Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев
  • 12-03-2014 (19:25)

Константин Иудович

Каспаров.Ru ведет прямую трансляцию допроса ключевого свидетеля Лебедева по делу Удальцова и Развозжаева

update: 12-03-2014 (19:26)

17:44 В зале звучат голоса: "Позор Лебедеву!" Приставы обещают, что нескольких человек завтра не пустят в суд.

17:43 Судья объявляет перерыв до 11 часов 13 марта. Обращаясь к наблюдателям, он просит воздержаться "от сжатых кулаков и иных жестов в поддержку или неприятие подсудимых".

17:39 "Леня очень много времени провел в торговле, а там есть принцип, вы знаете: "Не обманешь, не продашь", — говорит Лебедев. Судья замечает, что Лебедев "открыл новую страницу биографии Развозжаева" для суда.

17:38 Лебедев говорит, что бунты в колониях и перекрытие трасс Развозжаев упоминал в разговорах с Таргамадзе. Лебедев замечает, что это было "слишком навязчивой рекламой товара, который мы предлагали". Лебедев уверен, что такие фразы произносились только для Таргамадзе, все понимали, что их осуществить невозможно.

По теме
Реклама
НОВОСТИ
Реклама
Реклама

17:31 Судья спрашивает, было ли достаточно массовых мероприятий для "привлечения интереса власти к вам, как к новым политическим силам на территории России". Лебедев отвечает туманно. Судья интересуется, обсуждали ли Удальцов и Развозжаев с ним перекрытие железнодорожных путей, организацию бунтов в колониях, поднятие народа на насильственные действия.

17:28 Судья хочет узнать, что Лебедев, Развозжаев и Удальцов планировали дальше. Он иронизирует, что они планировали распустить все органы власти, муниципальные органы, религиозные организации "и создать что-то новое". Лебедев говорит, что они лично планировали создать левую партию, способную бороться за власть. Судья спрашивает, допускали ли они многопартийность. "Конечно", — улыбается Лебедев.

17:25 Судья спрашивает, как может быть "ненасильственной" революция и что Лебедев понимает под этим выражением. Свидетель отвечает, что необходимо было показать власти, что все ее органы, прежде всего представительные, не соответствуют истинному раскладу политических сил в обществе. Лебедев говорит, что все стремились к тому, чтобы были назначены перевыборы.

17:22 Судья спрашивает, какую же роль отводили Развозжаеву "при Удальцове". Лебедев отвечает: "Друг, ближайший сторонник, даже был его водителем". Судья спрашивает про амбиции Развозжаева. Лебедев говорит, что не будет делать предположений относительно того, чего Развозжаев хотел, выказывая скептическое отношение к Развозжаеву. Судья интересуется, как свою роль видел Лебедев. "Поскромнее", — замечает он.

17:18 Судья спрашивает, какой была конечная цель Лебедева, Удальцова и Развозжаева. Свидетель отвечает, что целью было создание мощной левой организации, проведение честных выборов и в дальнейшем занятие верховной власти страны.

Замашнюк говорит, что хочет "разрядить обстановку" и цитирует анекдот про Чапаева и Петьку: "А дивизией командовать можешь? Могу. А войском? Могу. А фронтом? Могу". Судья спрашивает, хватило бы "моральных качеств и знаний"? Лебедев говорит, что Удальцов еще не такой старый человек, чтобы прекратить учиться, и он мог бы вырасти в лидера, способного осуществлять все нужные функции. "Без комментариев", — говорит судья.

17:15 Судья спрашивает, знает ли Лебедев, что реализация прав и свобод одного гражданина не должна мешать правам и свободам других граждан. "В связи с этим вопрос: известно ли вам, как население России относится к вашим действиям 6 мая и вашим дальнейшим планам?" — спрашивает судья. Лебедев говорит, что о норме права ему известно, а отношение людей постоянно меняется. "Как менялось отношение к большевикам", — замечает Лебедев.

Судья спрашивает, какой процент людей планировалось "охватить". Лебедев говорит, что вопрос "не рассматривался статично" и организаторы планировали охватить все больше людей по мере роста организации.

17:11 Судья спрашивает: "Зачем мирные люди проносили с собой газ и бутылки с зажигательной смесью, если они собирались то ли сидеть на асфальте, то ли жить в палатках?" Аграновский возражает: не установлено, что кто-то пронес такие предметы. Волкова возражает: Лебедев сказал, что о газе и бутылке узнал из СМИ. Судья игнорирует возражения.

Лебедев считает, что большинство людей, пришедших на митинг, не знали о планах устроить сидячую забастовку, а также о планах тех людей, которые пронесли на митинг все эти предметы. Лебедев говорит, что "принесшая эти предметы группа действовала на свой страх и риск, с нами свои действия не согласовывая". Лебедев скептически оценивает их возможные планы.

17:07 Судья спрашивает, зачем нужен был этот прорыв: "Люди стоят, никакой активности нет?" Лебедев соглашается, что прорыв был нужен из-за этого. Свидетель говорит, что, по его мнению, это был не единственный прорыв. Он мотивирует это тем, что видел на видео разные "стычки" в разных местах.

Судья спрашивает, хвалился ли Развозжаев этим прорывом. Лебедев говорит, что перед Таргамадзе — да. Но Лебедев оценивает "прорыв" критически. Судья спрашивает, знает ли какой арсенал применялся при прорыве. Свидетель заявляет, что Развозжаев ему не говорил ничего об этом, но он знает из СМИ, что применяли газ и бутылку с зажигательной смесью.

Судья спрашивает, зачем митингующие проносили флагштоки и куски асфальта. Лебедев объясняет, что флагштоки нужны были для флагов, а асфальт валялся под ногами.

17:04 Судья спрашивает, кто организовал прорыв оцепления у кинотеатра "Ударник" и входа на Большой Каменный мост. Лебедев сообщает, что Развозжаев якобы неоднократно говорил "грузинам" и Лебедеву, что этот прорыв организовал он, "собрав группу анархистов". Свидетель заявляет, что Развозжаев действовал при этом самостоятельно, не согласовав это ни с кем, кроме Пономарева. "Нужно что-то делать", — по словам Лебедева, сказал Развозжаев Пономареву.

17:03 Судья спрашивает, что должны были делать Удальцов и Развозжаев. Лебедев говорит, что они должны были участвовать в сидячей забастовке. Судья спрашивает, кто отвечал за установку палаток. Лебедев отвечает. что Рыбаченко. При этом он не знает, установила ли она их.

17:00 Судья спрашивает, сколько людей было на акции 6 мая. Лебедев говорит, что были "десятки тысяч". "А разрешенное число участников — пять тысяч?" — спрашивает судья. Замашнюк интересуется, пытались ли обвиняемые прекратить мероприятие в связи с превышением количества участников. Волкова возражает против такого вопроса, объясняя, что отсутствие действий по прекращению акции в такой ситуации не является даже административным нарушением. Судья отключает ей микрофон.

Лебедев отвечает, что попытка закончить мероприятие по такой причине, означала бы "политический конец Удальцова".

16:57 Судья спрашивает, применили ли Удальцов, Развозжаев и Лебедев знания, полученные в политических школах. Лебедев отвечает, что Удальцов применял эти знания на митингах, старался "образовывать людей". "Он старался людям объяснить, что массовыми мирными акциями можно заставить режим отступить", — объясняет Лебедев. Судья просит пояснить. Лебедев говорит, что нужно было организовать палаточный лагерь, и снова рассказывает о теории "ненасильственной революции".

16:50 Судья спрашивает, смогли ли бы обвиняемые и Лебедев "осуществить на свои деньги все то, о чем вы рассказали". Аграновский возражает против вопроса судьи, но судья это игнорирует. "Способны ли вы были без помощи грузинской стороны ездить по городам и весям, рассылать СМС-сообщения, готовить агитационные материалы, снимать квартиры?" — спрашивает судья.

Лебедев отвечает, что, если бы они могли сделать все это самостоятельно, то даже не стали бы общаться с "грузинами". Судья говорит: "В связи с этим вопрос, черт возьми. Кто-то из вас, как идейные люди, могли бы продать рубаху и сделать все самостоятельно?" — иронизирует Замашнюк.

Лебедев говорит, что продавать было нечего. Судья продолжает иронизировать: "А идеи пойти работать у вас были? Грузить вагоны, чинить машины, работать по специальности? У вас не было идеи собрать деньги в складчину и пойти отстаивать свои идеи легальными методами?" Лебедев на это отвечает: "Мы не были настолько пьяны даже в самые пьяные минуты. Невозможно совмещать это и политическую работу, Ваша честь".

16:48 Судья спрашивает, со всеми ли людьми из этих школ Удальцов и Развозжаев поддерживали отношения, многих ли привлекали к своей деятельности. Лебедев говорит, что эти школы были "скорее параллельным проектом", их посещали больше либералы. Свидетель говорит, что Удальцов и Развозжаев не имели практически никакого отношения к этим школам.

16:45 Лебедев говорит, что план, разработанный Удальцовым, Развозжаевым и Таргамадзе, Удальцов пытался довести до организаторов акции, но они утвердили вариант "сидячей забастовки" и он вынужден был подчиниться, "чтобы его не обвинили в соглашательстве".

Судья спрашивает, сколько "так называемых школ обучения" проходили в 2012 году. Лебедев называет три. Судья спрашивает, сколько людей из Левого фронта посетили эти школы. Лебедев надолго задумывается, а потом отвечает, что вроде бы только два человека — "Развозжаев и еще один парнишка". Лебедев сообщает, что Левый фронт мы туда особо не гоняли, там простые люди, не у многих есть загранпаспорта". Свидетель говорит, что лично он пытался вывезти людей на эти школы.

16:42 Судья спрашивает, совпадало ли место, где Удальцов сел на асфальт "со своими сторонниками" с согласованным местом проведения акции. Аграновский возражает — наводящий вопрос: Лебедев не сказал, что команду сесть дал Удальцов. Судья игнорирует возражения защитника. Лебедев отвечает, что не совпадало.

16:38 Судья спрашивает, какое количество людей на акции было согласовано с мэрией Москвы. Лебедев говорит, что точно не помнит, но, кажется, 5000 человек. Судья спрашивает, знал ли Лебедев согласованные границы места проведения митинга.

"С нашей стороны, я имею в виду со стороны организаторов, никто не собирался следовать согласованному с мэрией плану проведения мероприятия", — говорит Лебедев. Свидетель говорит, что все собирались остаться на месте акции после ее завершения, "значит, что очевидно — собирались нарушить согласованный вариант проведения митинга".

16:37 Лебедев говорит: "Мы, безусловно, организовывали массовые беспорядки, предполагали, что возможны столкновения, но, повторяю, мы не хулиганы". Он сообщает, что о возможных уголовных последствиях все знали.

16:33 Судья спрашивает, знал ли Лебедев, что в результате "нарушения законодательства о массовых мероприятиях" могут наступить негативные последствия. Лебедев говорит, что знал и "мы просчитывали их, но наше право на собрания невозможно реализовать в рамках действующего строя".

Замашнюк спрашивает, осознавали ли Лебедев, Удальцов и Развозжаев общественную опасность своих действий. Адвокаты возмущены тем, что судья требует, чтобы Лебедев ответил за всех троих, считают вопрос наводящим. Судья не согласен с критикой и говорит, что адвокаты "злоупотребляют своими правами".

"Мы не новички в политике. Мы понимали, что издержки такого рода возможны. Если бы нас интересовала исключительно безопасность граждан, надо было бы всем сидеть дома. Точно так же мы не могли волноваться, что кто-то может на акции сломать ногу, разбить голову", — говорит Лебедев.

16:30 Аграновский говорит, что защита хочет задать вопросы после суда. Судья сообщает, что предусмотрен другой порядок, и констатирует, что у защиты, видимо, вопросов нет. Судья спрашивает, есть ли у Лебедева основания оговаривать подсудимых. Лебедев говорит, что таких оснований нет.

Судья цитирует слова Развозжаева о том, что на Лебедева могли воздействовать. Замашнюк спрашивает, давил ли на него кто-то из участников процесса. Лебедев сообщает, что странно говорить, что давления на стадии следствия не было. Судья снова спрашивает, давил ли кто-то на Лебедева во время заседания. Лебедев говорит, что нет.

16:28 Судья говорит, что ходатайство рассмотрено не будет. Удальцов говорит, что у него лично вопросов к Лебедеву "нет и не будет". Удальцов сообщает, что показания Лебедева — оговор. Он просит исключить их из доказательств по делу.

16:25 Адвокаты просят времени посоветоваться. Через пару минут судья торопит их, и Удальцов ходатайствует о переносе заседания на завтра в связи с тем, что защиту не предупредили о том, что сегодня будет допрошен Лебедев.

16:21 Лебедев говорит, что Таргамадзе заявлял, что соберет консилиум "лондонских олигархов" и попросит 10 миллионов долларов. Свидетель считает, что это делалось "для поддержания интереса" и чтобы "покупать себе право говорить, что он причастен к событиям в России".

Лебедев заявляет, что он, Удальцов и Развозжаев просили у Таргамадзе "регулярности" в выплатах, но они происходили не регулярно. В среднем получалось 30 тысяч долларов в месяц. Лебедев говорит, что он якобы выдавал Развозжаеву и Удальцову "зарплату". Несколько раз — обоим, потом деньги он отдавал, как утверждает Лебедев, Развозжаеву. "Грузины просили меня отчитываться о тратах", — замечает Лебедев. Он заявляет, что иногда просил у Удальцова и Развозжаева "чеки", но никогда их не получал. "Но, зная Удальцова, я думал, что вряд ли эти деньги пойдут на штаны от-кутюр. Я был уверен, что они пойдут только на организацию", — говорит Лебедев.

16:19 Прокурор спрашивает, чему учили на политических школах в Литве. Лебедев говорит, что изучали международный опыт революций, а также "теорию". Под ней он понимает разъяснения, "как правильно общаться с полицией, как вести себя при задержании". Лебедев заявляет, что активисты и так знают такую информацию, но здесь она рассказывалась "очень компактно и очень грамотно".

16:15 Лебедев говорит, что у них якобы были планы наиболее ярких активистов, участвовавших в политических школах в Литве, приобщать к своей деятельности, приглашать в Левый фронт.

Прокурор спрашивает, планировали ли что-то в день инаугурации Путина 7 мая. Лебедев говорит, что Развозжаев и Удальцов не планировали ничего, но сам Лебедев с "товарищами" планировал. "Мы хотели на путь следования кортежа Путина вынести большой плакат". Он сообщает, что сначала должна была участвовать Рыбаченко, но "она несознательно проявила себя 6 мая".

16:13 Прокурор спрашивает, проводились ли следственные действия на местах передачи денег. Лебедев говорит, что да, а также он выезжал "на место беспорядков 6 мая". Лебедев сообщает, что ездивший с ним товарищ Аймалетдинов не знал о предназначении передававшихся денег, ему было интересно "пить вино и общаться с интересными грузинами".

Лебедев говорит, что большую роль играла Рыбаченко. Развозжаев, по его словам, "по большому счету случайно попал в нашу кампанию".

16:10 Лебедев говорит, что в Литве на "школе для российских активистов" получил 42 тысячи долларов от Таргамадзе. Их якобы передал посол Грузии в Литве. Последняя встреча Развозжаева и Удальцова с Таргамадзе, по словам Лебедева, произошла в Минске. Там обсуждались выборы в Координационный совет оппозиции, давались "финансовые гарантии". Лебедев говорит, что встреча была "не очень конструктивная".

16:07 Лебедев рассказывает, что на машине они с Удальцовым и Развозжаевым объехали несколько городов: Орел, Белгород, Воронеж. Там они якобы устраивали встречи сначала "со всеми, потом с активистами Левого фронта". "Я бы не сказал, что мероприятия были массовыми", — замечает Лебедев.

Свидетель сообщает, что Удальцов еще летал в Новосибирск и Калининград, а они вместе летали в еще один город. Целью было "максимально вложиться в "Марш миллионов".

16:04 Прокурор спрашивает, велось ли общение по "Скайпу". Лебедев говорит, что он и Развозжаев общались с Таргамадзе по "Скайпу", но он часто был занят или "был, мягко говоря, не в состоянии разговаривать". Лебедев утверждает, что чаще общался с его помощниками.

Прокурор спрашивает, составляли ли грузинские политики какие-то планы "после того, как придут к власти". Лебедев говорит, что Таргамадзе был явно недоволен итогами войны России и Грузии, но чего-то конкретного не в плане шуток не планировали. Лебедев говорит, что Таргамадзе — грузинский националист, общих интересов в долгосрочной перспективе у них быть не могло, но в тот момент "интересы сошлись в одной точке".

16:00 Прокурор спрашивает, как Лебедев вел видеозаписи с 2012 года. Лебедев говорит, что вел видеозапись с 2010 года. Он сообщает, что сначала нормально относился к тому, что Таргамадзе проводил "политику своего государства", но изменил свое отношение к Таргамадзе, когда тот "выдал своих белорусских сторонников местному КГБ" и занял на выборах пролукашенковскую позицию.

Лебедев сообщает, что не знал, как использовать эти записи, не думал об этом. Записи он якобы давал послушать другим людям. Он сообщает, что между ним и Таргамадзе была "идеологическая дискуссия".

15:58 Прокурор спрашивает, как совершались СМС-рассылки с призывами участвовать в массовых беспорядках. Волкова возражает против вопроса. Судья его не снимает. Лебедев говорит, что идея принадлежала Таргамадзе. Удальцову нужно было только написать текст СМС с подписью "Сергей Удальцов". "Об эффективности этих рассылок я говорить не могу. Мне на телефон такие СМС ни разу не приходили", — говорит Лебедев.

15:56 "Что говорить о малом, о 600 тысячах, когда речь шла о миллионах", — комментирует Лебедев стоимость машин. Он говорит, что он, Удальцов и Развозжаев надеялись на миллионы из Лондона, потому что они "коренным образом изменили бы развитие Левого фронта, не пришлось бы себя марать сотрудничеством с непонятными силами, всякими коалициями".

15:53 Лебедев говорит, что "Марш миллионов" должен был стать очень важным мероприятием, потому что обещал быть массовым и был связан с именем Удальцова. Лебедев говорит, что финансирование Таргамадзе было связано с проведением этого и следующего аналогичного мероприятий.

15:51 Лебедев говорит, что встреча с Таргамадзе в конце мая послужила основой фильма "Анатомия протеста". Прокурор спрашивает, демонстрировал ли следователь свидетелю эту запись. "Я вообще-то по телевизору ее видел!" — замечает едва ли не с обидой Лебедев.

15:46 Лебедев говорит, что в июне Таргамадзе передал 90 тысяч долларов. Прокурор спрашивает, на какие цели расходовались эти деньги. Лебедев говорит, что снималась конспиративная квартира (она в этих целях, по его словам, практически не использовалась), 50 тысяч были потрачены якобы на содержание Лебедева, Развозжаева и Удальцова. Также из офиса Ильи Пономарева якобы велся обзвон активистов.

Развозжаеву, по словам Лебедева, купили автомобиль Аudi А6, так как его машина на тот момент разваливалась. Лебедев говорит, что потом машину купили и Удальцову. По его словам, это был какой-то Opel.

15:44 Лебедев говорит, что "базы" у Удальцова не было, сторонников было мало. "Преувеличивать опасность для власти Левого фронта я бы не стал", — замечает Лебедев. Он говорит, что в случае силового противостояния предполагалось бы задерживать полицейских, "минимально травматично для них", но в целом такой сценарий не рассматривали.

Лебедев называет Развозжаева "Леня", и судья просит его называть фигурантов дела по фамилиям. "Простите, увлекся", — отвечает Лебедев.

15:42 Лебедев говорит, что деньги у Таргамадзе брали на "организацию". А всякую "ерунду", которую предлагал Таргамадзе, отвергали, как утверждает свидетель. Лебедев говорит, что Таргамадзе предлагал им нанять автобусы для блокировки административных зданий, обмазать здание ФСБ валерьянкой, придумать для России новый флаг. "Он прожектер, он бунтарь, он живет прошлым", — говорит Лебедев.

15:40 Прокурор спрашивает, кто предложил "концепцию пожатия миллиона рук". Лебедев говорит, что идея была Таргамадзе. Свидетель говорит, что сторонники Удальцова были малочисленны, поэтому расчет был и на других людей, коалицию, "которая потом стала Координационным советом". Идея расширения круга сторонников базировалась на том, что на всех митингах надо общаться с максимальным количеством людей.

15:36 Прокурор спрашивает, разъясняли ли Удальцов и Развозжаев "недопустимость применения насилия к сотрудникам полиции". Лебедев отвечает, что Удальцов читал лекции, куда могли прийти все, поэтому "сказать все, как он думал, он не мог". Поэтому о нападениях на полицию он говорить не мог, замечает Лебедев. Он замечает, что у них были другие задачи, а не вызвать "ответную агрессию со стороны полиции".

"При столкновениях с полицией надо было вести себя достойно, но сказать, что готовились боевики, нельзя", — говорит Лебедев. Он уверен, что десятки сторонников Удальцова едва ли могли бы победить тысячи омоновцев в экипировке, и такая задача не ставилась.

15:34 Прокурор спрашивает, какую оценку событиям на Болотной позже дал Удальцов. Лебедев говорит, что палатки должны были стать центром будущей революции, туда должны были приходить "журналисты и деятели культуры". Этого не произошло. Удальцов, "как настоящий политик", по словам Лебедева, доволен произошедшим, в отличие от Таргамадзе, не был.

15:32 Прокурор спрашивает, была ли конспирация. Лебедев отвечает, что они пользовались телефонами, "не идентифицируемыми с владельцами", ездили на автобусах.

Лебедев считает, что "полиция прознала, что будет попытка пройти вперед", поэтому было предположение, что Удальцова могут задержать.

15:29 Лебедев говорит, что на акции 6 мая восторжествовал подход "гнать людей туда, куда они не подозревали". По его словам, у Удальцова, Развозжаева и у него самого был другой подход: "Поставить палатки и не уходить, и люди сами могли принимать решение, остаться им или уйти". Лебедев говорит, что 6 мая была группа "прорвавшихся" и их всех задержали. По мнению Лебедева, устраивать подобные вещи было бесперспективно.

Лебедев говорит, что еще с грузинами он спорил о сценарии прорыва. Прокурор спрашивает, видел ли Лебедев людей в масках на акции. Тот отвечает, что только на видео.

15:27 Прокурор спрашивает, готовили ли обвиняемые людей для участия в "массовых беспорядках". Лебедев говорит, что активистов готовили "и здесь, и за рубежом". В том числе в апреле в Литве, где "грузины учили своему опыту", причем не только левых, но и либералов.

15:25 Лебедев говорит, что Таргамадзе заявлял, что докладывал обо всем Саакашвили, а также "собирался выйти на деньги лондонских олигархов". По его словам, задача Развозжаева, Удальцова и Лебедева была в том, чтобы вытянуть из Таргамадзе больше денег, т. к. "просить у либералов было стыдно и нереалистично".

14:23 Прокурор спрашивает, как Таргамадзе оценил "организаторские способности Удальцова и Развозжаева". Адвокаты возражают. Судья просит отвечать. Лебедев говорит, что Таргамадзе был очень доволен акцией 6 мая, поскольку "причислял себя к организаторам". Лебедев считает, что дело не в организаторских способностях, а "динамике ситуации". По мнению свидетеля, Таргамадзе счел, что "победа близка".

14:31 Судья объявляет перерыв до 15:15

14:27 Лебедев говорит, что видел, как в полицию летели предметы. Прокурор спрашивает, удалось ли обвиняемым то, что они планировали. Лебедев говорит, что не удалось, да и "административный арест Удальцова нам был не в радость". Но якобы Таргамадзе положительно отреагировал, и это было хорошо, поскольку он мог увеличить финансирование.

"Важно было не драку устроить, не красиво разогнаться, а устроить кампанию", — замечает Лебедев.

14:24 Лебедев говорит, что Развозжаев ему рассказал, дескать он попытался с колонной осуществить прорыв. Свидетель сообщает, что Развозжаев якобы говорил о том, что перед этим проконсультировался только с Ильей Пономаревым и позже переживал, что Удальцов и организаторы могут быть недовольны его действиями.

Лебедев говорит, что не уверен, действительно ли Развозжаев действовал так или просто пытался "набить себе цену перед грузинами", которые, узнав об этом, якобы могли дать больше денег. Лебедев замечает, что в любом случае слова Развозжаева доказывают, что в хаосе каждый действовал самостоятельно, и, в частности, Развозжаев действовал "на свой страх и риск".

14:22 Где именно стояли палатки, Лебедев не видел, узнавал подробности о них от знакомых. "Могли ли палатки мешать проходу граждан?" — спрашивает прокурор. Лебедев сомневается, но говорит, что утверждать точно не может.

14:20 Прокурор спрашивает, как шла установка платок 6 мая. Лебедев говорит, что видел только "какую-то суету". "Палатки вроде бы были поставлены, но центр тяжести был не рядом с ними", — говорит Лебедев. "Драки с полицией были помимо палаток, непосредственного отношения к платкам не имели", — сообщает свидетель.

14:19 Прокурор спрашивает, сколько сторонников было у Удальцова, Развозжаева и Лебедева. Свидетель говорит, что несколько десятков. Поэтому никакой прорыв был бы физически невозможен.

14:17 Прокурор спрашивает, кто и в каком количестве приобретал палатки. Лебедев говорит, что они с Удальцовым. Купили они около 10 палаток. Лебедев говорит, что не знает, где они потом хранились. "Установить их должна была Анастасия Рыбаченко", —заявляет он. По его словам, этот вопрос контролировал только он.

14:14 Прокурор спрашивает, рассматривали ли все-таки организаторы вариант прорыва на Большом каменном мосту. Лебедев говорит, что только теоретически. "Никаких групп прорыва мы не готовили, это я точно могу сказать, бутылок с зажигательной смесью не закупали", — несколько раз повторяет он. Он сообщает, что для осуществления своего плана они закупали палатки.

14:10 Лебедев сообщает, что целью их действий был частичный или полный демонтаж режима. Лебедев говорит, что на акции 6 мая у него не было связи с Удальцовым и Развозжаевым, свои действия они не координировали. Прокурор спрашивает, кто входил в оргкомитет акции, "раз уж вы о нем говорите".

Лебедев сначала отказывается, сообщая, что все данные и так есть. Судья просит его назвать известные ему имена. "Навальный, Немцов, Каспаров, Чирикова, по-моему, там была", — отвечает свидетель. Лебедев говорит, что эти люди "голосовали за проход к мосту", за сидячую забастовку.

14:06 Прокурор спрашивает, входило ли в цели Лебедева, Удальцова и Развозжаева применение насилия в отношении полицейских. Свидетель говорит, что "мы не хулиганы, в наши цели ничего подобного не входило". При этом, как он уверяет, "они понимали, что могут начаться массовые беспорядки". Целью их троих, по словам Лебедева, был "микромайдан".

"То, что произошло 6 мая, в наши цели не входило. Безусловно, мы готовили массовые беспорядки, но другие массовые беспорядки. Последствия "микромайдана" могли быть мягче, могли быть жестче, но то, что произошло в наши планы не входило. Это было последствием безответственных действий "либеральной хунты", — говорит Лебедев.

14:02 Лебедев говорит, что о собрании оргкомитета акции ему рассказал Удальцов. "Мы сворачиваем официальный митинг, проходим вперед и садимся", — описывает Лебедев якобы принятое оргкомитетом решение. Лебедев сообщает, что Удальцов был против такого плана, но "вынужден был принять эту позицию оргкомитета", чтобы не нарушать дисциплину.

Еще одной причиной якобы было то, что Удальцов — один из самых "рьяных лидеров", мог подвергнуться критике за отказ от радикальных действий. По словам Лебедева, Удальцов настаивал на другом варианте — остаться после митинга.

13:57 "Когда вами задумались события 6 мая 2012 года?" — спрашивает прокурор. Лебедев говорит, что не понимает вопрос. Прокурор спрашивает, какие планы были у них с Удальцовым и Развозжаевым на 6 мая. Лебедев говорит, что было несколько вариантов, оговоренных с "грузинской стороной". Один вариант, по его словам, — поставить после окончания митинга палатки, отказаться расходиться и защищать их, "стараться делать так, чтобы палаточный городок развивался и жил".

О другом варианте Лебедев оговаривается, что это был его вариант, который "рабочим не считался" и был скорее "романтическим, навеянным майданными настроениями". Этот вариант якобы представлял собой идею прорваться в центр и захватить административные здания. Лебедев замечает, что реалистическим его никто не считал.

Лебедев говорит, что третьим вариантом была "сидячая забастовка".

13:56 Прокурор спрашивает, на что передавались средства. Лебедев говорит, что деньги передавались на поддержание организации, на печать агитационных материалов и "небольшие деньги шли на содержание Удальцова и Развозжаева".

13:52 Прокурор спрашивает, в каком формате должны были проходить встречи. Лебедев говорит, что Таргамадзе не мог въезжать в Россию после русско-грузинской войны "в связи со своей политической деятельностью". При этом у Удальцова и Развозжаева не было загранпаспортов, поэтому встречи назначались в Белоруссии.

Лебедев говорит, что встречался с Таргамадзе и сам. Прокурор спрашивает, когда впервые Таргамадзе передал деньги. Лебедев говорит, что в апреле: "Было три передачи по десять тысяч долларов". Их передавали по предъявлении паспорта "у Макдоналдса на Арбате, просто на Арбате, на Черкизовской в машине".

13:50 Лебедев все время подчеркивает, что у Удальцова и Развозжаева не было денег, что денег не было у Левого фронта. Он сообщает, что Таргамадзе пообещал давать 30 тысяч долларов в месяц.

Прокурор спрашивает, на какие деньги жили в тот период Удальцов и Развозжаев. Адвокаты просят снять вопрос. Судья говорит отвечать, если Лебедев знает ответ. Лебедев сообщает, что "без домыслов" не знает.

13:47 Лебедев говорит, что убеждать Удальцова сотрудничать с Таргамадзе якобы стал Развозжаев. Прокурор спрашивает, как Удальцов отнесся к такому предложению: "С негативом? С надеждой?". Лебедев говорит, что негатива не было, но не было и надежды. "Он отнесся с интересом", — замечает свидетель.

Прокурор спрашивает, на чьи деньги ездили в Минск. Лебедев говорит, что сначала на свои, а потом на средства Таргамадзе.

13:44 Прокурор спрашивает, как отреагировал Удальцов на то, что Лебедев поедет на встречу с Таргамадзе. Лебедев сообщает, что связи с Удальцовым лично у него не было. Показания свидетеля почти не слышны. Судья говорит, что все в одинаковых условиях, и даже секретарь суда все может слышать. Зал возмущается. Замашнюк говорит, что прибавить микрофону громкости "технической возможности нет". Развозжаев усмехается.

13:42 Лебедев рассказывает, что на момент первой встречи с Таргамадзе "Удальцов уже обладал известностью", но "денег не было вообще". Свидетель говорит, что Таргамадзе давал много советов по массовым политическим акциям. Лебедев сообщает, что точно слова Таргамадзе передать не может, т. к. "выпивалось очень много спиртного".

13:39 Прокурор спрашивает, что конкретно планировалось делать. Лебедев сообщает, что, помимо митингов, планировалось проведение гражданских кампаний, рассчитанных на "подавление воли власти", захват административных зданий. Лебедева слышно очень плохо.

Прокурор спрашивает, предлагал ли Таргамадзе совершать все эти действия Развозжаеву и Удальцову. Лебедев говорит, что предлагал. Он сообщает, что якобы на одной из встреч в марте в Минске они разработали план действий. "На первой встрече познакомились, поняли, что мы хотим друг от друга", — говорит Лебедев.

13:37 Лебедев говорит, что Таргамадзе собирался использовать разные способы для смены режима. "В общем-то известные способы, которые применялись в ходе бархатных и не очень бархатных революций", — поясняет Лебедев. Он говорит, что Таргамадзе делился с ними "опытом", который у него имелся.

13:36 Прокурор называет фамилию и спрашивает, знает ли Лебедев этого человека. Тот отвечает, что знает. Якобы он помощник Таргамадзе и был лектором на "политических школах", которые проводились в Литве.

13:34 Прокурор спрашивает, зачем это было нужно Таргамадзе. Лебедев говорит, что тут есть очень много разных версий, но у него есть своя. Адвокаты возмущены тем, что он собирается говорить не о фактах, а излагать "версию". В первый раз за процесс судью интересует "версия" свидетеля, и он просит продолжать.

Лебедев говорит, что Таргамадзе был заинтересован в смене политического режима в России. Лебедев рассказывает, что знал Развозжаева с 2007 года.

13:32 Прокурор спрашивает, почему Лебедев решил познакомить Таргамадзе с Удальцовым. Лебедев говорит, что Таргамадзе попросил об этом, т. к. "Удальцов был ценен для него как борец с режимом". Лебедев говорит, что Таргамадзе "намеревался осуществлять свои интересы с помощью этого человека".

13:30 Лебедев начинает свободный рассказ по поводу встреч с Гиви Таргамадзе. Он говорит, что в 2012 году встречался с ним в Литве, в марте 2012 года — в Минске. Потом они еще раз встречались в Минске (в середине марта): "Чтобы обсудить итоги по организации мероприятия". Еще одна встреча с Таргамадзе, по его словам, состоялась тоже в Минске в конце августа.

13:28 Удальцов сообщает, что показаниям Лебедева не верит. "Но он еще может исправиться на этом заседании", — замечает Удальцов. Судья иронически переспрашивает: "Вы даете ему шанс?". "Да", — невозмутимо отвечает Удальцов. У Развозжаева позиция та же. Он считает, что Лебедев мог оговорить их из страха. Он цитирует его слова из интервью, в котором Лебедев говорил, что боялся "потерять зубы".

13:26 Судья спрашивает, есть ли у Лебедева причины оговаривать Удальцова и Развозжаева. Лебедев говорит, что нет. Судья спрашивает, какие отношения связывали Лебедева с обвиняемыми. "Ровные отношения, неприязни не было, симпатии тоже. Знакомые", — отвечает Лебедев.

13:25 Адвокат Валерий Лавров по просьбе судьи пересаживается ближе к своему подзащитному Лебедеву, который оказывается в соседнем "аквариуме" от Развозжаева

13:22 Начинается допрос Лебедева, давшего ключевые показания против Удальцова и Развозжаева. Он уже осужден как один из организаторов "массовых беспорядков" и за сделку со следствием получил срок меньше минимального — 2,5 года.

Судья спрашивает, чем Лебедев занимался до того, как стал обвиняемым. Он отвечает, что "фандрайзингом" — сбором средств для негосударственных организаций. "За что и сижу", — замечает Лебедев.

13:20 Судья просит конвой завести Лебедева. Аграновский просит внести в протокол его возражение на допрос этого свидетеля. Судья возражает. Защитник замечает, что бывший обвиняемый по делу не может допрашиваться по тому же делу как свидетель. Он хочет сделать в связи с этим какое-то ходатайство, но судья говорит, что сначала будет начат допрос.

13:17 Замашнюк отвечает на подозрения Аграновского, что показания Лебедева повлияют на исход дела Удальцова и Развозжаева. Судья сообщает, что приговор по делу Лебедева по закону не влияет на будущий приговор по рассматриваемому делу.

13:11 Замашнюк говорит, что вопрос, поставленный в ходатайстве Аграновского, Конституционный суд уже разрешил. Судья сообщает, что подозреваемый или обвиняемый может помогать при раскрытии преступления, что влечет смягчение наказания. Судья описывает, как происходит сделка со следствием. В частности, что обвиняемый или подозреваемый составляет со следователем список вещей, о которых он должен рассказать или которые должен сделать. После того, как соглашение выполнено, следователь выносит постановление об особом порядке проведения заседаний по делу этого человека.

Судья в своем фирменном стиле "топит" суть ходатайства в обилии отступлений. Под конец он сообщает, что те документы, на которые он ссылался, есть в открытом доступе.

13:09 Судья Замашнюк говорит, что присутствие подсудимого по тяжкому преступлению в зале суда обязательно. Участие по видеосвязи суд считает недостаточным.

Замашнюк разрешает Полозову уйти с заседания раньше на дело Самуцевич, но намекает, что заседание может быть продолжено и без него.

13:05 Прокурор возражает против участия Развозжаева в заседаниях не лично, а по видеосвязи. Сторона обвинения также считает преждевременным ходатайство Аграновского об обращении в Конституционный суд и исключение из дела показаний Лебедева. Прокурор уверен, что ходатайство вообще не имеет отношения к делу, т. к. исследуется дело не в отношении Лебедева, а в отношении других подсудимых.

Прокурор считает, что ходатайство не обосновано, т. к. не одни доказательства суд не принимает на веру автоматически. Он также обращает внимание, что в России по таким делам преюдиции нет, значит дело Лебедева не влияет на исход дела Удальцова и Развозжаева.

13:04 Удальцов уверен, что они с Развозжаевым могут пострадать от пробела в законодательстве, позволившего следствию манипулировать Лебедевым.

12:59 Удальцов считает, что Полозов может уйти с заседания в 17:00. "Мои права и так нарушены, так как нет части моих защитников", — замечает обвиняемый. Ходатайство Аграновского об обращении в Конституционный суд поддерживают остальные адвокаты и оба обвиняемых.

"Вместо тридцати серебреников используется более мягкое наказание. Для меня очевидно, что Лебедев превратился из Константина Владимировича в Константина Иудовича", — комментирует сделку со следствием Лебедева подсудимый.

Судья предупреждает, что слова Удальцова могут быть использованы в деле и предостерегает его от резких высказываний. Удальцов замечает, что Лебедев был скован приговором, который ему посулили, и фактически шел на поводу следственных органов. "Он пошел на сделку с совестью", — уверен Удальцов.

12:55 Полозов уверен, что в законодательстве действительно есть лакуна, связанная с порядком исследования дел, если один из обвиняемых заключил сделку со следствием. Он уверен, что этот вопрос должен разъяснить Конституционный суд.

Защитник Федорченко говорит, что заседания постоянно задерживаются, доставка затягивается, СИЗО-5, где находится Развозжаев — "одно из самых балаганных СИЗО Москвы". Адвокат уверен, что Развозжаева следует перевести в другое СИЗО, и тогда он сможет полноценно участвовать в процессе, т. к. не будет мучиться от плохого самочувствия.

12:54 Судья переходит к рассмотрению ходатайств. Адвокаты Полозов и Аграновский обращают внимание суда на то, что Развозжаев уже ни раз сообщал суду о своем плохом самочувствии. Именно с этим связана его просьба о переводе в другое СИЗО.

12:53 Аграновский просит судей обратиться в конституционный суд для разъяснения этой ситуации и выяснения, насколько конституционным является использование показаний Лебедева при исследовании делу Удальцова и Развозжаева.

12:49 Аграновский цитирует слова генпрокурора Чайки об "уродливой форме", которую сделки со следствием приобретают в России. Чайка в Думе говорил о том, что даже ложные показания, оговор по факту могут помочь обвиняемому избежать наказания. Чайка также отметил, что следствие сначала делает поблажки согласившемуся на сделку и только потом выносит решение по делам лиц, которые в сделку не вступили. По мнению генпрокурора, сначала решение должно приниматься по делу тех, кто не шел на сделку со следствием.

12:46 Аграновский замечает, что органы судебного следствия обещали Лебедеву более мягкое наказание, если он даст показания на Развозжаева и Удальцова. Адвокат уверен, что это противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, ущемляет защиту. Аграновский также считает, что такое "сотрудничество" противоречит закону в том, что касается людей, еще не признанных виновными, но органы следствия действовали по отношению к Удальцову или Развозжаеву как у лицам, чья вина доказана.

12:43 Аграновский замечает, что в деле есть документ, фиксирующий соглашение между Лебедевым и органами следствия. По нему он должен был рассказать о действиях Удальцова и Развозжаева, направленных на организацию массовых беспорядков, предоставить видеозаписи подготовки к массовым беспорядкам, связанных с ними переговоров и т. д. Условия, видимо, были выполнены, и Лебедев, осужденный по этому же делу, получил срок ниже минимального, предусмотренного законом.

12:40 Аграновский ходатайствует об исключении из материалов дела как недопустимых доказательств всех протоколов допросов Лебедева, а также других документов, связанных с этим свидетелем.

12:39 Адвокат Полозов ходатайствует о том, чтобы его отпустили с заседания в 17:00 на апелляцию бывшей участницы Pussy Riot Екатерины Самуцевич.

12:38 Суд просит Развозжаева сослаться на ту или иную норму права. Развозжаев говорит, что судья едва ли найдет норму права, запрещающую ему участвовать в процессе по видеосвязи.

12:36 Развозжаев просит, пока его не перевели из СИЗО-5 в СИЗО-1, разрешить ему участвовать в заседаниях по средствам видеосвязи. Подсудимый говорит, что его самочувствие не позволяет ему полноценно участвовать в процессе после многочасовой доставки в суд и из суда (Развозжаева будут около 6 утра, в камеру он попадает в 12 ночи).

12:33 Развозжаев ходатайствует о том, чтобы часть материалов дела (медицинские документы Развозжаева) в копиях были предоставлены ему в СИЗО. Судья прерывает Развозжаева и говорит, что уже разрешил это ходатайство. Развозжаев говорит, что ходатайство другое, чтобы судья заверил копии этих документов. Судья его вновь прерывает.

Развозжаев хочет сообщить о каких-то нарушениях со стороны следователей, но судья говорит, что этот вопрос разрешен.

12:30 Прокуроры просят допросить сегодня Лебедева. Замашнюк хочет сначала заслушать все ходатайства сторон.

12:28 Замашнюк не согласен, что дело строится на показаниях Лебедева. Он говорит, что "по закону все доказательства равны между собой".

Замашнюк передергивает слова адвокатов и замечает, что если Москаленко "изучала показания Лебедева", то, "исходя из этого, другие защитники с ними не знакомы", что не соответствует истине". Судья говорит, что Денисов и Москаленко вступили в дело только на стадии суда, значит не могут быть лучше знакомы с показаниями Лебедева, поскольку они появились в деле на стадии предварительного следствия.

Замашнюк говорит, что адвокаты сами сделали свой выбор не присутствовать в зале.

12:26 Коллегия судей под председательством судьи Замашнюка принимает решение не откладывать заседания. Замашнюк ссылается на "Кодекс адвокатской этики". Судья говорит, что адвокат не должен браться за дело, если у него нет на него времени. Замашнюк также указывает, что адвокаты должны заранее предупреждать суд о том, что их не будет на заседании. "Но они не представили ни одного уведомления, ни одного оправдательного документа, объясняющего их неприбытие в суд", — говорит судья.

12:24 Прокуроры возражают против того, чтобы заседание было отложено из-за отсутствия части адвокатов. Они указывают на то, что обоих обвиняемых представляют несколько "профессиональных адвокатов".

12:23 Адвокат Полозов говорит, что все дело строится исключительно на показаниях Лебедева, поэтому слушать его без остальных адвокатов нельзя. С ним солидарны остальные защитники.

12:21 Адвокат Аграновский говорит, что сторона обвинения не обязана сообщать заранее, кто будет допрошен, но Лебедев — ключевой свидетель, поэтому адвокат просит войти в положение стороны защиты. Аграновский говорит, что адвокаты ведут себя на процессе "конструктивно", а обвинения Удальцову и Развозжаеву предъявляются тяжкие, ситуация "чрезвычайная".

12:19 Адвокат Волкова говорит, что Москаленко болеет. Удальцов напоминает, что сторона обвинения обещала, что будет предупреждать заранее о том, кто будет допрошен, но о допросе Лебедева никто не предупреждал.

Развозжаев также уверен, что слушать показания ключевого свидетеля без всех адвокатов нельзя. Сегодня также отсутствует адвокат Денисов, представляющий интересы Развозжаева.

12:16 Заседание начинается. Возможно, сегодня на заседании будет допрошен Константин Лебедев. Его адвокат присутствует в зале. Сергей Удальцов говорит, что допрос не может быть проведен без участия адвоката Каринны Москаленко, которая сегодня отсутствует. Обвиняемый ссылается на то, что Лебедев — ключевой свидетель и его показания, данные на следствии, подробно изучала как раз Москаленко.

Каспаров.Ru ведет прямую трансляцию четвертого заседания Московского городского суда по делу об организации массовых беспорядков в отношении оппозиционеров Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. Ожидается, что на этом заседании будет допрошен Константин Лебедев, который обвинялся вместе с Удальцовым и Развозжаевым, полностью признал свою вину и дал против них показания.

Ранее на заседании по делу Развозжаева и Удальцова были допрошены трое "потерпевших" омоновцев. Никто из них не видел обвиняемых на Болотной, но один внезапно "вспомнил" голос Удальцова, призывавший идти на Кремль. Пресловутые призывы штурмовать Кремль из другого полицейского попытался вытянуть лично судья.

18 февраля коллегия из трех судей Мосгорсуда начала рассмотрение по существу дела оппозиционеров. Судьи отклонили ходатайства защиты об отложении процесса для ознакомления с материалами дела.

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы раздела
  • 24-02-2019 (18:45)

"В России надо жить долго. И счастливо, желательно. Но главное — долго"

  • 08-12-2018 (10:01)

Второй день VI Форума свободной России

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...