Ирина Калмыкова. Фото: facebook.com
  • 13-10-2015 (18:58)

"Разогнать или задержать"

Уголовное дело за активизм: задержание в кафе, списки "бунтарей" и запрет на политику

update: 14-10-2015 (15:27)

Многодетную мать и оппозиционную активистку Ирину Калмыкову на скамью подсудимых привели намыленная петля, плакат против политических убийств и значки с шутками про Путина. Она стала четвертым человеком, против которого возбуждено дело по сравнительно новой статье Уголовного кодекса о неоднократном нарушении порядка проведения публичного мероприятия (ст. 212.1 УК РФ). Как и в делах других фигурантов, свидетели "преступных" эпизодов — акций протеста — путаются в показаниях и не до конца уверены, что же важнее для гражданина России — Конституция или законы, ограничивающие свободу собраний. Однако они проговариваются: в центре города есть места, где политические акции вообще запрещены, а перед выходом на службу полицейским иногда читают списки завсегдатаев протестных мероприятий.

В Тверском районном суде Москвы 13 октября показания дали полицейские, задержавшие Калмыкову на двух разных акциях. Участковый уполномоченный полиции по Басманному району Москвы Дмитрий Мошечков одет в черную кожаную куртку и серые брюки, всем свои видом пытается продемонстрировать уверенность, но легко раздражается в ответ на вопросы адвоката. 5 декабря 2014 года он задержал обвиняемую, когда она вместе с товарищами шла по Мясницкой улице с баннером "Вчера Киев — завтра Москва".

"Почему-то в последнее время так сложились, что Чистопруднинский бульвар у памятника Грибоедову стал местом сбора лиц, недовольных нашей политикой. Недовольных музыкой, непогодой и вообще недовольных", — начинает он рассказ о событиях почти годичной давности. "Если мероприятие согласовано, мы охраняем порядок, если нет, наша задача — пресечь незаконное и оформить", — подытоживает он свое импровизированное "вступление", сообщив, что та встреча с Калмыковой не была для него первой.

— Данную барышню, извините, что я вас так называю, я уже неоднократно и так встречал, — сообщает полицейский, поворачиваясь к обвиняемой. Прокурор просит называть подсудимую по фамилии, и полицейский продолжает свой рассказ: Калмыкову и других активистов он увидел еще у метро и понял — "сейчас будет движение с этой стороны". Он сообщил о своих подозрениях напарнику, и они стали следить за ними.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

По словам полицейского, на Мясницкой пять активистов растянули черный баннер с надписью: "Вчера Киев, сегодня Россия", зажги файеры и стали выкрикивать: "Слава Украине! Героям слава!" — и другие лозунги "в том же духе".

— А вы потом интересовались, был ли митинг санкционирован или нет?

— Я точно знаю, что он был несанкционированным. Объясню, почему. После событий 6 мая, когда на День Победы устроили лагерь белоленточников, там запретили все политические мероприятия. Разрешены только одиночные пикеты, все",

— неожиданно сообщает полицейский.

Как утверждает свидетель, до задержания участников предупредили, что их действия "незаконны", но они не реагировали. Как выясняется, полицейский говорил без использования мегафона. Адвокат не уверен, что на людной улице в час пик (около 19:00) можно было услышать такое предупреждение.

— Я могу в ухо крикнуть так, что вы оглохнете и неделю слышать не будете. У меня очень громкий голос, — с раздражением сообщает Мошечков.

По его словам, агрессии при задержании активисты не проявляли, было "больше игры на публику". При этом, где именно Мошечков задержал Калмыкову, он "не помнит". Правда, рассказывая о "незаконных" действиях активистов, он проговаривается, что задержал Калмыкову в кафе. Потом поправляется, сообщив, что не помнит точно, где: вроде бы, у кафе.

Однако произошедшее хорошо помнит сама активистка, которую в тот день повезли в ОВД не с акции, а из "Му-му", где она находилась после нее.

На выручку Мошечкову приходит судья:

— Он же сказал, что у дома. Улица Мясницкая, дом 20, там вы задержали Калмыкову? — обращается председательствующая Марина Сизинцева к свидетелю, поднимая глаза от материалов дела.

Полицейский это подтверждает. Однако уловивший противоречие адвокат Тигран Мурадян просит его все-таки "напрячь память" и внести в вопрос ясность.

— Даже если я напрягу свою память, я не вспомню, в кафе или у кафе, потому что когда два человека задерживают восемь человек — это экстремальная ситуация,

— горячится свидетель, и вновь в его показаниях возникают противоречия.

— Ранее вы сказали, что в акции участвовали пять человек. Так пять или восемь?

— Участвовали пять, а откуда вся эта клика набежала, я не знаю, — злится полицейский и поясняет: какие-то люди стали поддерживать задерживаемых.

— Клика или хунта? — иронизирует адвокат.

Тогда в допрос вмешивается сама Калмыкова. Она решает выяснить, как именно происходило именно ее задержание. Активистка настаивает, что ворвавшиеся в кафе полицейские заявили, что она похожа на фоторобот террористки-смертницы.

Полицейский от своей линии не отказывается: как именно задерживали, он не помнит, а на "глупые вопросы отвечать не будет".

— Но в кафе все же слышали, как вы кричали, что я похожа на террористку-смертницу, — замечает Калмыкова, но вопрос так и остается без ответа.

Выяснить, насколько юридически грамотен страж порядка, обвиняемой тоже не удается. Еще в рапорте о задержании свидетель указал, что в действиях Калмыковой "усматриваются признаки статьи о неоднократном нарушении законодательства о массовых мероприятиях".

— Вы знакомы с 31-й статьей Конституции ("Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования" — прим. Каспаров.Ru)? Что важнее, Конституция или закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях"?

— Конечно, Конституция.

— По Конституции я что-то нарушила?

— интересуется подсудимая, но судья вопрос снимает. Калмыкова в ответ замечает, что нелегитимный закон, противоречащий Конституции, принял нелегитимный президент, а она действовала в соответствии с основным законом страны.

Полицейский признается, едва он увидел активистов, еще без баннера, подумал: "Жди беды".

Что именно его так напугало, выяснить тоже не удается — вопрос, какой именно беды он ждал, снимает суд.

Другой свидетель обвинения Виктор Лихачев служит во втором оперативном полку полиции. Он одет достаточно модно — в свитер цвета морской волны и зеленые брюки, на свитере погоны, но не стилизованные под военные, а в светлую клеточку. О своих действиях он рассказывает, постоянно ссылаясь на полученные от руководства приказы. Полицейский участвовал в задержании пенсионерки Калмыковой 26 мая 2014 года у здания Минэкономразвития вместе с ранее допрошенным Федором Андреевым. Вместе с напарником они стояли в группе задержания в другом месте, но поступила команда о "несанкционированном пикетировании" и они выехали к ведомству. Там они и увидели двух женщин, которые сидели на ступеньках. Она из них — Калмыкова.

"На шее у них были петли, а в руках мыло", — сообщает Лихачев. В некотором отдалении находилась некая "группа", всего в акции участвовали не больше 15 человек. О том, что эти люди проводят политическое мероприятие, правоохранители догадались, судя по словам свидетеля, по "белым футболкам". "У кого были футболки с "Яблоком", у кого просто. Их бы и слепой рассмотрел", — уверен Лихачев.

"Мы стояли, стояли, а старшие наши принимали решение, что с ними делать. Сначала пытались их словесно разогнать, но они не уходили, потом поступила команда, и мы их начали задерживать. Я данную гражданку взял и отвел в автозак",

— описывает происходившее дальше полицейский. По его словам, перед задержанием он предупредил людей о "недопустимости их действий", но они расходиться не стали и просто рассредоточились по площади. Несмотря на мирное поведение участников, полицейские вызвали для подкрепления ОМОН.

"При задержании к Калымыковой применялась физическая сила?" — интересуется адвокат. Полицейский сообщает, что такого не было. Тогда защитник спрашивает, как именно вели Калымкову к автозаку. "Сначала она сопротивлялась, начала выкрикивать соответствующие лозунги: "Хватит душить малый бизнес", потом села", — рассказывает свидетель. Сам он, по его словам, действовал спокойно: "Я сначала взял ее, помог ей встать, а потом она пошла добровольно".

— Какой была ваша цель на той акции? — интересуется защитник.

— Либо разогнать, либо задерживать,

— лаконично сообщает полицейский и поясняет: так бывает всегда, но на пикетах и митингах последнее якобы происходит редко — чаще люди сами расходятся.

Как и его коллега Андреев, он не помнит, была ли на Калмыковой белая майка. Однако после оглашения протокола его очной ставки соглашается, что была. В ответ защитник хочет показать ему стоп-кадр из видео акции, выложенного на Youtube — на нем четко видно, что обвиняемая одета в черную кофту в белый горошек.

Акция 26 мая 2014 года (Источник фото: http://www.yabloko.ru/)

Однако судья отклоняет его просьбу, поскольку распечатка не заверена. Неточные показания на суде свидетель объясняет тем, что в день работает на трех-четырех акциях, "а иногда и ночами".

Из протоколов его допроса на следствии выясняется еще одна интересная деталь — перед выходом на работу начальство оглашало полицейским "списки лиц, регулярно участвующих в несанкционированных акциях".

Однако вопрос о причинах появления такого списка судья снимает. Точно так же происходит и с вопросом о том, проводятся ли задержания по таким "перечням".

Под конец заседания Калмыкова по традиции пытается узнать и у Лихачева, что важнее — Конституция или ограничивающий свободу собраний закон. Однако Сизинцева снимает и этот вопрос.

"Когда суд удалится в совещательную комнату, он будет оценивать все законы, что вы нарушили, что нет",

— сообщает она.

Процесс по делу Калмыковой продолжится 20 октября. Напомним, Следственный комитет России успел возбудить по статье 212.1 дела в отношении еще трех активистов — Владимира Ионова, Ильдара Дадина и Марка Гальперина. Этому предшествовало принятие нескольких законов, ужесточивших ответственность за нарушения при проведении массовых акций. В июне 2012 года изменения коснулись и Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). Законодатели увеличили штрафы за нарушение установленного порядка проведения митингов: для участников денежную санкцию увеличили до 20 тысяч рублей, а для организаторов — до 300 тысяч. Кроме того, посетителям массовых мероприятий запретили скрывать лица шарфами и масками и проводить "массовые гуляния", которые прошли в столице после событий на Болотной площади 6 мая 2012 года.

Однако Госдума на этом не остановилась. 22 июля 2014 года по инициативе "Единой России" был принят Федеральный закон №258, который установил уголовную ответственность за неоднократное нарушение порядка проведения митингов. Его разработчики не скрывали, что появлению в УК новой статьи способствовали события в Украине. Статья 212.1 предполагает наказание в виде штрафа в размере от 600 тысяч до 1 млн рублей, обязательные либо исправительное работы, принудительные работы или лишение свободы на срок до пяти лет.

Уголовное дело грозит активисту в том случае, если он в течение 180 календарных дней больше двух раз участвовал в несанкционированных акциях и привлекался к административной ответственности по статье 20.2 КоАП ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования").

Алексей Бачинский

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Материалы раздела
  • 19-11-2019 (18:45)

Минюст объяснил заявление о преувеличенной проблеме домашнего насилия неправильным переводом

Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...