В Киеве 4 декабря прошла пресс-конференция Гарри Каспарова, посвященная его первому визиту в Украину после победы Майдана Достоинства. В ходе пресс-конференции 13-й чемпион мира по шахматам рассказал о своем взгляде на перспективы обновленной Украины, возможных сценариях смены власти в России, будущей судьбе Крыма, кризисе российской оппозиции и нарастании военной агрессии. 

В начале выступления Каспаров отметил, что большую часть интервью в последнее время он дает на иностранных языках, и тот факт, что именно в Киеве он впервые за долгое время участвует в пресс-конференции на русском, в очередной раз опровергает постулаты российской госпропаганды о положении русского языка в Украине.

Каспаров считает, что главная задача Владимира Путина — удержаться у власти. Любой диктатор нуждается в мифологическом оформлении своих полномочий, и он не исключение. На фоне нарастающего экономического кризиса единственная козырная карта Путина, позволяющая поддержать имидж — внешняя агрессия, уверен политик. "Фюрер может позволить себе все, что угодно, кроме того, чтобы быть слабым", — замечает он. По мнению Каспарова, ухудшение ситуации внутри России приведет ко все большему ужесточению агрессивной внешней доктрины. В бедах России Путин продолжит обвинять весь мир и внутренних врагов, полагает политик.

Каспаров отмечает, что многое из того, что Путин говорит в открытую, реализуется, даже если кажется, что это порождения воспаленного сознания. Политик напоминает, что речь о несамостоятельности Украины, аннексии Крыма и создании так называемого "русского мира" велась задолго до произошедших событий. "Это поток сознания, который демонстрирует его готовность совершать все новые шаги на пути эскалации", – замечает политик.

После многих лет своего отождествления с Германией, Гитлер считал, что его личная катастрофа станет крахом Германии, напоминает Каспаров. Сейчас с экранов телевизоров звучит сходная риторика о том, что Россия — это Путин. "Есть опасность, что этот психоз, который охватывает сначала ближайшее окружение диктатора, а дальше — всю нацию, может быть неостановим", — замечает политик. Причем существенное отличие этих ситуаций в том, что у Гитлера не было ядерного оружия, а у Путина оно есть.

Однако при всей агрессивности режима, по мнению Каспарова, на сегодняшний день полномасштабное вторжение в Украину маловероятно. Он полагает, что Афганский синдром еще живет в памяти людей, и цена, которую пришлось бы заплатить за открытое вторжение, могла бы стать смертельно опасной для режима. Об этом можно судить по реакции общества на первых 500 погибших российских военных. Тем не менее Каспаров уверен — Путин вынужден будет двигаться вдоль границ советского периода, чтобы сохранить поддерживающий его миф.

Каспаров не исключает, что будут реализованы несколько сценариев. Россия может попытаться пробить сухопутный коридор к военной базе Гюмри в Армении или наращивать напряженность в Латвии и Эcтонии. В случае стран Балтии прямое военное вторжение Каспаров также считает маловероятным, поскольку речь идет о членах НАТО, но для нагнетания атмосферы может быть использован российский "анклав" внутри этих государств. Путину нужен конфликт и разрушение системы международных отношений, сложившихся после 1945 года, поскольку он надеется поймать крупную рыбу в этой мутной воде, уверен Каспаров.

Диктатуры, в которых все решения принимает один человек, погибают случайно, отмечает Каспаров. Ожидать медленного перехода от диктатуры к демократии было бы наивно, поскольку Путин зачищает все социально-политическое пространство и оставляет только то, что ему не мешает. Предсказать, когда именно такой правитель будет свергнут, тоже невозможно.

"Один прогноз можно сделать с уверенностью — Путин умрет в Кремле, но когда это случится — мы не знаем. Ухудшение экономической ситуации и изменения в международной ситуации могут оборвать его правление совершенно неожиданно", — уверен Каспаров. Конец всех диктатур известен, и это позволяет сохранять "исторический оптимизм", считает политик.

Каспаров подчеркнул, что в современной России не может быть оппозиции в таком виде, как она существует в Украине или США. Там оппозиция — политическая сила, которая, зарегистрировавшись, участвуя в дебатах и собирая деньги на избирательную кампанию может при благоприятном раскладе прийти к власти. В диктатурах это невозможно, тем более в диктатурах с ярко выраженными фашистскими чертами, как у путинского режима.

До выборов допускают только некоторые политические силы. У власти есть возможность не регистрировать неугодную партию, отнять регистрацию, воспользоваться муниципальным фильтром против оппонентов, а если не получится — просто посадить. По мнению Каспарова, оппозиционные политики, которые в таких условиях говорят, что в 2016 году будут участвовать в выборах, своими действиями подыгрывают Кремлю.

Политик напомнил о дискуссии внутри оппозиции в 2011 году. Алексей Навальный призывал избирателей поддержать на выборах любую партию, кроме "Единой России", а Каспаров был уверен в ошибочности такой стратегии, поскольку на практике ЛДПР, КПРФ и "Справедливая Россия" — часть существующего режима.

Наиболее вероятным сценарием смены власти в России Каспаров считает комбинацию массовых волнений и внутреннего переворота. По его мнению, часть российского истеблишмента не готова смотреть, как Россия закрывается от внешнего мира из-за политики "одного фюрера".

По мнению Каспарова, задача представителей оппозиционной мысли в сложившейся ситуации — вести просветительскую работу, напоминать людям, что жизнь в стране зависит от них, и они будут нести ответственность за происходящее.

Он уверен, что ощущение, что за любые действия, в том числе и за агрессию по отношению к Украине, придется платить, к россиянам пока не пришло. Многие участники оппозиционного движения заявляли, что западные санкции не должны касаться простых россиян. Каспаров с этим не согласен. По его мнению, люди должны почувствовать ответственность за происходящее, чтобы Россия наконец смогла выйти из замкнутого круга. "Не было суда над КПСС, не было запрещено КГБ, в итоге через 9 лет к власти пришел гэбэшник", — напоминает Каспаров.

Оценивая вероятность массовых протестов, политик не стал бы опираться на рейтинги. Каспаров отмечает, что когда он слышит про восьмидесятипроцентную поддержку политики Путина, его интригуют не согласные с волей власти, а те 20%, которые по телефону говорят незнакомому им человеку, что они против нее.

Он полагает, что смена власти может начаться с протестов в Москве. Все центры управления сегодня сосредоточены в этом городе. В такой ситуации, если средний класс Москвы не станет безропотно сносить падение уровня жизни, процесс может стать непредсказуемым с учетом отсутствия каких-либо организованных сил, противостоящих режиму.

Каспаров уверен, что власти готовы пойти на многое, чтобы удержаться на своих местах. Если раньше он говорил, что жить в России, имея политвзгляды, отличные от путинских, достаточно дискомфортно, то сейчас он полагает, что при возвращении в страну в лучшем случает его ждал бы домашний арест. Сейчас времена "Маршей несогласных" 2006-2007 годов он оценивает как "достаточно вегетарианские". "За что нам тогда давали пять суток, сейчас дают пять лет", — замечает политик.

Он уверен, что у власти нет "аллергии на кровь", и хотя лить ее просто так она не будет, если кровь нужна будет для удержания полномочий, перед этим не остановятся. Каспаров напоминает о взрывах жилых домов, неслучайно совпавших по времени с началом второй Чеченской войны.

Каспаров считает, что в случае массовых волнений Путин отдаст приказ стрелять. И главный вопрос в том, сколько людей будут готовы выполнить его указание. По мнению политика, сейчас до потенциальных исполнителей необходимо донести, что после хаоса наступит свой Нюрнберг. Нужно сделать все, чтобы готовых стрелять не оказалось.

Каспаров полагает, что сценарий, когда к власти попытается прийти армейское руководство или кто-то из КГБ, маловероятен. Он считает, что конец путинского режима приведет не к смене одного диктатора другим, а к гораздо более глубоким изменениям.

По мнению Каспарова, если в России соберется демократический парламент, для него вопрос Крыма "решится в течение 30 секунд" — полуостров должен быть возвращен в состав Украины. "Представим, что заговор против Гитлера удался и Клаус Штауфенберг заложил бомбу правильно. Началась постепенная денацификация. Но новое правительство говорит: "Вопрос Судет мы решать не готовы". Что бы подумали союзники?", — проводит гипотетическую параллель политик. Он отмечает, что такой подход противоречил бы нормам международной политики. Каспаров также напоминает, что по итогам подписанных Россией соглашений она не могла претендовать на полуостров. По его мнению, вопрос Крыма — это еще и вопрос восстановления доверия к России на международной арене, а этот процесс будет очень долгим и болезненным.

Политик отмечает, что некоторые люди при этом неизбежно понесут издержки, однако в аналогичных ситуациях за действия правительств всегда расплачиваются допустившие и одобрявшие их граждане, причем зачастую достаточно жестко, как это произошло в Германии.

При этом Каспаров уверен, что ключ к примирению Украины и России лежит в выборе европейского пути. Но сначала в любом случае необходимо вернуть Крым.

Политик считает, что Украина уже сделала европейский выбор, и, несмотря на тяжелое советское наследие и агрессию со стороны России, "тренд здесь позитивный". Каспаров рассматривает происходящее как завершение 1000-летней борьбы Золотой Орды и Киевской Руси и надеется, что победит последняя. Этим будет открыт европейский путь русского мира.

По мнению Каспарова, если Россия сохранится в нынешних географически границах, европейский путь — единственная возможность преодолеть угрозу исламского фундаментализма и поглощения Дальнего Востока и Сибири Китаем.

В ответ на традиционный вопрос, обыгрывающий его специальность, Каспаров отметил, что на данный момент ситуацию в мире нельзя сравнивать с шахматами. Эта игра имеет строгие правила, а сейчас один игрок все правила нарушает. Единственная уместная параллель — покер. "У Путина может быть две пятерки, но он ведет себя, словно у него флеш-рояль. А у Обамы может быть фул-хаус, но он все равно сбрасывает карты", — отмечает политик. По его мнению, на данный момент все западные партнеры "карты сбрасывают". Каспаров убежден, что политикой умиротворения диктатора не становить. Наоборот, чувствуя слабость, он думает, что может захватить еще больше.

"Мы как нормальные люди спрашиваем: "Почему?". А диктатор спрашивает: "Почему бы и нет?", — отмечает Каспаров. По его наблюдениям, многолетняя демонстрация слабости, в том числе и во время войны с Грузией, убедила Путина, что все сойдет ему с рук. По мнению Каспарова, правящая элита исходила из посыла, что и санкции не будут вечными, однако теперь начало наступать прозрение. В свою очередь, западные лидеры также видят, что жесткая позиция более эффективна. "Все упирается во многом в готовность лидеров западного мира противостоять агрессии. Пока они делают только первые робки шаги, но я думаю, что рано или поздно демократия даст адекватный ответ", — замечает он. 

Во время визита в Киев Каспаров встретится с представителями украинской власти и общественных организаций, бизнесменами, проведет открытый мастер-класс на тему "Стратегия в бизнесе как стратегия в шахматах". Он также устроит шахматные сеансы с украинскими школьниками и участниками антитеррористической операции.

Пресс-центр УНИАН