Один из лидеров российской оппозиции Алексей Навальный дал интервью газете The Washington Post, в котором выступил против поставок вооружения украинской армии, указав при этом на необходимость значительного расширения индивидуального санкционного списка. Мне, как человеку, недавно выступавшему в Сенате США как раз с призывом к поставкам оборонительного вооружения Украине, представляется необходимым отреагировать на заявления Алексея и зафиксировать ряд существенных, на мой взгляд, моментов.

Безусловно, призыв к расширению санкций не может не заслуживать всяческой поддержки, а разговоры про доведение санкционного списка до 1000 семей могут кого-то воодушевить. Однако для тех, кто реально оценивает положение вещей в западном истеблишменте, очевидно, что такой уровень санкций ни на сегодняшний день, ни в обозримом будущем попросту невозможен. Здесь требуется масштаб политической воли, которого ни в США, ни в Европе не наблюдается даже близко, и это не говоря о колоссальных препятствиях юридического характера.

В условиях реальной угрозы продолжения российской военной агрессии упор на сдерживание Путина и его окружения путем усиления санкций уже явно недостаточен. В то же время поставка вооружений в Украину — конкретная мера, способная привести к заметному результату в относительно короткие сроки. Если украинская армия будет оснащена современным вооружением, цена военной агрессии для Путина резко возрастет, что на сегодняшний день является важнейшим сдерживающим фактором полномасштабного вторжения.

По мнению Навального, любые поставки оружия Украине бессмысленны, так как они не смогут оказать существенного влияния на ход войны с Россией. Но военное поражение — это не только разгром на поле боя. Советская армия в Афганистане отнюдь не была разгромлена, однако нескончаемый поток "грузов 200" оказался неподъемным даже для советской пропагандистской машины, функционировавшей в условиях практически полного контроля государства над всеми источниками информации.

Рассуждая об оборонном потенциале украинской армии, многие почему-то забывают, что на момент подписания Будапештского меморандума в 1994 году Украина обладала третьим в мире арсеналом ядерного оружия, имея более 1200 боеголовок (что, к слову сказать, превышает суммарный ядерный потенциал Англии, Франции и Китая). Разоружение этой бывшей советской республики в обмен на гарантии территориальной целостности, предоставленные Россией, США и Великобританией, являлось одним из важнейших шагов по формированию нового мирового порядка, возникшего после распада Советского Союза.

В этой связи аннексия Крыма и де-факто военная агрессия Россия на юго-востоке Украины выходят далеко за рамки проблем российско-украинских отношений и являются вызовом всей современной системе международной безопасности. Отказ предоставить Украине, лишенной своего ядерного потенциала, даже противотанковое оружие явится недвусмысленным сигналом для всех стран, находящихся в зоне действующих или потенциальных конфликтов — единственной гарантией суверенитета является только обладание атомным оружием.

Сегодня мы оказались в ситуации, когда только хорошо вооруженная украинская армия, готовая дать отпор российскому вторжению, представляет собой единственный шанс остановить дальнейшую агрессию и спасти тем самым тысячи, если не десятки тысяч, жизней граждан как Украины, так и России. На фоне довольно вероятного очередного наступления российских войск вольно или невольно призыв Навального не поставлять вооружение в Украину играет на руку Путину и его пособникам.

Украинцы в героической борьбе с марионеточным режимом Януковича завоевали себе свободу и не дали своей стране превратиться в периферию кремлевской диктатуры. На этом фоне ничего кроме изумления не могут вызывать посягательства со стороны представителей российской оппозиции, упустившей свой исторический шанс, на право защиты украинцами своего отечества от поработившего Россию фашистского режима.

Мы много раз становились свидетелями отношения Путина к Украине как к "недогосударству" и недавнее его заявление о том, что русские и украинцы являются "одним народом", органично вписывается в привычную риторику российского диктатора.

Увы, очередные высказывания Навального в отношении Украины вынуждают признать, что в его позиции прослеживаются схожие формы имперского мышления, отводящего Украине роль государства второго сорта, судьба которого должна рассматриваться как продолжение российской политики.

Не случайно в своем известном гастрономическом пассаже про Крым он сделал упор не на необходимость восстановления грубо попранных норм международного права, а опирался на итоги опросов российского общественного мнения.

Подобная позиция сколь безнравственна, столь и политически бесперспективна: невозможно добиться свободы для своего народа, отрицая право других народов на свободу.

Гарри Каспаров