — "правый", рыночный (фашизм, нацизм); "левый", антирыночный (сталинизм, маоизм); политический религиозный фундаментализм (то, что Буш-мл. назвал "исламофашизмом", хотя правильнее было бы сказать "исламобольшевизм"). Если мы говорим о тоталитарном реванше, мы должны определить к какой именно модели тоталитаризма он тяготеет. Мы идем к рыночному националистическому. Следовательно, к фашизму.

Для меня самого не вполне ясно, можно ли отнести систему "консервативной революции" (Франко, Салазар, Пиночет, "русский солидаризм") к наиболее "мягкой" разновидности фашизма или это только предшествующая фашизму стадия правоконсервативного направления. Но признаком перехода путинизма от правоавторитарной модернизирующейся системы латиноамериканского (70-80 годов) или восточноевропейского (20-30 годов) типа к фазе "консервативной революции" стали слова путинского пресс-секретаря Пескова об "идеологии лидера", которую почти весь народ не только разделяет (кроме "нано-пятой колонны"), но и "обогащает своим единством". Наличие "общенародной" идеологии в виде лидерской доктрины — обязательный признак режима "консервативной революции". После его появления для перехода к тоталитаризму достаточно сделать лишь еще один, последний шаг — объявить уголовными преступлениями критику такой доктрины и любую несанкционированную творческую и общественную активность. Например, если сейчас "Дождь" подвергают экономическому бойкоту, то потом "провокационный вопрос" объявят экстремизмом. Если сейчас НКО, получающие западные гранты, повергают унижениям и преследованиям, то потом вообще не будет существовать НКО, не созданное по указанию властей. Вот это и будет завершением перехода к тоталитаризму.

По моей классификации фашизм отличает от полицейской авторитарной деспотии еще и такой важный критерий, что фашизм всегда появляется там, где есть гражданское общество — как орудие его разрушения. Раз у нас идет фашизация, значит развитие оппозиционности у нас достигло потенциально опасной для режима черты. Как ни чахло выглядит у нас протестное движение, но интеллектуально и нравственно оно лидирует в российском обществе, так же как лидировали диссиденты в начале 80-х. И предчувствие "народно-хозяйственных" трудностей толкнуло режим на превентивный удар.

 

Немного оснований для оптимизма.

Вернемся к Чехословацким событиям. Если бы меня из любого года, начиная с 1990, перебросили бы на машине времени на час-другой в компанию придавленных депрессией тогдашних интеллигентов (все пропало, изменения невозможны, это режим на века!!!), я бы бросился бы их утешать: все наоборот — либеральная интеллигенция теперь просто обречена на победу. Брежнев, Суслов, Андропов, отправив в Прагу танки, полностью закрыли дорогу любым реформам. Коммунизм экономически и культурно ущербен. Когда отставание от Запада станет невыносимым — простые люди захотят "западной жизни", вновь, как в 20-40-е годы появится "народный антикоммунизм". Через двадцать лет гниения коммунисты начнут судорожные реформы, и советский строй поползет как гнилая ткань. И измученные народы потянутся за примером к буржуазной демократии. Их героями и кумирами станут нынешние гонимые диссиденты, правозащитники, писатели, режиссеры...

Евгений Ихлов

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...