Напомню: ночью 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту у стен московского Кремля был убит Борис Немцов. Ночью 24 марта место подлого убийства, ставшее мемориальным для многих тысяч порядочных людей и с конца февраля усыпанное цветами памяти, было осквернено участниками патриотического движения "SERB". В принципе, на этом можно было бы поставить точку. Лента новостей, заявления Яшина, всё сказано, но все-таки рискну добавить несколько соображений.

Осквернение могил — дело в России, увы, не столь теперь редкое. Безусловно, случается это и в других странах, особенно с неустоявшимися понятиями о добре и зле, но при этом осквернение свежих, ещё кровоточащих, является редчайшим случаем. То, что произошло в очередной раз у стен Кремля, — знаменательно и стоит особняком. Случившееся прежде всего показывает не настроение людей, а то, что, как и само преступление, убийство — это угодно власти. В этом месте что-то можно совершить только как минимум с молчаливого согласия и одобрения властей. Повторюсь, слишком много на этом месте камер, "топтунов", представителей различных спецслужб находится в круглосуточном бдении. Уверен, желающих рисковать даже 15 сутками тюрьмы за "мелкое хулиганство" не так уж много.

Противники скажут: "Что это вы — демократы развязали борьбу с памятниками в 91-м", и будут неправы. Мы, а точнее стихийно осознавший случившееся народ, пытался расквитаться с историческими долгами. Войну с человеческой и исторической памятью развязали в 1917 году большевики. Именно они начали зачищать площади и страницы истории, снося памятники и предавая забвению исторически важные имена и события. Для чего это было нужно? Для того, чтобы заполнить всё пространство 1/6 части суши новой коммунистической верой. Монументами истуканов с протянутыми руками, залитыми кровью. До сих пор множество памятников извергам, и прежде всего главному кровопийце, покрывают постсоветское пространство. Мы, живущие тут, вынуждены ежедневно ходить по улицам, носящим их имена, писать их в анкетах и на конвертах с письмами — и слушать время от времени возмущение в российских СМИ по поводу справедливого сноса подобных памятников в тех или иных странах, избавляющихся от советского диктата. Что можно спрашивать с тех, кто воспитан на такой эстетике и на такой истории? Они жертвы этой, уже почти столетней, политики. Будет ли изменение? До тех пор, пока большая часть населения является потомками тех, кто реализовывал гигантский план человеконенавистничества — надеяться на это сложно. Как минимум нужно, чтобы было осознано совершенное против народа и страны преступление, но для этого нужна история академика Пивоварова, а не "докторов" Мединского и Нарочницкой. Есть ли на это шанс? В свете ежевечерних шоу и процветания внуков и правнуков "Шарикова" — боюсь что нет. Значит мы должны быть готовы, что "серб" или "serb" будет продолжать свою кровавую грязную работу, схожую с работой "меча революции".

P.S. Мемориал на Большом Москворецком мосту восстановлен. У тех, кто вынужден был пройти сквозь Архипелаг ГУЛАГ, и у тех, кто помнит и понимает реальную, а не сочинённую историю, тоже есть внуки и правнуки.

Григорий Амнуэль