Гарри Каспаров (Фото: Каспаров.Ru)
  • 16-08-2014 (13:10)

Будущее шахмат, но не ФИДЕ

Гарри Каспаров об итогах выборов президента ФИДЕ

update: 16-08-2014 (14:03)

Начав 7 октября в Таллинне кампанию по борьбе за пост президента ФИДЕ, я объявил своей целью подъем нашей игры на высочайший уровень в общественном сознании, на тот уровень, которого она, по моему мнению, заслуживает. И хотя на выборах президента ФИДЕ, состоявшихся 11 августа в Тромсё, я потерпел поражение, в рамках моей кампании была проделана огромная работа по развитию шахмат в мире. За эти 307 дней собралась потрясающая команда, от членов моего президентского билета до глав федераций, их сотрудников и волонтеров по всему миру. Видя их неутомимую и искреннюю любовь к шахматам и готовность помогать людям, я испытываю чувство огромной гордости.

Если итог нынешних выборов не внушает оптимизма по поводу будущего шахматного мира, то чаяния этих талантливых и отзывчивых людей возвращают мне веру. Хочу выразить свою признательность и болельщикам, делавшим все возможное – от писем в федерации до активности в социальных сетях.

Пусть мы не изменили ФИДЕ, но мы изменили к лучшему мир шахмат – и мы будем продолжать это делать. Благодарю и своих щедрых спонсоров и инвесторов, сделавших возможной эту грандиозную мировую кампанию.

Моя кампания была направлена на то, чтобы расширить горизонты шахмат и обеспечить их будущее – успешное будущее в мире с постоянно растущей конкуренцией между различными видами деятельности. Моими задачами были привлечение в игру спонсоров, образовательных инициатив и новых технологий, а также укрепление национальных федераций. Ни на миг не поверю, что итог выборов как-то связан с недостатками нашей программы, конкретных членов моей команды или одного из наших успешных проектов.

НОВОСТИ
Реклама
Реклама

Печальный вывод заключается в том, что неустанная работа, большие идеи и миллионы долларов инвестиций в развитие мировых шахмат ныне почти никак не связаны с победой на выборах в ФИДЕ. Именно это ужасное положение дел мы и собирались изменить.

Конечно же я никогда не питал иллюзий. И с самого начала знал, что шахматная политика, особенно в ФИДЕ, была во власти людей, заинтересованных не в успехе шахмат и шахматистов, а лишь в увеличении собственной власти. Мы видели свой шанс получить победное число голосов в создании коалиции между лидерами федераций, настроенных на реформы, и людьми, уставшими от невыполненных обещаний и застоя. Увы, мы были далеки от истины: результат показывает, что проблема куда глубже и шире, чем я полагал в октябре или даже утром в день выборов.

В предвыборной речи на Генеральной ассамблее я изложил делегатам свое видение ФИДЕ, которая должна поддерживать федерации так, чтобы они становились сильнее. Никто не сомневался в реальности спонсорских планов, о которых я говорил, ибо они уже начали реализовываться в ходе моей кампании. А Илюмжинов в ответ использовал свою речь, чтобы посмеяться надо мной и над всеми, кого волнуют шахматы и кому надоели пустые обещания. Все присутствующие знали, что из его уст звучит ложь, становясь эхом в зале. В тот момент я понял, что на этих выборах речь кандидата не имеет значения и что для нынешней администрации ФИДЕ развитие шахмат – пустой звук. Илюмжинов мог сказать что угодно – его сторонники все равно поддержали бы его. Их выбор был предрешен задолго до Тромсё, и мало кто думал при этом о процветании шахмат.

Я сразу же пожалел о своей дружелюбной и ободряющей речи и о том, что выступал перед Илюмжиновым. Захотелось вернуть эти 15 минут, чтобы заявить о коррупции, отравляющей нашу игру почти два десятилетия, и вдобавок пристыдить делегатов, которые так активно голосуют лишь в собственных интересах, а не в интересах шахматистов их стран. Такая речь, возможно, не добавила бы мне голосов, но была бы гораздо более искренней, и я бы чувствовал себя гораздо лучше – и тогда, и сейчас.

В ходе этой кампании я столкнулся с тремя главными проблемами. Первая – механизмы управления в ФИДЕ, злоупотребления властью, из-за чего исчезали голоса, а избирательная комиссия стала марионеткой. Это не явилось сюрпризом, но поначалу я верил, что имею достаточно ресурсов для преодоления этой проблемы – это я, в общем, и пытался сделать. И еще два фактора, мною недооцененных. Я ожидал вмешательства Кремля, но не мог себе представить масштабов этого вмешательства и того, насколько восприимчива к нему Европа. При этом я не ожидал, что многие, даже самые крупные, федерации будут настолько противиться изменениям. Они видели в Илюмжинове угрозу, но искали оправданий для того, чтобы сохранить статус-кво.

Последние два фактора, в частности, подорвали ту базу, которая, как я думал, была у меня в начале: это концепция "анти-Кирсан", антикоррупция, множество федераций с демократическими традициями и большим количеством игроков, заинтересованных в поддержке. Возможно, эта база по-прежнему существует, но сейчас она очень мала, ибо, когда приходит год выборов, почти каждая федерация готова заключить небольшую сделку с эмиссарами Илюмжинова. Я гарантировал деньги в обмен на поддержку реформ и спонсорство в обмен на активность и мероприятия. Но многие, очевидно, предпочли просто деньги, не требующие ответственности и активности, независимо от того, что это значит для шахмат.

Хотя Европа стала для меня "потерянным континентом", за время кампании я заново открыл для себя Африку. Огромное впечатление произвели на меня многие игроки, преподаватели и руководители, которых я встретил в разных местах – от Абуджи до Занзибара. Они не боятся перемен! Они ищут их и борются за них на каждом шагу. Неутомимая работа никогда не проходит впустую, и хотя мы не победили здесь, в Тромсё, их энергия уже изменила шахматы в Африке и скоро изменит мир. А я буду гордиться тем, что принял в этом участие. Наша борьба не закончена. Как сказал Нельсон Мандела: "Ни разу не упасть – не самая большая заслуга в жизни. Главное – каждый раз подниматься". Африка поднимается!

На моих постерах в Тромсё был правильный слоган: "Каспаров – будущее шахмат". Именно так, а не "будущее ФИДЕ". В конце концов, развитие и перемены в шахматном мире изменят ФИДЕ. Очевидно, что ФИДЕ не может измениться сама. Потребуется больше затрат и больше усилий на местах. Те, кто по-настоящему любят шахматы, должны стать шахматными администраторами. Я не раз говорил о необходимости создания базы игроков, способной поднять весь шахматный мир, – то же самое касается и шахматной политики. Придут тысячи хороших людей и в итоге вытеснят плохих. Вы можете прийти и сделать это! Найдите способ бороться за шахматы! Энтузиасты должны работать в своих шахматных сообществах и изменять свои федерации так, как того заслуживает наша игра.

Еще раз благодарю свою команду, болельщиков и замечательных организаторов, которые были принимающей стороной последние две недели здесь, в Норвегии. Летнее солнце над Тромсё никогда не зайдет, так же, как никогда не зайдет и солнце над шахматной игрой.

Гарри Каспаров
14 августа 2014
Тромсё, Норвегия

Гарри Каспаров

Реклама
Материалы раздела
  • 05-12-2014 (00:25)

Еврокомиссия сделает все, чтобы Россия снова стала стратегическим партнером

Реклама