"Потерпевший" Евгений Гаврилов 6 мая 2012 года. Фото: grani.ru
  • 26-08-2015 (19:48)

"Мешал задерживать самого себя"

Полицейская боль через 2,5 года: в Москве начался процесс последнего фигуранта "болотного дела"

update: 27-08-2015 (10:55)

В Замоскворецком суде Москвы 25 августа начался процесс последнего фигуранта "болотного дела" Ивана Непомнящих. По версии обвинения, он "поддался противоправным призывам" и принял участие в "массовых беспорядках" — нанес по одному удару по рукам полицейских Гаврилова и Колмакова и еще один удар по шлему последнего зонтом. Непомнящих был задержан, когда казалось, что новые аресты по "болотному делу" уже невозможны — почти через три года после событий 6 мая 2012 года. "Потерпевшим" полицейским потребовалось 2,5 года, чтобы вспомнить, что на Болотной площади в тот день они испытали боль от действий человека, задержание которого даже не запомнили.

Через несколько дней после событий на Болотной площади на своих первых допросах (тогда еще в качестве свидетелей) оба "стража порядка" сообщили: лично к ним демонстранты в тот день насилия не применяли, и, соответственно, они никак не пострадали. Следующие допросы состоялись в ноябре 2014 года. Тогда "вспомнить" встречу с Непомнящих допрашиваемым помог следователь, а после поменял их статус на "потерпевших". Как рассказали Гаврилов и Колмаков, он показал им видеозапись момента их краткого контакта с человеком, которого обвинение считает Иваном Непомнящих, после чего они дали показания о произошедшем, опираясь не только на свои воспоминания, но и на ролик. Оба настаивают, что задерживали подсудимого, хотя изначально Гаврилов давал показания только об одной задержанной им девушке. Как признался Колмаков, о "незначительной физической боли" от соприкосновения с рукой Непомнящих он тоже "вспомнил" не сразу, а после наводящего вопроса следователя. Позже в ответ на вопрос адвоката Ольги Чавдар, почему же Гаврилов рассказал о "страданиях" лишь через 2,5 года, он сообщит:

"Не воспринимал всерьез этот момент, но когда увидел видео, то вспомнил".

Правда полицейский так и не ответит, вспомнил ли он случившееся на самом деле или просто предположил, что мог испытать боль, увидев контакт своей руки и руки Непомнящих.

"Болотное дело"
Реклама
По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ

Что интересно, показания двух сотрудников полиции на допросе с видео местами совпадают дословно. Адвокаты в телепатию не верят и настаивают — их скопировали, причем неаккуратно, что доказывают возникшие во втором тексте огрехи.

На суде "страдания" полицейских выглядят не более убедительно, впрочем, оба, кажется, и не стараются уверить суд в том, что испытали серьезные болевые ощущения, а лишь стараются как-то выпутаться из нагромождения противоречащих друг другу слов. Очень быстро выясняется —

полицейские не могут вспомнить, когда же их все-таки настигли болезненные ощущения, за что они решили задержать Непомнящих и почему один из них на видео заносит дубинку, хотя утверждает, что насилия к демонстрантам не применял.

Сотрудник второго оперативного полка полиции Евгений Гаврилов первым дает показания на суде. Он немногословен, смотрит чаще в пол или на прокурора, многие вопросы не понимает или предпочитает не понимать. Иногда, когда полицейский в очередной раз пытается ускользнуть от вопроса адвоката Ольга Чавдар, прокурор говорит ему, что интерес защитника "вполне справедливый" и требует отвечать. При этом он сканирует "потерпевшего" взглядом так, что трудно отделаться от ощущения, что перед наблюдателями руководитель и подчиненный.

Поскольку обеденный перерыв они проводят вместе, впечатление лишь усиливается. Прокурор вообще активен, кажется, что он чувствует себя хозяином процесса — то обещает "помочь" защитнику, назвав нужные страницы дела, которые адвокат хотел бы огласить, то грубо рекомендует его процессуальным оппонентам изучить дело, почитать уголовно-процессуальный кодекс и научиться задавать вопросы.

На процессе Гаврилов рассказывает, что 6 мая его рота изначально находилось у Красной площади, но потом дали приказ выдвинуться в район Болотной площади. "Там я сразу обратил внимание на массовые беспорядки. Люди бросали палки, куски асфальта", — заявляет "потерпевший". Это одна из первых фраз его показаний. На Болотной площади Гаврилов вошел в группу задержания. По его словам, он задерживал демонстрантов примерно в 30 метрах от кордона полиции, выбирая людей, которые распыляли газ, кидали палки и камни. Но про Непомнящих он такого не говорит. Случаев прорыва полицейского оцепления митингующими он не видел. Одним из признаков "массовых беспорядков" полицейский считает "выкрикивание лозунгов", но какими они были, не помнит.

По его словам, некоторые демонстранты "применяли к полицейским силу" — затаскивали в толпу, стаскивали шлемы и отбирали дубинки. И вновь среди таких лиц Непомнящих он не называет. Полицейский утверждает, что сам физической силы к демонстрантам не применял. На вопрос подсудимого, нанес ли он ему удар по лицу, отвечает отрицательно.

Позже адвокат Чавдар и защитник Сергей Шаров-Делоне пытаются выяснить у полицейского, в каких случаях он имел право применять силу в отношении демонстрантов, но судья говорит, что "экзамена" на заседании не будет. Защитники поясняют: это не праздные вопросы —

в деле есть доказательства, что полицейские применили к Непомнящих насилие — омоновец задержал его, осуществив силовой захват шеи, его ударили.

Однако оба "потерпевших" будут настаивают — силы не применяли, задержали самостоятельно и только позже передали сотрудникам ОМОНа. Однако видео это не подтверждает: на нем в задержании участвуют четверо, в том числе тот самый омоновец. Позже Гаврилов отметит только один силовой эпизод — он вел Непомнящих к автозаку с заведенной за спину рукой, хотя тот не оказывал сильного сопротивления и шел своим ходом.

В свою очередь прокурор требует, чтобы суд запретил адвокату употреблять слово "насилие" для описания действий полицейских. Он называет его "провокационным". Из его слов становится ясно — по его мнению, полиция на Болотной действовала в соответствии с законом. Судья вопросы о действиях полицейских действительно снимает, поясняя — дело расследуется в отношении другого лица.

Как и рассказ о самом задержании, описание действий Непомнящих до него изобилует противоречиями и белыми пятнами. Гаврилов рассказывает, что задержать подсудимого они с напарником решили за то, что он мешал другим полицейским задерживать демонстрантов. Делал ли что-то противозаконное Непомнящих до задержания, Гаврилов "не обращал внимания", ранее в толпе его не видел. Стоит отметить, что во время следствия в ходе допросов он говорил другое — Непомнящих привлек их внимание тем, что "провоцировал" полицейских словами и действиями. Правда какими, Гаврилов не помнил. Не смог он вспомнить это и на суде, когда адвокаты попросили его объяснить противоречие в показаниях и точнее описать задержание. После серии вопросов со стороны защиты он смог ответить только одно — эпизода "провокации" на видео нет.

"Гражданин Непомнящих при задержании оказывал сопротивление, нанес незначительные удары", — описывает "потерпевший" само задержание. Дальше полицейский поясняет: Непомнящих не давал себя схватить и якобы нанес ему "незначительный удар в угол запястья", от чего правоохранитель испытал "небольшую боль". Обращаться за медицинской помощью ему, естественно, не пришлось. Когда полицейский рассказывает о "боли", он упорно смотрит в пол. Как именно Непомнящих нанес ему удар и какая рука у него болела, страж порядка "забыл".

"Запястья у нас незащищенная часть. Каждый упирался, не хотел, чтобы его задерживали. Мы получали по рукам. Конкретно по Непомнящих не помню, но удары помню",

— вдруг признается полицейский. Однако когда защитник Сергей Шаров-Делоне переспрашивает, действительно ли сейчас полицейский не уверен, что ему было больно от действий Непомнящих, то Гаврилов, вновь опустив глаза, сообщает, что помнит именно эту боль.

Когда же защитник просит показать, где на видеозаписи задержания запечатлен удар со стороны Непомнящих, судья вопрос снимает, сообщив, что "следственный эксперимент" в зале ставиться не будет. В ответ Шаров-Делоне поясняет, что в таблице раскадровки видео есть фото, где рука Непомнящих лежит на плече Гаврилова, но из этого не следует, что имел место удар. Стоит отметить, что в пояснении к этому кадру в таблице полицейский сообщает, что на нем Непомнящих бьет его и напарника. Однако на видео видно, что человек просто отпихивает от себя Гаврилова, который несколькими кадрами ранее заносит дубинку для удара. Это единственный запечатленный момент физического контакта рук Непомнящих и Гаврилова с момента, когда полицейские обратили внимание на обвиняемого и до его задержания. Соприкосновения с запястьем, о котором говорит Гаврилов, на записи нет.

"На основании чего вы утверждаете, что удар был в кисти рук, если на видео нет ни одного кадра, где рука Непомнящих касалась бы ваших запястьев?"

— спрашивает Шарова-Делоне, но вопрос остается без ответа — он снят судом.

Тогда адвокат Чавдар начинает покадрово разбирать видео по фототаблицам, демонстрируя "потерпевшему" поочередно кадры, где он и коллега приближаются к предполагаемому обвиняемому и у Гаврилова в руке занесенная дубинка, где он заснят в той же позе крупным планом, где человек отталкивает настроенных агрессивно полицейских руками. Прокурор нервничает и говорит, что защита затягивает процесс — он сегодня позвал двух "потерпевших" и двух свидетелей, а в таком темпе весь день будут допрашивать одного Гаврилова. На это адвокат спокойно парирует: если нужно, будем допрашивает его и два, и три, и даже четыре дня.

"Не можем запретить ей", — сообщает судья прокурору. И Гаврилов вынужден мяться и выкручиваться: вот он видит на фото только Непомнящих (кто это, на самом деле по одному кадру не скажешь — человек заснят со спины), потом узнает себя, но что именно он делает, описать не может, затем обнаруживает "удар" Непомнящих в простой попытке защититься — оттолкнуть полицейского.

"Я могу сослаться на то, что в протоколе допроса?" — в конце концов спрашивает "плывущий" Гаврилов у судьи, но тот сообщает, что "потерпевший" обязан давать все ответы в ходе процесса.

Позже Гаврилов признает, что вспомнил Непомнящих только после демонстрации ролика, записанного на Болотной. Он характеризует его так: видео, где обвиняемый "отпихивает его руки" во время задержания. Фраза полицейского кажется неслучайной — на видео видно, что непосредственно перед задержанием, попав в поле зрения полицейских, Непомнящих никаким образом полицейским не препятствовал и вообще находился относительно далеко от них. И защитники, и прокурор пытаются выяснить, когда Гаврилов "вспомнил" о том, как Непомнящих мешал задержаниям, и в какой момент обвиняемый это делал. Ответить Гаврилов не может, и только после вопроса прокурора о том, вспомнил ли он подробности после просмотра видео, отвечает утвердительно. Однако описать, как именно Непомнящих спасал других демонстрантов, полицейский вновь не способен.

"Наверное, хватал за полы одежды, так обычно бывает. Точно я этого уже не помню", — отвечает Гаврилов в середине допроса. В конце разговора защитники вопрос повторяют. Гаврилов с ответом затрудняется, но потом сообщает — был какой-то "быстрый момент", когда Непомнящих якобы выдергивал людей из рук полиции. Шаров-Делоне указывает на противоречие в показаниях, и тут за дело берется прокурор. Он вновь говорит о справедливости вопроса защиты и сам повторяет его полицейскому, читает записанные им показания, а потом уточняет: "Так кого же обвиняемый тянул за одежду?"

"Получается, он хватал гражданских", — тихо отвечает "потерпевший". Удовлетворенный ответом прокурор замечает: хорошо, что он это "уточнил", потому что до этого "неправильно понял" полицейского и записал его показания не точно. Возмущенное замечание Непомнящих, что вопросы обвинителя были наводящими, повисает в воздухе. Прокурор замечает, что отводить вопросы можно только до того, как ответ получен.

Но защитники не сдаются, и Шаров-Делоне просит описать хотя бы одного гражданина, которого мешал задерживать Непомнящих. Однако и этот вопрос суд снимает. Тогда защитник интересуется количеством таких людей. "Я не помню", — отвечает потерпевший. Аналогичные ответы он дает и на вопросы о том, было ли их более одного, более трех и т.д. "А был ли мальчик?", — резюмирует Шаров.

На вопрос судьи, имеет ли "потерпевший" претензии к Непомнящих, Гаврилов что-то нечетко мямлит, его ответ не слышно. Об определенном наказании для Непомнящих, если суд признает того виновным, не просит — оставляет этот вопрос на усмотрение председательствующего.

При этом, как выясняется, даже его напарник Виктор Колмаков не против, чтобы того перевели в статус свидетеля, а не "потерпевшего".

Колмаков, кажется, смущен еще больше, чем Гаврилов. Он постоянно кашляет и неоднократно подчеркивает, что боль от удара, который он внезапно вспомнил в 2014 году, была "незначительной". Тем не менее от своих показаний против подсудимого он не отказывается. Второй потерпевший входил в группу задержания вместе с Гавриловым.

"Мы отсекали людей по маленьким частям и, которые более активные, доставляли в автозаки", — описывает свои действия полицейский. "Активными" при этом он считал не только тех, кто что-то кидал, но и выкрикивавших лозунги и "провоцировавших полицию на конфликт".

"Этого человека мы первый раз увидели, когда забежали в толпу цепочкой друг за другом, и с другой стороны, где полицейские задерживали граждан, подсудимый принимал активное участие — не допускал чтобы их брали", — описывает причину задержания Непомнящих второй "потерпевший". Однако как именно это происходило, как и напарник, Колмаков не помнит.

Инкриминируемое подсудимому "преступление" полицейский описывает так: во время задержания Непомнящих "руками отмахивался, попал мне по шлему, по руке". "Я этому не придал значения, все быстро произошло. Далее уже подбежали сотрудники ОМОНа", — рассказывает Колмаков. Больше в тот день Колмаков его не видел. По его словам, в этом эпизоде "запоминать было нечего", поэтому он и не упомянул о нем в 2012 году.

Как и Гаврилов, второй "потерпевший" вспомнил Непомнящих и свою боль только после просмотра видео и разговора со следователем в 2014 году.

Уверенным в понесенном "ущербе" Колмаков не выглядит, отвечая на вопросы прокурора об этом постоянно мнется.

— То есть вы испытали физическую боль, когда обвиняемый вас ударил?

— По шлему, конечно, нет, потому что голова защищена была. А по руке… я даже не обратил внимания (кашляет). Ну да, ощутил физическое такое…

— Физическую боль?

— ну да, боль (кашляет).

В какой-то момент прокурор пытается настроить того решительнее. "Потерпевший, давайте так, у нас нет времени вас столько допрашивать, сколько допрашивали Гаврилова. Отвечайте на вопросы быстро и четко", — говорит он. Защите вновь приходится напомнить: каждого свидетеля они намерены допрашивать столько, сколько потребуется для разъяснения всех обстоятельств.

Колмаков, как и напарник, говорит, что сам физическую силу к демонстрантам не применял и Непомнящих по лицу не был. Что делали сотрудники ОМОНа с задержанным, он тоже, по его словам, не видел.

Как следует из допроса, "провокаций" со стороны Непомнящих полицейский также не видел. К слову, термин "провокация" он поясняет довольно любопытно: "Это когда что-то выкрикивают в адрес полиции, руками машут, чтобы мы тоже начали махать руками". Добиться ответа на вопрос, что значит "махать руками" применительно к полицейским, защите так и не удается.

— До задержания подсудимый вас как-то провоцировал?

— Конечно, вырывался, когда мы пытались его задержать.

— А в отношении вас какие-то провокации он совершал?

— Не помню, честно сказать. По-моему, такого не было.

— Вы считаете, что задержание Непомнящих было результатом его противоправных действий?

— Он мешал задерживать других граждан, мешал задерживать самого себя.

Между тем на втором допросе в ходе следствия причину задержания Непомнящих полицейский объяснял как раз "провокационными высказываниями" в адрес полиции. Правда, даже на тот момент процитировать их "страж порядка" не смог. Зато есть кое-что, в чем он точно уверен: все желающие могли спокойно покинуть Болотную. При этом Колмаков сознается: выходов для граждан он не видел, а просто "знал", что они есть. Пошатнуть его уверенность в правильности действий начальства, кажется, не смогло ничто — ни собственные воспоминания, ни видеозапись, запечатлевшая давку и панику в первых рядах.

Следующее заседание по делу Ивана Непомнящих состоится 22 сентября.

 

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
  • 19-11-2018 (16:23)

Под Петербургом избит активист, собиравший подписи за публичные слушания по бюджету

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама