На одном дыхании и с волнением прочитал очередной пост Алексея Широпаева "Мы родом из "Августа". Всем тем, кто пытается анализировать и понять феномен сползания российского общества после августа 1991 года к его нынешнему состоянию, давно нужен был материал такого звучания. Он практически дает ответы на все вопросы, которые так мучают немногочисленную демократическую общественность и, как мне кажется, указывает ориентиры, по которым возможны объединение неоднозначных оппозиционных путинскому режиму сил. В этом оптимизм.

Но есть и пессимизм. И он, как ни парадоксально, вытекает из диагноза, поставленного Широпаевым российскому общественному сознанию: "Сейчас ситуация гораздо более злокачественная, чем перед распадом СССР. Тогда происходил кризис исторических имперских кодов в массовом сознании – а сейчас они Путиным закреплены и усилены. В советском обществе был высок авторитет науки, позитивного мышления, а сейчас у нас в почёте чудеса и откровения от РПЦ. В Советском Союзе русские и не думали о войне с Украиной – а сейчас они эту войну поддерживают".

Речь конечно же идет о массовом сознании нынешнего российского общества, которое, дополняя Широпаева, говоря другими словами, переживает не только "духовный Чернобыль", но и когнитивный диссонанс в сознании, простите, настоящий "сдвиг по фазе".

В действительности, как быть обывателю, когда он является свидетелем восстановления мемориальной доски Андропова на здании ФСБ, открытия памятников императорам Александру I и Николаю II, портретов Дзержинского в кабинетах силовиков, оправдания со стороны Путина т.н. договора Молотова-Риббентропа, прославления Сталина в учебниках истории, непомерной роли РПЦ в жизни общества, заигрывания коммунистов с религией и других противоречивых и взаимоисключающих событий и явлений?

Наглядным примером того, какая "каша может завариться" в голове у человека, является Путин, который называет распад СССР главной геополитической катастрофой ХХ века и в то же время прославляет русских царей и присутствует на открытии памятника одному из них. Подобный когнитивный диссонанс сознания главы государства, озабоченного только сохранением вертикали своей власти, проецируется на общество, которому за все время правления Путина пытались внушить, что он антипод Ельцина и его "лихих девяностых".

Но это блестяще разоблачает Широпаев, когда пишет, что "всё, конечно, началось не с Путина. Всё началось с ещё Ельцина. Так же, как и Путин, Ельцин – продукт советской системы." И дело не только в том, что Путиным закреплены и усилены исторические имперские коды в массовом сознании. А еще в и том, что при Путине произошла настоящая мещанско-обывательская революция, которая поразила и серьезно трансформировала массовое сознание в сторону примитивного купеческого инстинкта – сохранение нажитого и "моя хата с краю".

Долларовый "снегопад", свалившийся на Путина в нулевые, позволил ему, увеличив зарплаты, пенсии и отдельные социальные выплаты создать иллюзию повышения уровня жизни людей, которые, в свою очередь, озабочены массовым стремлением ремонта квартир, покупкой импортных автомобилей и бытовой техники, иметь домработницу и слуг из граждан ближнего зарубежья, а кто побогаче и гувернанток – носителей иностранного языка. Показателем продолжающегося мещанского психоза и, как ни странно, "рейтинга" Путина в обществе может служить декабрьская прошлого года и нынешняя волна скупки населением за наличные и в кредит электроники и другой бытовой техники как отражение "уверенности" в завтрашнем дне.

И когда Алексей Широпаев пишет о том, что "требуются, очевидно, значительные потрясения, настоящий кризис, чтобы массовое сознание, отрезвившись, вернулось к стадии, предшествовавшей распаду Советского Союза, чтобы оно, это сознание, снова открылось будущему, стало вновь готовым к переменам и развитию", меня охватывает пессимизм.

И этот пессимизм основан на неспособности и, главное нежелании, развращенного российского общества, живущего по понятиям, где одна половина паразитирует на получении ничем не подкреплённых доходов, а другая – потенциально производящая – работает охранниками, "открываться будущему, стать готовым к переменам и развитию".

Но этот пессимизм ни в коем случае не умаляет значение блестяще проведенной Широпаевым операции, с помощью которой он скальпировал нынешнее состояние путинской России. А нам остается преодолевать пессимизм и делать все, чтобы приближать новый "Август" и, следуя совету Широпаева, "строить принципиально новую страну-федерацию или конфедерацию с многозвёздной символикой".

Кямран Агаев