Очередная серия региональных и местных "выборов" завершилась для демократической оппозиции предсказуемым провалом. Будучи последовательным противником участия оппозиции в путинских псевдовыборах, я, тем не менее, на протяжении всей избирательной кампании предпочитал воздерживаться от критических комментариев, дабы подобные комментарии не были восприняты как "огонь по своим". Однако теперь, когда электоральные баталии позади, настало время сделать определенные выводы.

Повторюсь: поражение на прошедших выборах было абсолютно предсказуемым и неизбежным, несмотря на оптимистичные заявления представителей Демкоалиции и бодрые отчеты о встречах с избирателями в городе Буй.

Еще двухлетней давности выборы мэра Москвы продемонстрировали возможности властей обеспечить желательный для них результат даже в условиях имитации режима максимального благоприятствования для главного оппозиционного кандидата. За истекшие два года путинская Россия далеко продвинулась по пути фашизации, и власть перестала себя утруждать демонстрацией хотя бы видимости соблюдения законности при принятии решения о допуске к "выборам" тех или иных партий и кандидатов. Отказ в регистрации избирательных списков в одних регионах и предоставление "с барского плеча" возможности провести избирательную кампанию в Костроме очень показательны.

Очевидно, что готовность ряда оппозиционных политиков принимать подарки от власти, будь то подписи муниципальных депутатов от "Единой России" для регистрации в качестве кандидата в Москве или возможность побороться за один (или даже целых два!) мандата в Костромской области, сегодня играет на руку режиму.

Позволяя оппозиции поучаствовать в абсолютно управляемом процессе, власть получает на руки сразу несколько козырей, таких как придание результатам выборов легитимности в глазах общества за счет создания видимости реальной конкуренции, дополнительный рычаг давления на протестных активистов путем возбуждения против них уголовных дел за якобы допущенные в рамках предвыборной кампании нарушения (вспомните арест Андрея Пивоварова), а также возможность переместить фокус внимания оппозиционных групп на безопасное для режима и полностью им контролируемое направление.

Не выдерживает никакой критики и один из основных аргументов сторонников участия в "выборах", состоящий в том, что избирательная кампания позволяет привлечь в протестное движение новых людей. Где все эти активисты, пополнившие оппозиционные ряды после последних электоральных циклов? Что же касается кампании в Костроме, то Демократическая коалиция даже не смогла привлечь достаточное количество местных волонтеров для проведения избирательной кампании — пришлось везти в регион активистов из столицы. О какой тогда мобилизации может идти речь?

Участие в электоральных мероприятиях не только не привлекает новых людей, но и направляет по ложному пути тех немногих, кто реально готов бороться с режимом, поддерживая у них иллюзию того, что власть может смениться на выборах.

Рано или поздно такая иллюзия, не выдержав столкновения с реальностью, уступит место разочарованию, отбивающему дальнейшее желание как-либо бороться за свои права.

Надо понимать, что, в отличие от Кремля, заинтересованного в ограниченном участии оппозиции в выборной бутафории и, как следствие, готового порой поиграть в "либерализм", региональные и местные власти, не столь искушенные в высоком искусстве политической разводки, предпочитают более прямые и грубые методы. Такие истории, как избиение на избирательном участке активиста "Солидарности" Станислава Позднякова, ставшего инвалидом, и фабрикации уголовных дел на активистов стали входить в систему.

Настоящая оппозиция, если она честна со своими сторонниками, а не подыгрывает правящей верхушке, обязана ставить перед собой цель прихода к власти.

Как реализации этой цели может помочь прохождение нескольких человек в ничего не решающие "представительные" органы, мне решительно неясно. В свое время прилив энтузиазма у части демократической общественности вызвало получение партией "Яблоко" собственной фракции в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга. Можно было бы спросить подобных энтузиастов, каковы результаты деятельности этой фракции, приблизила ли она крушение путинского режима хотя бы на один день, однако ответы на эти вопросы всем нам и так прекрасно известны. В то же время наличие отдельных оппозиционных депутатов в законодательных органах разного уровня может вполне успешно использоваться официальной пропагандой, в том числе и за рубежом, как свидетельство того, что в путинской России будто бы существует "политический плюрализм".

В путинской России смена власти в рамках законодательного поля, созданного самой властью, невозможна.

Это законодательство формировалось именно с целью не допустить смены власти. В этой ситуации все те, кто продолжает вводить в заблуждение граждан, рассказывая про возможность смены власти на выборах, не только укрепляют существующий режим, но и приближают крах российской государственности.

Преамбула Всеобщей декларации прав человека провозглашает, "что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения". Соответственно, если закон используется не для охраны прав человека, а для их попрания и уничтожения, а также для сохранения власти в руках правящей верхушки, то

восстание против тирании и угнетения должно рассматриваться в качестве легитимного средства самозащиты народа от преступной власти.

К сожалению, наш исторический шанс на относительно мирный демонтаж путинского режима был упущен, и революционный сценарий изменений в России сегодня является единственной реальной перспективой. Мы не можем сказать наверняка, когда именно режим зашатается под грузом собственной неэффективности и безумных авантюр, хотя уже сейчас можно констатировать, что потерявшая адекватность верхушка своими действиями существенно приблизила и продолжает приближать этот момент. Задача оппозиции — готовиться к этому "часу X", формулировать стратегию поведения как в условиях возможной революции, так и в случае прихода к власти, а не участвовать в режиссируемых властью постановках.

Перед глазами у нас пример Украины. Столкнувшись с преступным произволом путинской марионетки Януковича, украинцы не стали полагаться на участие в "выборах", а вышли защищать свою свободу на Майдан, не побоявшись милицейских дубинок и даже пуль, поэтому сегодня они вправе называть себя гражданами.

Российскому народу еще только предстоит сдать свой экзамен на гражданственность. Тешить себя беспочвенными иллюзиями и надеяться на очередную "оттепель" — это гарантия получения очередного "неуда" на экзамене Истории.

Гарри Каспаров