1 марта должен был пройти и планировался антивоенный и антикризисный многотысячный марш в Марьино, который активно готовил и выступал за его обязательное проведение, пусть даже на окраине города, Борис Немцов (не один, конечно, готовил, а с соратниками по РПР-ПАРНАС и гражданскими активистами). Основные лозунги марша в Марьино выражали протест против военной и политической агрессии России на Украине.

27 февраля Борис Немцов был демонстративно убит почти рядом с Кремлем. Что это убийство политическое — ни у кого нет сомнений. Убили самого яркого и активного лидера антивоенного движения и вообще самого яркого лидера среди всего оппозиционного движения. Ясно, что его смерь страшно ослабит все оппозиционное движение в целом, потому что Немцов играл в оппозиционном движении роль "дрожжей" и "закваски", нужной для того, чтобы "тесто оппозиции", в т.ч. его оппонентов в движении, поднималось и росло, а не было вялым. 27 февраля ночью, после убийства Немцова оргкомитет марша в Марьино решил провести его в центре города как политический марш протеста против убийства лидера оппозиции. Михаилу Касьянову удалось согласовать проведение траурного марше в центре города. Ходили смутные слухи, что мэрия запрещает на траурном марше любые политические плакаты. Оргкомитет по этому поводу тоже ничего внятно не сказал. Во всяком случае было ясно, что ПРИВЕЗТИ С СОБОЙ НА СЛАВЯНСКУЮ ПЛОЩАДЬ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЛАКАТЫ МЭРИЯ И ПОЛИЦИЯ НЕ ЗАПРЕЩАЛИ И ЗАПРЕТИТЬ ЭТО ПРОСТО НЕ МОГУТ. Если бы сегодня активисты РПР-ПАРНАСА и все те, кто планировали прийти 1 марта на марш в Марьино, пришли на Славянскую площадь на траурный политический марш протеста против убийства одного из главных политических лидеров оппозиции Бориса Немцова не только с цветами и флагами, но и с антивоенными и антикризисными плакатами, уже готовыми и сделанными для марша в Марьино, и всех, кто пришел с этими лозунгами и плакатами, полиция на Славянской площади не пропустила бы через рамки (как не пропустила сегодня меня с плакатом, на котором написано то, что безусловно думал и сказал бы на марше в Марьино, будь он жив, сам Борис Немцов: "Требуем от Путина прекратить политическую и военную агрессию России против Украины!"), нам всем НЕ НУЖНО БЫЛО БЫ ДОКАЗЫВАТЬ ПОЛИЦИИ, ЧТО СМЫСЛ ТРАУРНОГО МАРША ОСУЖДАЮЩЕГО ПОЛИТИЧЕСКОЕ УБИЙСТВО — заключается не только в цветах и во флагах с траурными ленточками, но и в этих плакатах, и что мы имеем право их нести.

Если сотни людей на Славянской площади с политическими плакатами в руках полиция не пустила бы сегодня через рамки, мы все вместе, подчеркиваю все вместе, просто могли на площади спокойно находиться ЧАС, ДВА или ТРИ, по крайней мере столько же времени, сколько другие люди, шли через рамки, не имея в руках ничего. Более того, если все пришедшие на Славянскую площадь 10-15 тысяч человек добровольно отказались бы проходить через рамки, до тех пор пока полиция не пустит на марш протеста людей с политическими плакатами я думаю, что 10 тысяч человек победили бы. Администрация президента или ФСБ, я не знаю, кто именно, дали бы распоряжение полиции пускать людей с плакатами на траурный марш протеста. А если бы не дали и не пустили — мы все тоже победили бы, поскольку на Славянской площади час, два, три находилось бы пятнадцать тысяч человек с сотнями политических плакатов, на которых написано то, что, останься он жив, сказал бы Борис Немцов на марше 1 марта в Марьино. И это был бы уже не траурный марш с цветами, а траурный политический митинг протеста на Славянской площади и с цветами, и с политическими плакатами. Почему мы этого сегодня не сделали сами? Ведь мэрия не запрещала принести с собой на Славянскую площадь плакаты, которые Немцов рассчитывал увидеть на марше 1 марта в Марьино.

Почему люди САМИ НЕ ДОГАДАЛИСЬ, НЕ ЗАХОТЕЛИ И НЕ СМОГЛИ ЭТО СДЕЛАТЬ? Только ли потому, что оргкомитет траурного марша не решился или не догадался и не призвал это сделать? Я понимаю, что от сопредседателя РПР-ПАРНАСА, бывшего председателя правительства Михаила Михайловича Касьянова — такого решения и такого хода ожидать было нельзя. А где же другие соратники и товарищи Бориса Немцова. И главное где были мы сами? Где наша воля к сопротивлению? Пройти молча несколько километров с цветами, с мыслями о том, что убит самый яркий лидер антивоенного и оппозиционного движения в России и что это убийство заказ лиц и околовластных структур, стремящихся максимально ослабить оппозицию или, раз полиция запрещает проносить через рамки политические плакаты на траурный марш протеста против убийства Немцова, остаться в знак протеста против этого запрета на Славянской площади?

Что должны и могли бы выбрать и сделать в этой ситуации сами люди, способные к самоорганизации? Я думаю, что мы могли и должны были бы остаться на Славянской площади с плакатами, не рваться через рамки, а спокойно стоять, разговаривать, слушать ораторов. Через два часа нас всех полиция либо бы пустила через рамки, разрешив нести плакаты, либо нет. Но никакого силового разгона 15 тысяч человек с цветами и плакатами, спокойно, без споров отказывающихся проходить через рамки без плакатов НЕ БЫЛО БЫ. Мы не сделали того, что мы могли и должны были бы сегодня сделать. Претензий к оргкомитету марша у меня в общем нет. Какие претензии могут быть к Касьянову? Претензии у меня ко всем, кто планировал и хотел прийти на марш в Марьино с плакатами и не взял их с собой на Славянскую площадь. Поэтому я говорю: "Простите всех нас, Борис Ефимович, за то, что на сегодняшний траурный марш протеста против Вашего убийства мы пришли только с цветами и флагами, без плакатов, подготовленных для марша в Марьино! В этом смысле мы Вас сдали, даже не попробовав явочным порядком высказать наши с вами законные требования — прекратить участие России в войне в Украине, освобождения Савченко и т.д.! Мы еще не гражданское общество!"

Юрий Самодуров