В 2015 году произошло много драматических событий. Их интегральная фундаментальная составляющая одна: попытка смены социального контракта воровской кремлевской власти с подведомственным ему населением. Последние 15 лет этот "контракт" заключался в следующем: Кремль обеспечивает значительной части населения сносный (по российским историческим меркам) уровень жизни, включая турецкий "профилакторий" раз в год и подержанную иномарку, а население в ответ разрешает действующему руководству красть миллиарды и пожизненно оставаться у кормушки.

С 2015 года, однако, власть из-за невозможности дальнейшего выполнения кондиций вносит в этот контракт существенные изменения: обывателю вместо скромного обаяния микробуржуазии предлагается потреблять телевизионное "вставание России с колен", "укрепление" ее мировой роли, возвращение нашего пахана за стол большой политики, положив ноги на этот стол, лицезрение на экране клинического чудака Керри, после каждой встречи с нашим Риббентропом повторяющего в оргазме: "О, Сеэргеэй!"

В ответ от среднестатистического россиянина требуется то же самое, что и раньше. Все, что вытворяют Киселевы, Соловьевы и прочие пропагандоны — это навязывание обществу новых условий социального контракта.

Так вот, самым главным итогом уходящего года и прологом в незабываемый 2016-й является тот медицинский факт, что граждане этот обновленный социальный контракт не принимают и билетик на мировую премьеру тамбовско-чекистской Дзюдохерии Вове-самбисту почтительно возвращают.

Внимательно следя за мировым дискурсом, я понимаю, что остаюсь почти в одиночестве в том, что касается оценки реального рейтинга Путина: подавляющее большинство аналитиков-русофобов настаивают на том, что население РФ — это 85 процентов ватников. А Чаушеску до последнего вздоха верил румынским Ослонам, что у него рейтинг 97.

Для выявления истинной поддержки "хорошего Гитлера", объявившего глобальную повестку вечной войны, нужны не анонимные соцопросы, а более серьезные индикаторы. Сколько дивизий у этого Папы Лиговского? Сколько реально людей, зараженных соответствующей идеологией и готовых убивать и умирать за миллиарды Ротенбергов, Чаек, Екатерины Тихоновой-Путиной, которая даже и не дочь по соображениям безопасности.

Уже опыт Донбасса показал, что количество моторыл, призраков и прочего маргинального сброда оказалось очень невелико для реализации провалившихся проектов "Русский мир" и "Новороссия". К концу их на каждого мойщика машин из Урюпинска было по два Прилепина и Шаргунова, готовых отвозить своих поверивших им литературных персонажей на грузовичках на место бойни и благополучно возвращаться в московские салоны и ток-шоу, ожидая отправки следующей партии вместо возвращенных матерям в морозильниках.

Тем более не зацепил массовое русское сознание и "ближневосточный проект", несмотря на все эффектные запуски крылатых ракет с кораблей и подводных лодок. И что самое страшное для власти — не закрыл социально-экономическую повестку дня. Напротив, она становится все более острой. Протесты дальнобойщиков — это лишь первый признак надвигающейся бури. Царский манифест в 14-м был оглашен 18 марта вместо 1 августа. Значит часы уже где-то тикают в мае 16-го. Вот и считайте, сколько осталось до станции Дно.

Путинская дзюдохерия ощетинилась кольцом фронтов. И все эти появляющиеся фронты выдуманы только для того, чтобы навязать социуму голодный психоделический контракт. Но военная истерия не только не избавила население от вопросов к власти, но и усугубила ситуацию, заставив задуматься: а за чей счет происходит весь этот милитаристский банкет? Чудовищное заявление "папы" о том, что российские пилоты прекрасно тренируются в бомбометании в Сирии вместо запланированных ранее учений, не отвечает на этот вопрос и лишь выдает степень нравственного идиотизма человека, находящегося на вершине российской власти. Это лишь вопрос времени — когда экономические проблемы вырастут в политические, тем более неизбежные в многонациональной стране.

Мы уже привыкли, что Чечня как вставшая с колен и победившая Россию держава пользуется независимостью, о которой не могли и мечтать основатели чеченского государства четверть века назад, и регулярно получает от Москвы дань. Однако и здесь наблюдаются признаки дальнейшего обрушения даже видимости вертикали российской власти: достаточно вспомнить недавнюю передачу Кадырову российской нефтяной компании и фактическое закрытие дела Немцова вопреки требованиям самих же путинских силовиков.

Впрочем, на меня гораздо большее впечатление произвели заявления президента Татарстана. Во-первых, он продолжает называть себя президентом, вопреки требованиям нового унитарного законодательства. Во-вторых, он сказал, что не позволит "каким-то авантюристам" разрушить плодотворные экономические и культурные связи Татарстана с Турцией. Это очень серьезный звонок. Сколько еще фронтов собирается открыть при нарастающем экономическом кризисе кончающий самоубийством режим? Или для него действительно на миру и смерть красна?

Или вновь усилившиеся радостные слухи всех слонов, дождей, медуз и эх о возвращении во власть многолетнего consiglieri тамбовско-чекистской мафии Кудрина предвещают поэтапный вариант классической перезагрузки "Оказался наш Отец не отцом, а сукою"?

Андрей Пионтковский