Утром мы проснулись в немножечко другой стране. Сергей Борисович Иванов скромно объявил, что дано разрешение на использование российских войск. Кстати, вообще непонятно где. Может быть в Сирии, может быть в Антарктиде. Причем, когда Украине объявляли войну, было торжественное заседание, а сейчас тихо скромно Совет Федерации я не знаю когда (ночью? в подвале?) принимает такое решение.

Зачем вообще Путин лезет в Сирию? Единственной экзистенциальной темой для него остается Украина. И он лезет в Сирию, чтобы резко сменить повестку дня – в российском общественном сознании и на мировой арене. В Украине он потерпел очень крупное морально–политическое поражение. Об этом свидетельствует хотя бы то, что термины "русский мир" и "Новороссия" практически изъяты из медийного и политического оборота.

Все, что он пытается сейчас сделать – это отчаянно втолкнуть бандитскую Лугандонию в политическое тело Украины и то не очень ему это удается. И самое неприятное – что все это понимает его ближайшее окружение. А это самая опасная ситуация для диктатора – внешнеполитическое поражение. Она ставит под вопрос авторитет его власти. Акелла промахнулся. Поэтому ему нужно резко изменить повестку дня и продемонстрировать какой-то грандиозный успех в его священной борьбе с пиндосами. Наша пропаганда говорит, что это не война России с Украиной, а это война на территории Украины русского мира с англосаксонским и прежде всего с США и теперь попытается в Сирии сменить повестку дня, продемонстрировать, что он вождь еще о-го-го и является крупным игроком на мировой арене. Ну вот не очень успешно посражался там, и теперь попытается в Сирии.

Вторая задача Путина – спасти Асада. Это для него маниакальная идея. В его извращённом сознании силы мирового зла последовательно уничтожат "наиболее принципиальных борцов с однополярным миром". Сначала Каддафи, потом Асад, Путин следующий. На него очень большое впечатление произвело видео с последними минутами жизни Каддафи, поэтому он поклялся, что никогда этого не случится с Асадом.

Задница Асада стала такой же сакральной ценностью русского народа, как Херсонес, и Путин ее будет защищать до последнего.

И, кроме того, у него еще есть надежда обмануть "дурачка Обаму", как он обманул его два года назад с химическими разоружением, продать ему вот эту защиту Асада, как свой вклад в великую задачу борьбы коалиции с ИГИЛ. А за эту услугу потребовать цену – смягчение позиции США по Украине. Или может быть даже снятие санкций. И опять мы возвращаемся к Украине, потому что думает он только о ней.

Вот такой комплекс целей. Но торгует он воздухом. Предложить ему совершенно нечего. Он у нас стал таким военным специалистом, полковник Путин. Он в последнее время все время критикует американцев, говоря, что авиационными ударами они ничего не добьются и для борьбы с ИГИЛ мол нужна наземная операция. Правильно. Ну так что, он готов? Если бы он послал 90 тыс. российских солдат для проведения наземной операции, американцы на это взглянули бы благосклонно – должен же кто-то делать грязную работу – и возможно пошли на уступки по Украине.

Но Путин уже два дня божится, что никакой наземной операции не будет. Он понял, что российское общество этого не поймет и не простит. Первая же танковая бригада, которую он пошлет сражаться с ИГИЛ, свергнет его самого. Поэтому непонятно, что он будет предлагать американцам. Воздушный удар? Зачем им воздушный удар? У них авиации столько, что они могут 24 часа в сутки наносить удары. Твои самолеты никому не нужны.

Поэтому это такая дурацкая активность, которая собственно ни одной его проблемы не решит, а создает большие сложности. Он не хочет посылать наземные войска потому что понимает, что это будет внутриполитическая катастрофа, какой в свое время для СССР стал Афганистан.

Взявшись защищать Асада, он может постепенно соскользнуть в болото войны, а если Асад падет, для Путина это будет еще более страшным ударом и потерей лица, чем в Украине. А уж двух таких поражений он не перенесет.

И еще одно обстоятельство. Выступая на Генассамблее ООН, он похвастался, что создал свою коалицию – некий коалиционный совет при Багдаде, где участвует Ирак, Иран, Сирия и РФ. Интересный состав у него "антигитлеровской коалиции", как он ее называет – Корпус защиты исламской революции в Иране, шиитская милиция в Багдаде и "Хезболла". Это самые отъявленные террористы.

В религиозной войне, которая по существу разворачивается на Ближнем Востоке между шиитами и суннитами, Путин однозначно становится на сторону шиитов и собирается им помогать. Это немедленно вызовет серьезную реакцию джихадистов суннитского толка, причем реакцию в РФ, которая очень уязвима. Ради своих личных амбиций, потерпев поражение в Украине и спасая свою власть, он как азартный игрок в казино, резко повышает ставки и лезет в новую военную авантюру, которая чревата не менее серьёзными поражениями.

Андрей Пионтковский

tsn.ua