Этот текст был написан некоторое время назад. Я долго размышлял, публиковать его или нет. Меня смущало, что на ряд поставленных мною вопросов сам я не в состоянии пока дать ответы, поскольку не имею доступа к информации, хранящейся в компьютерах американских и российских правоохранительных органов и спецслужб, а без доступа к этой информации я рисковал ошибиться в нюансах. Но я живу в Бостоне с 1978 года и люблю этот город, всегда молодой и счастливый, университетский, медицинский, финансовый и компьютерный центр страны, один из самых либеральных городов Соединенных Штатов и "самый европейский город" США. Я посчитал, что публикация этого текста – мой долг перед Бостоном и теми, кто пережил апрельский теракт 2013 года.

15 апреля 2013 года в Бостоне произошел теракт. По прошествии двух лет дело о нем было закрыто, а террористы – наказаны: один убит, другой – приговорен к смертной казни. Однако определены и покараны были лишь два исполнителя бостонского теракта, хотя неправильно предполагать, что всю операцию задумал, спланировал и произвел один человек – 26-летний Тамерлан Царнаев – при помощи своего послушного 19-летнего брата Джохара. Я попробую показать, что общепринятая теория заговорщика-одиночки ошибочна, что круг заговорщиков был шире, и за терактом на финишной прямой Бостонского марафона может стоять нынешний президент Чеченской республики Рамзан Кадыров и его спецслужбы.

Чтобы лучше понять истоки этого теракта я хотел бы напомнить об еще одном преступлении, похороненном американскими правоохранительными органами, о преступлении до сих пор официально остающемся нераскрытым. Примерно в пяти минутах от того места, где в апреле 2013 года, вскоре после теракта, происходила перестрелка между полицией и братьями Царнаевыми, в районе Бостона, именуемом Уолсам (Waltham) несколько ранее были убиты три человека: 25-летний Брендан Месс (Brendan Mess), 31-летний Эрик Вейсман (Erik Weissmann) и 37-летний Рафаэль Текен (Raphael Teken). Они были убиты в доме Мессы по адресу 12 Хардинг-авеню (Harding Ave.). Всем троим перерезали горло. На месте преступления были разбросаны деньги и марихуана; полиция посчитала преступление разборкой наркодельцов и оставила его нераскрытым.

Тамерлан Царнаев был близко знаком с Мессом. Они дружили и были партнерами на ринге на тренировках. Подозреваемым в деле об убийстве какое-то время был близкий знакомый Тамерлана – Ибрагим Тодашев. Однако тогда полиция не нашла достаточных доказательств для обвинения. Она допрашивала и Тодашева, и Тамерлана Царнаева (как друга Мессы и Тодашева), но посчитала Тодашева непричастным к этому тройному убийству. Тамерлан Царнаев формальным подозреваемым, кажется, не был никогда, скорее, свидетелем. Важная деталь: трое убитых в Уолсаме были еще и музыкантами и в момент убийства репетировали как оркестранты. Тамерлан, по свидетельству его знакомых американцев-спортсменов, хорошо играл на фортепьяно и скрипке, так как в России, до иммиграции в США, учился музыке.

Вторично Тодашев стал подозреваемым по делу об убийстве в Уолсаме после бостонского теракта 15 апреля 2013 года. К тому времени 27-летний Тодашев жил во Флориде, в Орландо. 22 мая два сотрудника ФБР пришли к нему для очередного разговора. В ходе допроса Тодашев признался в убийстве трех человек, совершенном в Уолсаме, и указал на причастность к этому преступлению Тамерлана Царнаева.

Итак, после бостонского теракта 2013 года ФБР стало предполагать, что Тамерлан Царнаев мог быть причастен к тройному убийству на Хардинг-авеню. Становилось очевидно, что своих коллег музыкантов-спортсменов в 2011 году он не пожалел точно так же, как коллег-спортсменов в 2013-м.

Мне бы хотелось сосредоточить внимание на двух деталях, ускользнувших от взора бостонской полиции, расследовавшей убийство: на национальности жертв и дате преступления. Все трое пострадавших были евреи. Убийство в Уолсаме произошло 11 сентября 2011 года, в 10-летнюю годовщину сентябрьского теракта в Нью-Йорке. Это убийство не было разборкой наркоторговцев. Это был теракт, оставшийся незамеченным, нераскрытым и непокаранным. Если бы в 2011 году полиция Бостона или ФБР всерьез заинтересовались убийством трех бостонских евреев в 10-летнюю годовщину теракта 11 сентября, бостонский теракт 2013 года, возможно, никогда бы не состоялся.

Но вернемся к вопросу об организаторах и заказчиках теракта; точнее – двух терактов – 2011-го и 2013 годов. Три убитых в Бостоне в 2011 году еврея, кроме того, что у них был свой небольшой оркестрик, были спортсмены – боксеры и борцы, физически сильные молодые люди. Чтобы зарезать их, требовался большой опыт в перерезании горл. Видимо, у убийц, которых было несколько, этот опыт был.

Через четыре месяца после убийства, 12 января 2012 года, Тамерлан Царнаев вылетел в Россию и оставался там до 17 июля (по некоторым сведениям до 19 июля). С марта по июль 2012 года Тамерлан находился в Махачкале (Дагестане), куда в апреле 2012 года вернулся его отец, а в июне – мать. Неизвестно, где Тамерлан находился с 13 января до марта. Отец Тамерлана Анзор утверждал, что Тамерлан ездил в Чечню навестить родных и знакомых. Видимо, поездка в Чечню пришлась на январь-март 2012 года.

Уже после теракта 2013 года ФБР заявило, что по информации, полученной из ФСБ в марте 2011 года, Тамерлан был сторонником радикального ислама и резко изменился в 2010 году и готовился покинуть США. По мнению ФСБ Тамерлан планировал отправиться в Россию, чтобы стать террористом. Каким образом ФСБ получила информацию о мыслях и намерениях Тамерлана, остается только догадываться. Можно предположить, что ФСБ отслеживала связи дагестанских и чеченских мусульманских подпольщиков и выяснила, что на контакт с ними вышел Тамерлан Царнаев. Еще можно предположить, что у ФСБ среди знакомых или родственников Тамерлана в Бостоне был свой агент или осведомитель.

По свидетельству ФБР, документ, полученный из ФСБ, содержал очень скудную информацию. В ФСБ полагали, что Тамерлан становится экстремистом, но никаких подробностей, примеров и деталей сообщено не было. При этом ФСБ настаивала на задержании Тамерлана в случае его выезда из США. ФБР направило в Россию просьбу о дополнительной информации, но ответа не получило. Тем не менее из-за высказанных ФСБ опасений ФБР неоднократно беседовало с Тамерланом и членами его семьи, но не найдя очевидных доказательств преступной деятельности Тамерлана, оставило материалы ФСБ без последствий. Дело было закрыто в июне 2011 года. Второй запрос ФСБ был направлен в ФБР в сентябре 2011 года. Точная дата этого запроса неясна, поэтому непонятно, был ли он направлен в США до или после уолсамского убийства. Запрос не содержал принципиально новой информации и был оставлен ФБР без последствий. Однако вскоре после убийства и допросов Тамерлана, проведенных уже не ФБР (ФБР в расследование "мелкого" уолсамского убийства вовлечено не было), а полицией, 12 января 2012 года Тамерлан без каких-либо препятствий со стороны правоохранительных органов США покинул Америку. В целом опасная для него Россия, по сравнению с лежащим на нем подозрении в убийстве, совершенном в Уолсаме, становилась безопасной территорией, где можно было переждать окончание полицейского расследования.

Во время своего пребывания в Российской Федерации Тамерлан находился под пристальным наблюдением ФСБ. Благодаря этому стало известно, что он вступил в контакт с активистами дагестанского подполья 18-летним Махмудом Нидалем, палестинцем по происхождению, и 21-летним канадцем русского происхождения Вильямом Плотниковым. После того как 19 мая 2012 года Нидаль был убит в ходе спецоперации, Тамерлан съехал от родителей к родственникам и без особой надобности из квартиры не выходил. 13–14 июля 2012 года российские войска уничтожили в Дагестане двух руководителей дагестанского подполья – Ислама и Арсена Магомедовых и еще пятерых террористов. Среди этих пятерых оказался Плотников. Через несколько дней после гибели Плотникова Тамерлан уехал сначала в Грозный, затем в Москву, а из Москвы – в США.

Как это ни удивительно, но в произошедшем теракте в Бостоне помогает разобраться еще и недавнее убийство российского оппозиционного лидера Бориса Немцова в Москве. Уже сегодня в нашем распоряжении достаточно указаний на то, что убийство Немцова было организовано людьми президента Кадырова. Других подозреваемых на данный момент у следствия нет. Следует вспомнить, что нити очень многих убийств, произошедших не только в Российской Федерации, но и за ее пределами, например в Австрии и Турции, тоже ведут в Чечню к президенту Кадырову. Список этих заграничных убийств достаточно внушителен, о них много писала российская и мировая пресса. Из громких убийств в самой России следует назвать убийство известной журналистки Анны Политковской, много писавшей о преступлениях российской армии в Чечне, и расправу над соперничавшим с Кадыровым чеченским кланом братьев Ямадаевых.

Понятно, что вереница всех этих устранений – от застреленной в подъезде своего дома в день рождения Путина 7 октября 2006 года Политковской до убийства у Кремлевской стены 27 февраля 2015 года Немцова – не могла быть произведена Кадыровым без предварительного согласования с Путиным, являющимся гарантом Кадырова. Без одобрения Путина Кадыров за пределами Чечни не посмел бы пошевелить пальцем. Он самостоятелен лишь настолько, насколько эту самостоятельность допускает и поощряет президент России, по достоинству отмечающий деятельность Кадырова многочисленнысми наградами. Последний российский орден – Орден Почета – Кадыров получил в марте 2015 года за успешную организацию убийства Бориса Немцова. Так что Кадыров, безусловно, самый любимый и самый поощряемый Путиным политический деятель в России.

Впрочем, Кадыров получает деньги не только от Путина, но еще и из арабских стран, финансирующих Чеченскую мусульманскую республику Кадырова. Можно только догадываться о том, какие обязательства берет на себя в этой связи Кадыров. Бесплатных денег не дает ни Кремль, ни арабские эмираты.

Определив цепочку Кадыров – чеченские убийцы-террористы и отнеся к убийцам-террористам Тамерлана Царнаева, обратимся к самому сложному звену – организатору терактов на местах, буферу между Кадыровым и террористами. Применительно к Бостону речь идет об организаторе терактов 2011-го и 2013 годов. Поскольку и к первому, и ко второму теракту очевидным образом был причастен Тамерлан Царнаев, правильно предположить, что у этих терактов был один организатор. Кто же им был?

В апреле 2000 года в Вашингтон приехал Хасан Баиев. Биография его хорошо известна. Он родился 4 апреля 1963 года в Алхан-Кале (Ермоловке), в Чечне, недалеко от Грозного. С детства Хасан занимался дзюдо и самбо, подавал большие надежды, в 1980 году по спортивной квоте был принят в Красноярский мединститут. Закончил институт в 1985 году. В 1988 году вернулся в Чечню. В начале 1990-х приехал в Москву для повышения квалификации. В 1994 году, перед первой чеченской войной, снова возвратился в Чечню. Часть своей семьи: жену Зару Токаеву, детей и 90-летнего отца Хасан после начала военных действий вывез в соседнюю Ингушетию. Сестра и мать Баиева остались с ним в Чечне.

Баиев утверждал, что он был буквально единственным хирургом, оперировавшим в Чечне во время первой и второй чеченских войн, причем среди его пациентов были такие лидеры чеченских сепаратистов, как Шамиль Басаев и Салман Радуев. В начале 2000 года уставший от войны, операций и преследований Баиев уехал к семье в Ингушетию, там вышел на представителей то ли Human Rights Watch, то ли Doctors for Human Rights ("Врачи за права человека") – сам Баиев в разных интервью называет разные организации – и договорился с ними об иммиграции в США для получения политического убежища. В апреле 2000 года он прилетел в Вашингтон. Летел он, видимо, через Москву. В интервью одному красноярскому изданию 24 октября 2010 года Баиев вспоминал: "Последний раз я приезжал в Красноярск десять лет назад". Иными словами, перед отъездом в США в 2000 году из Ингушетии Баиев отправился в Красноярск, в Россию. Для спасавшегося от преследований человека маршрут должен был бы быть другим: Ингушетия – Грузия – Турция – Вашингтон.

В Вашингтоне Баиев находился примерно полгода, проходил, по его словам, реабилитацию в госпитале. Но уже в 2000 году Баиев из Вашингтона постепенно перебирается в Бостон, так что в госпитале в буквальном смысле он, конечно же, не лежал, и сколько времени он провел в самом Вашингтоне не вполне ясно.

В Бостоне первое время Баиев жил у преподавателя Массачусетского технологического института (MIT) Феликса Крейзеля, по политическим взглядам троцкиста. В Бостоне же 10 мая 2000 года состоялось первое выступление Баиева – в Русском центре Гарвардского университета. На выступлении в небольшой комнате присутствовало примерно 25 человек.

В эти дни Баиев познакомился с еще одним бостонцем – с бывшим американским корреспондентом журнала US News and World Report в СССР Николасом Даниловым (Nicholas Daniloff).

Здесь я должен сделать еще одно отступление. 2 сентября 1986 года в Москве по обвинению в шпионаже КГБ арестовал американского корреспондента Николаса Данилова. Шпионажем Данилов, разумеется, не занимался. После непродолжительных переговоров между США и СССР Данилов 23 сентября был освобожден и отправлен домой в Бостон. Так или иначе, Данилов находился в поле зрения КГБ/ФСБ по крайней мере с 1986 года, и психологический портрет Данилова был советскими/российскими спецслужбами давно составлен.

Данилов и его жена Рут стали помогать и покровительствовать Баиеву (в начале 2001 года с Баиевым в Бостоне воссоединилась его семья). Они поселили Баиевых на своей даче в Вермонте в Андовере (Andover), приняли самое непосредственное участие в организации его быта и написании и издании двух книг Баиева, вышедших в 2004-м и 2009 годах на английском и переведенных затем на другие языки. Можно с уверенностью сказать, что без помощи Даниловых Баиев никогда не стал бы известен за пределами узкого круга российских эмигрантов Бостона. Собственно, до 2004 года известен он был мало, и с самого начала "раскручивали" его исключительно Даниловы. Они же организовали в сентябре 2003 года выступление Баиева в Jamestown Foundation в Вашингтоне, анонсировавшее издание первой книги Баиева "Клятва".

Вскоре после того, как в Бостон переехали и окончательно в нем осели Баиевы, сюда же в 2001 году приехала еще одна чеченская семья – Царнаевых, поселившаяся у Баиевых и жившая там первые три месяца. . Согласно интервью Баиева от 24 апреля 2013 года, Царнаевы (родители и Джохар, без Тамерлана) три месяца жили в Бостоне у него дома. "Младший сын Царнаевых Джохар, ему тогда было семь-восемь лет, ходил в одну школу с моей дочерью", – вспоминал Баиев, хранивший с тех пор детские фотографии своей дочери Марьям и Джохара Царнаева. Примерно через год Царнаевы получили в США политическое убежище. В 2003 году в Америку приехал последний член семьи Царнаевых – старший сын Тамерлан.

С июля 2003 года вся семья Царнаевых поселилась в бостонском районе Кембридж, недалеко от живших там же Даниловых, в небольшой четырехкомнатной квартире (three bedroom apartment) на третьем этаже дома по адресу 410 Norfolk Street. Наверное, этот район для съёма квартиры порекомендовал Царнаевым Баиев, живший какое-то время в кембриджской квартире Даниловых.

После бостонской трагедии 2013 года было много и многими сделано для того, чтобы ослабить чеченский след теракта. Рамзан Кадыров сказал, что главные вопросы должны быть к Америке, где молодые люди росли. Пресс-секретарь президента Чечни Альви Каримов указал, что подозреваемые с Чечней никак не связаны. Директор махачкалинской школы, где учились Царнаевы, рассказал, что Тамерлан и Джохар действительно учились в его школе перед эмиграцией в США, но в Дагестан они приехали из Киргизии. В официальном сообщении Комитета безопасности Киргизии говорилось, что оба брата жили на территории республики только в юношеском возрасте и к Киргизии поэтому никаких вопросов быть не должно. Российское консульство заявило, что Царнаевы не были зарегистрированы как российские граждане. Российскими гражданами они действительно не были – у Тамерлана был паспорт Киргизии. Отец Царнаевых Анзор указал, что "его сыновей подставили". Он "сразу после теракта говорил с обоими сыновьями, те сообщили, что с ними все в порядке, их вообще не было на месте взрыва".

На месте взрыва их действительно не было. Они были рядом, в нескольких метрах... Но интересно посмотреть, кого еще не было на месте взрыва. Точно известно, что на месте взрыва не было Баиева. 7 апреля 2013 года, за несколько дней до теракта, он торжественно и пышно отмечал свое 50-летие в Москве в концертном зале Crocus City Hall, где по поводу его юбилея собрались гости и выступали "звезды российской, чеченской и ингушской эстрады". "У меня два паспорта, – рассказывал Баиев, – но в США я живу мало. Зимой и летом приезжаю в Чечню на два-три месяца". Из следующего интервью, данного 14 января 2013 года, следовало, на самом деле, что Баиев находится в Грозном "уже больше полугода" и собирается вернуться в США "через несколько месяцев".

Но в США Баиев так и не вернулся, хотя его дети, дочь и сын, продолжали жить в Бостоне и вместе со всеми американцами по телевизору следили за трагическими событиями апрельских дней 2013 года: сначала за самим терактом, затем за поимкой знакомого семье Баиевых с детства террориста Джохара Царнаева. В первые же минуты, когда по телевидению был показан его портрет, они его, разумеется, узнали. Хасан Баиев между тем давал многочисленные интервью по поводу теракта и Царнаевых, не указывая, что дает он их из Москвы. В некоторых случаях его рупором был живущий в Бостоне Данилов, через которого Баиев передавал свои комментарии о бостонском теракте, как если бы он был в Бостоне.

Баиев стал регулярно ездить в Чечню по некоторым сведениям с 2002 года. Оформление статуса политического эмигранта и заграндокументов занимает в Америке обычно год-два. До 2001 года Баиев просто не имел права выезжать за границу, но в 2001 году он уже оформил документы и летал на спортивные состязания в Ниццу, а в 2002 году – в Страсбург на конгресс, посвященный Чечне. По его собственному признанию, с 2004 года он привозил в Чечню на все летние каникулы своих четверых детей, чтобы дети не теряли язык и оставались чеченцами.

В 2007-м и 2008 годах Баиев был в Грозном в рамках "Операции улыбка" (по названию американской благотворительной организации с филиалами в 25-ти странах). В 2009 году Баиев привозит в Чечню "большую группу хирургов из Канады, Бразилии и Италии" (к этому времени Баиев уже известный человек, автор двух опубликованных книг о Чечне, написанных за него Даниловыми). В июле 2010 года он дает интервью "Новым известиям" в Грозном. 30 ноября 2010 года он снова в Америке, выступает перед студентами Дюкского университета. 20 сентября 2011 года сайт www.Chechnyatoday.com сообщает о приезде в Грозный группы американских врачей с очередной благотворительной миссией при участии Баиева и при финансовой поддержке Министерства здравоохранения Чечни и Федеральной миграционной службы Чечни.

Похоже, что после сентября 2011 года Баиев в США уже не возвращается. 28 апреля 2013 года он дает интервью российской телекомпании НТВ из села Алхан-Кала, из своего кабинета: "Несколько лет жили в Бостоне и даже хотели остаться там навсегда, но, передумав, вернулись".

Благотворительные мероприятия "доктора Хасана", согласованные с руководством Чечни, были публичной, но не единственной сферой деятельности Баиева. В апреле 2008 года Баиев является посредником в переговорах между президентом Чечни Кадыровым и представителем "чеченского правительства в изгнании" Ахмедом Закаевым, проживавшим в Лондоне. Кадыров через Баиева передал Закаеву предложение вернутся на родину. В "чеченское правительство в изгнании" Баиев был включен Закаевым как министр здравоохранения. Если бы это произошло без предварительного согласования с Кадыровым, у вернувшегося в Чечню Баиева, конечно же, возникли большие проблемы. Между тем Кадыров почему-то ни по этому поводу, ни по вопросу о политубежище Баиева в США претензий к Баиеву не имел. В 2014 году Баиев даже был награжден почетной грамотой Парламента Чеченской Республики "За большой вклад в развитие пластической хирургии, высокий профессионализм и гуманизм, проявленный при оказании медицинской помощи населению".

Следует добавить, что сам Закаев считал предложение о возвращении в Россию провокацией Кадырова и ФСБ: "Мы же понимаем методы чекистов, они еще со времен белой эмиграции известны. На каких бы условиях я ни вернулся домой, это будет объявлено успешной операцией по задержанию международного террориста", – прокомментировал Закаев в интервью Би-Би-Си инициативу Кадырова-Баиева 2008 года.

Теперь самое время вспомнить о главном увлечении в жизни Баиева – дзюдо и самбо, потому что именно спортивной ниточкой были связаны все участники трагических уолсамских событий 2011 года. Как указывает русская "Википедия", Баиев "в 1976 году начал заниматься самбо и дзюдо, мастер спорта СССР... Во время учебы в институте продолжал тренироваться... В 1989 году занятия дзюдо пришлось оставить из-за нехватки времени. После переезда в США с целью психологической реабилитации возобновил тренировки".

"Тренировки" – скромно сказано. В одной из публикаций о Баиеве указывалось:

"Теперь в его активе Кубок мира по самбо в Ницце (2001 г.), открытый чемпионат мира по самбо в штате Нью-Мексико (2001 г.), Международный турнир по дзюдо в Нью-Йорке (2001 г.), чемпионат Америки по самбо в Нью-Джерси (2002 г.), открытый чемпионат мира по самбо в Луизиане (2002 г.), открытый чемпионат Америки по самбо (2003 г.), открытый чемпионате мира по самбо во Флориде (2004 г.), Международный турнир "Моррис Кап" по дзюдо в Нью-Йорке (2005 г.). Везде – он первый. Это далеко не полный перечень его спортивных достижений. В начале февраля 2006 года в Нью-Йорке состоялся чемпионат Америки по самбо (бои без правил), где Хасан также занял первое место".

В 2007 году, когда Баиев закончил свою спортивную карьеру, Тамерлану Царнаеву исполнился 21 год. Он тоже был спортсменом и занимался борьбой и боксом. Есть ли шанс, что Тамерлан не поддерживал отношений со своим старшим знакомым, чемпионом Америки и Кубка мира? Шансов на это нет. Тамерлан и Хасан, безусловно, отношения поддерживали. Чеченская община в Америке малочисленна, буквально 100–200 человек. Спортсменов – борцов и боксеров – среди них и того меньше. А борцов и боксеров, живущих в Бостоне, – единицы. И если известно, что Баиев был знаком с Тамерланом Царнаевым, а Тамерлан – с Тодашевым, следует предположить, что Баиев с Тодашевым тоже были знакомы – как чеченцы, как друзья Царнаевых, как спортсмены. Фо Флориду Тодашев переехал лишь после уолсамского убийства. До переезда в Орландо он жил в Бостоне, как и Баиев.

После сентября 2011 года Баиев уже не возвращается в США. Это может быть связано с произошедшим 11 сентября 2011 года в Уолсаме убийством. 24 октября 2014 года Баиев дал интервью: "Мое оружие это скальпель". 12 сентября 2011 года сайт www.Chechnyatoday.com опубликовал интервью с Баиевым. В предисловии к интервью сообщалось: "На днях корреспондент "С+" встретился с Хасаном Баиевым в Республиканской детской больнице". Так что алиби у Хасана Баиева есть. Его скальпель в бостонском убийстве 2011 года задействован не был. Но это в том случае, если 10 сентября 2011 года Баиев уже находился в России, а не в Бостоне, если журналист "С+" не ошибся и правильно датировал события, если интервью действительно проводилось в кабинете Баиева ранее 12 сентября, а не по телефону или интернету. Всякое возможно...

С 13 января по 17 (19) июля 2012 года Тамерлан жил в Чечне и Дагестане. От своего приятеля Тодашева он знал, что за уолсамское убийство того не арестовали и теракт остался не раскрытым. Но удивительно, что и ФСБ (центральная, чеченская и дагестанская) тоже не проявили внимания к человеку, на которого уже в 2011 году было заведено дело о связях с мусульманскими боевиками и о котором само ФСБ дважды писало в ФБР. При этом контакты Тамерлана с Плотниковым в России в 2012 году продолжались. Именно по этой причине после убийства Плотникова Тамерлан немедленно покинул Россию. Теперь Америка по сравнению с Россией казалась более безопасной площадкой для существования и деятельности (как мы знаем – террористической деятельности).

Несмотря на посланные самой же ФСБ в США в марте и сентябре 2011 года донесения о том, что Тамерлан Царнаев является мусульманским экстремистом и представляет угрозу, в России Тамерлана не задерживают, а выпускают в США, куда он без осложнений въезжает для подготовки бостонского теракта. Уже после возвращения Тамерлана в Бостон, в ноябре 2012 года, ФСБ посылает в ФБР третий запрос о Тамерлане (которого сама только что, в июле, выпустила из России).

Если верно предположение об определенном противостоянии между центральным ФСБ России и силовыми структурами Кадырова, может быть туманные предупреждения из Москвы, посылаемые в ФБР, как раз и были следствием этого конфликта силовых структур России и Чечни. На этот раз США внесли Тамерлана в список лиц, представляющих "террористическую угрозу", однако никаких конкретных доказательств причастности Тамерлана к террористической деятельности ФБР не нашло. Впрочем, гипотеза о возможной связи Тамерлана со спецслужбами Кадырова в ФБР не рассматривалась.

Заключительная деталь. Застреленный во Флориде Ибрагим Тодашев был сыном Абдулбаки Тодашева, родственника президента Чечни Рамзана Кадырова. Абдулбаки работал в чеченском правительстве на разных должностях. Ибрагим был старшим из 12 детей Абдулбаки Тодашева. Он приехал в США в 2008 году "по языковому обмену" и остался жить в Бостоне. По каким причинам Ибрагим Тодашев покинул Чечню и с какой целью прибыл в США, неизвестно. Когда в мае 2013 года ФБР вспомнило о Тодашеве и приступило к его допросам, последний решил вернуться в Россию и даже взял билет на 17 мая. Но покинуть Америку ФБР Тодашеву не разрешило. При очередном допросе Тодашев набросился на агента ФБР с ножом в руке, пытаясь его зарезать, и был убит.

Авторизированный перевод

Юрий Фельштинский

SuperExpress.pl