Антизападничество, антиамериканизм, антилиберализм, неприкрытый шовинизм, всякие анти- и фобии нормальных, общечеловеческих категорий и ценностей стали "плотью и кровью" путинской России.

Причем этим страдают не только обманутые кремлевской пропагандой простые люди, но и более образованная прослойка, деятели культуры и науки, даже академики, что только свидетельствует о морально-нравственном градусе современного российского общества, пытающегося противопоставить себя окружающему миру.

Один из таких академиков — С. Глазьев, являющийся советником Путина, в знакомом антиамериканском духе разразился статьей в трех частях, опубликованной в Военно- промышленном курьере — "Окно в Азию. Последняя геополитическая партия: США начинают и проигрывают".

Статья от начала и до конца пронизана псевдоисторическими параллелями, передергиванием фактов, инсинуациями, взаимоисключающими пассажами и пользующимися сейчас спросом в России откровенным великодержавным шовинизмом.

Нет смысла пересказывать отдельные положения и выводы очередного "труда" Глазьева, которые подходят разве что в качестве лекции студентам-первокурсникам вузов, озабоченных наряду с учебным процессом еще и "патриотическим воспитанием" молодежи.

Те, кто знаком с "творчеством" и публичными высказываниями Глазьева по многим проблемам, включая исторические, которые, кстати, не входят в сферу его прямых профессиональных интересов, могут задаться вопросом: а зачем академику вновь и вновь повторять избитые штампы о вековой заинтересованности англосаксов и прочих нерусских в уничтожении "святой" Руси?

Но намерения академика видны невооружённым взглядом — он стремится осовременить эту "угрозу", придать ей некий неизменный тренд в процессе глобального экономического развития.

Вот его исходный посыл: "Неизменной в нем, по меткому выражению президента России Владимира Путина, остается только геополитика. Ее антироссийская суть не изменилась ни после распада мировой социалистической системы, ни после краха СССР, оставаясь такой же, как и во времена Российской империи. Возникает вопрос о причинах неизменной русофобии англосаксонской, германской да и в целом западной геополитической школы. Без ответа на него невозможно ни объяснить сегодняшнюю антироссийскую истерию на Западе, ни тем более спрогнозировать дальнейшие действия его политиков".

Из этого пассажа, отдающего больным воображением, видно, что на этот раз многоликий Глазьев выступает не только в образе академика, но прежде всего советника Путина, вернее апологета путинского неосоветского чекистского реванша, закамуфлированного под идеологию "вставания с колен и противодействия Западу".

При этом он сознательно путает очевидные вещи, и антизападную истерию в России выдает за мифическую "антироссийскую истерию" на Западе и сокрушается невозможностью спрогнозировать действия западных политиков (?!).

Последнее вообще выглядит забавным, в стиле совкового сознания Глазьева: действия западных политиков, которые функционируют на основе выборности и сменяемости, в отличие от советских и российских пожизненных вождей, легко поддаются прогнозированию. Это — аксиома и ставить ее под сомнение — не лучшая характеристика академику, считающемуся к тому же известным российским политиком.

Претенциозное "Окно в Азию" — это не что иное, как противопоставление петровскому "Окну в Европу", намек на поворот путинского режима на Восток, где он в "сотрудничестве" с Китаем якобы нанесет последнее геополитическое поражение США. Ну что же, выдавать желаемое за действительное — это хроническая болезнь многих российских "патриотов" широкого диапазона.

А действительное состоит в том, что Путин и компания вынуждены "прорубать окно" в Азию уже в прямом смысле этого слова, а не в смысле исторического выбора или идеологической прерогативы: в Европе уже поняли, что у демократических, либеральных идеалов и принципов не может быть ничего общего с чекистскими методами коррупционного государственного устройства и агрессивной внешней политики.

Путин "бежит" на Восток — в Азию не от хорошей жизни. Он бежит туда, чтобы продлить жизнь своему прогнившему, антинародному, клептократическому режиму, которому нет места в приличном международном сообществе, олицетворением которого являются страны, придерживающиеся евроатлантических ценностей. Режиму, которому удалось взять реванш во второй половине 90-х годов, заглушить ростки демократических преобразований в России, не допустить трансформацию в нормальное правовое государство, превратив его в чекистскую, сугубо меркантильную корпорацию.

Чекисты, как известно, уже однажды были во главе государства. Если бы не смерть Ю. Андропова, процесс гниения Советского Союза затянулся бы надолго, с вероятными тяжелыми последствиями. Между тем, как показали дальнейшие события, наследники Андропова, сменив декорации, объявили себя либералами и верующими, готовясь к будущему реваншу.

Нынешнее нахождение у власти представителей спецслужб затянулось надолго. Причин этого множество, главная из которых состоит в том, что Путину и его пропагандистскому аппарату путем манипулирования общественным мнением удаётся отождествлять чекистскую философию с мифическим укреплением государства, представить ее в качестве альтернативы чуждому России либеральному развитию, которое Путин охарактеризовал как лихие 90-е.

Немалую "медвежью услугу" путинскому режиму оказывают и представители "патриотической научной мысли" наподобие академика Глазьева, которые своими "советами и предложениями", с одной стороны, легитимизируют правление режима, с другой, как ни парадоксально, работают на его загнивание.

Достаточно привести выдвигаемые "государственником" и державником" Глазьевым такие идеи, как усиление государственного регулирования экономики, восстановление Госплана, дедолларизация экономики путем печатания рублей, национализация финансово-банковских институтов, создание собственной платежной системы, полная сдача государству валютной выручки предприятиями и компаниями и другие антирыночные меры автаркического характера.

Большинство этих идей и мер перекликаются с путинскими демагогическими и популистскими заявлениями и ласкают слух обывателей — сторонников неосоветского пути России, который начертал их кремлёвский кумир. Логично, что этот путь лежит не в Европу, где главенствует закон и право, а в Азию — на сотрудничество с коммунистическим Китаем.

Это будет последняя партия нынешнего кремлёвского режима, оказавшегося сейчас в полуизолированном положении. Однако поражение в этой партии будет намного тяжелее, чем то, которое постигло чекистов в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Смена декораций уже не поможет разлагающемуся режиму: идеологических лазеек становится все меньше.

Даже академики типа Глазьева, прогнозирующие "гибель" США, не способны отвлечь 20 миллионов россиян, находящихся за чертой бедности, о чем как-то не по-государственному обмолвилась вице-премьер О. Голодец.

Клептократическое окно, а также двери, открытые нынешними "защитниками" России от агрессивного Запада, будут наглухо закрыты, с тем чтобы больше не смог повториться очередной позорный гебистский реванш, который уже больше не сможет выдержать Россия.

Вот об этом надо говорить всевозможным академикам и ученым, а не ждать до бесконечности мифического "геополитического поражения" США.

Хотелось бы напомнить академику-экономисту Глазьеву, увлекающемуся историей, главу 10 Библии, где говорится "Кто копает яму, тот упадет в нее, и кто разрушает ограду, того ужалит змей".

Кямран Агаев