В советскую пору я подхватил аллергию на совещания, освещавшиеся публично. Оные запомнились скорописью перьев и масками подобострастия, устремленными к тому или иному бонзе. Как у советских чинуш выходило строчить и раболепствовать разом, для меня, некогда спортсмена, полная загадка.

Между тем загадка и вовсе загустела, когда в российской постперестроечной телекартинке вновь заскрипело перо бюрократа, хоть и не столь ретиво и с меньшей "подсветкой" угодливости. Собственно, зачем? У столь нетривиального мужа, как министр, девичья память? Если даже так, дефицит записывающих устройств?

Но, боюсь, гвоздь феномена — аура места, выдавливающая на просторах России малейшие признаки "я". Ибо не объяснить, почему члены Исполнительного комитета Европейского еврейского конгресса, плоть от плоти свободолюбивая Европа, вовсю заработали перьями, представ пред ясные очи ВВП в Кремле.

Коим образом столь скромная (в части табели о рангах) институция удостоилась монаршего внимания — чуть позже. Прежде кратко о впечатлении в жанре "бронзовеющей чернильницы".

Так вот, в том кадре обосновался чуть насупившийся лик студента-отличника, знающего толк, где "вода", а где по делу, но впитывающего каждый звук переводчика-синхрониста. Спич Путина не конспектировала только дама, прочие — марали блокноты, хоть и без фанатизма. Не зря говорят, женское чутье. Ну, да ладно. Ведь возможны и прочие, кроме "кролик перед удавом" версии чинопочитания. В частности, пресс-релиз-то на русском, а халявный перевод в карман не положишь…

Но все это лирика, во главе угла — геополитика, правда, на корявый путинский лад. Не успел я ознакомиться со стенограммой встречи, как определилось: ВВП готов сегодня на самый непродуманный, безответственный контакт, дабы растопить лед неприятия мировым сообществом своей персоны.

Говорите, евреи-общественники? И, говорите, обретаются, скорее, на бумаге? Ничего страшного, сюда!

И покатился спектакль, поставленный в чуланах кремлевских политтехнологов. Тут тебе и ДАЕШ, и борьба с нацизмом, и прочая гегемонистских корней риторика из монарших уст. И тут как тут напарник обер-шулера, "за нижнего", — Вячеслав Кантор, президент Европейского еврейского конгресса, елей-елеем и причастивший публику, насколько европейскому еврею в Старушке плохо, как многие бросились наутек. Не говорено было, правда, куда и какими отрядами.

"Пусть к нам едут. К нам пусть приезжают. Мы готовы. В Советском Союзе выезжали — пусть вернутся", — не моргнув глазом, выдал идею Старшой.

"Это принципиально новая, фундаментальная идея, мы обсудим ее на конгрессе обязательно", — откликнулся президент скорее своей ксивы, имейся такая.

Я не знаю, о чем говорили исполкомовцы своему президенту по окончании высокой аудиенции, но я бы на их месте двинул прямиком в Шереметьево-2 или мгновенно их главу переизбрал. Ибо иметь дело с такими деятелями, как Путин и Кантор, — лучше впрямь создавать отряды самообороны, упомянутые последним. Если президент крупнейшей страны, к слову, обладатель двух дипломов, принимая заморских гостей, причем по собственной инициативе, не считает нужным привлечь экспертов и несет откровенную чушь, а их предводитель того же подданства и, на минутку, кандидат наук, просто святотатствует, то от России следует держаться как можно дальше.

Каких евреев, перебравшихся в Европу из СССР, имел в виду Владимир Путин? Кому как не ему, гебешнику, не знать, что в семидесятые-восьмидесятые из острога совдепии было всего два маршрута — Израиль и США. В Европе же, а точнее, в одной Германии, русскоязычные евреи стали образовывать общину лишь в середине девяностых, когда совок благополучно загнулся. Причем их большая часть — из столь ненавистной ему Украины. Но ни в кёльнской заварушке, ни в каких прочих никто из них не мелькнул даже вскользь.

А в той самой Франции, цели №1 исламского террора, что советских, что постсоветских евреев — и в помине, более того, шестисоттысячная местная община преимущественно североафриканских корней. Услышь кто-либо из них о том, что их так топорно сватают в Россию, то штаб-квартиру Европейского еврейского конгресса в Париже закидали бы тухлым кускусом, а самого г-на Кантора предали бы анафеме, если таковая для выкормыша воровского капитализма возможна.

Эмиграция французских евреев в Израиль в прошлом году и впрямь возросла вдвое, составив, представьте себе, целый процент (!) от общей численности общины. Только при чем здесь Путин?

Воистину пути биржевых брокеров от политики неисповедимы!

Хаим Калин